Книга: После нас
Назад: Макс
Дальше: Заговор против президента

Кабул тонет в терактах

Ушедший год принес удручающие для афганских властей и НАТО результаты: было убито более 700 и ранено 4,5 тысячи иностранных военнослужащих, большинство которых составили американцы. Причем по сравнению с 2009 годом в 2010 году число случаев подрывов на минах и фугасах иностранных солдат и офицеров возросло почти на 60 %. В этой связи все чаще стали применяться атаки с воздуха, что неминуемо вело к значительному росту жертв среди мирного населения. По данным афганской неправительственной правозащитной организации Afghanistan Rights Monitor, за 12 месяцев было убито около двух с половиной тысяч гражданских лиц. Каждый восьмой афганский военный или полицейский дезертировал из рядов сил безопасности. Талибы же, казалось, штамповали своих бойцов где-то в подпольных цехах — так много их становилось и так яростно они обрушивали свою ненависть на оккупантов, их «приспешников» и афганские органы власти.
Суровый 2011 год стал настоящим испытанием для правительства Карзая — города и уездные центры просто утонули в терактах. Главы местных администраций, мэры, губернаторы, депутаты парламента, начальники провинциальных управлений полиции и ГУНБ, представители министерств и ведомств стали основными целями боевиков, которые вели их массированный отстрел. Волна террора не обошла стороной и афганскую столицу, по которой стало опасно перемещаться на автомобиле даже на короткие расстояния. Каждый выезд в город становился сродни участию в съемках какого-то адского сериала-боевика, где взрывы, жертвы и террористы были настоящими.
Двадцать восьмого января я собирался поехать в универсам «Файнест», располагавшийся в районе Вазир Акбар Хан, чтобы закупить продукты и забрать из соседнего ателье пошитый мне портным костюм. Не помню, что меня задержало, но, когда я уже прогревал машину, мне позвонил один из информаторов и сообщил, что магазин взорван террористом. При взрыве уцелели только те, кто находился на втором этаже супермаркета, где продавались непродовольственные товары. Выяснилось, что в универмаг с бокового входа вошел вооруженный человек и открыл по посетителям огонь из автомата Калашникова. Охранявший объект полицейский дал по нему очередь, одна из пуль попала в «жилет смертника» террориста, и он сдетонировал. На полках первого этажа размещались в основном рыбные, мясные и овощные консервы в металлических банках, которые в момент взрыва превратились в поражающие элементы и разнесли весь первый этаж. Всего там погибло около 15 человек, в том числе пять иностранцев, примерно столько же было ранено. Ответственность за теракт взяли на себя почти все антиправительственные группировки, поспешив присвоить себе лавры «победителей». Но, как впоследствии установило ГУНБ, теракт осуществил боевик из отряда, входившего в сеть Джелалуддина Хаккани. Повезло, что незадолго до взрыва супермаркет покинула группа сотрудников дипмиссии одной из стран СНГ, а наши ребята не успели доехать до магазина, опоздав «к раздаче» всего на пару минут — задержала автомобильная пробка.
Спустя пять дней в Кабуле произошло дерзкое вооруженное нападение на видного афганского политика, экс-депутата парламента и одного из бывших влиятельных длиберов талибов муллу Абдула Салама Ракети. Нападение произошло в районе Хошхаль Хан, где неизвестные открыли по нему огонь из автоматического оружия. Ракети был эвакуирован с места происшествия в тяжелом состоянии в один из кабульских госпиталей. На президентских выборах 2009 года мулла Абдул Салам Ракети являлся кандидатом на пост главы афганского государства.
А уже 14 февраля несколько человек погибли в результате взрыва в торговом центре «Кабул-Сити» в самом центре города. По данным полиции, были убиты два сотрудника службы охраны шопинг-центра и примыкавшего к нему пятизвездочного отеля «Сафи-Лэндмарк». Еще два человека были ранены, один из них тяжело. По счастливому стечению обстоятельств россияне в теракте не пострадали, хотя для этого у них были все шансы. За несколько дней до этого чрезвычайного происшествия в Кабул приехала группа наших ветеранов-афганцев с целью установить на скале рядом с городом Гардез, где сражалась 9-я рота 345-го парашютно-десантного полка, памятную табличку. Поселились они в одном из неприметных отелей, аккурат напротив места теракта, а за 20 минут до взрыва ходили в торговый центр покупать подарки. В этот день им надо было улетать домой, но район инцидента оцепили силы безопасности, и они не могли уехать в аэропорт. Пришлось подключать начальника консульского отдела посольства с тем, чтобы он задержал регулярный рейс «Арианы» на Москву, и одного из бывших работников ХАД, чтобы тот смог оперативно вывезти людей из оцепления на микроавтобусе. Все срослось, и наши ветераны спокойно прибыли в аэропорт и улетели.
Дальше было больше: 18 апреля группа талибов совершила успешное нападение на Министерство обороны, расположенное в районе Шаш Дарак. Используя тяжелое и стрелковое оружие, а также взрывчатку, группа талибов по заранее разработанному плану проникла в здание МО и напала на высших офицеров Генштаба и представителей военного командования НАТО в то время, когда там проходили переговоры американских генералов с министрами обороны Франции и Афганистана. Обычно я не пропускал мероприятий оборонного ведомства, так как это всегда была лишняя возможность пообщаться там с друзьями. Но в этот раз почему-то не поехал, и, как оказалось, слава богу. Менее чем через полчаса после того, как журналисты отсняли в фойе фотосессию французского министра, туда ворвались вооруженные боевики. Я срочно позвонил в пресс-службу полковнику Собхану Каземи, который рассказал мне все без утаек. По его словам, террористы спокойно прошли через КПП, предъявив караульным удостоверения личности офицера афганской национальной армии. После этого они прошли внутрь основного здания Минобороны, где один из них взорвался. В результате взрыва погибли помощник первого заместителя министра обороны Афганистана и еще один офицер афганской армии. Остальные террористы вступили в перестрелку с военными, которая длилась около часа. В ходе боя террористы были ликвидированы, ранения получили семь афганских военных, в том числе адъютант министра обороны и секретарь Генерального штаба афганской армии. Произошедшее заставляло думать о том, что в Кабуле ни один объект, в том числе «силовиков», не мог быть застрахован от подобной террористической атаки.
Военные ответили на вылазку талибов запретом для всех журналистов парковать свои автомобили вблизи территории Минобороны. На следующий день, когда я поехал в министерство, мою машину также отказались пропускать внутрь. Я с КПП позвонил в управление парламентских и общественных связей и имел долгую беседу с одним из замов Азими. В конце концов он так вывел меня из себя своей тупостью, что я уже орал в трубку на языке дари примерно следующее: «Слушай, полковник, ты во время Саурской революции, случайно, не за душманов воевал? Нет? А у меня от вашего министерства за эту гребаную революцию есть медаль и еще разные награды вашего правительства. Что, бл…, бывшие друзья стали не нужны? Или меня уже в талибы записали?» На том конце провода продолжали тупить, и тогда офицер, стоявший на КПП, подошел ко мне и сказал на чистом русском языке: «Я слышал весь ваш разговор. Проезжайте, пожалуйста, товарищ!»
На обратном пути я заскочил в комнату отдыха рядом с КПП, где в компании других офицеров пил чай мой благодетель. Меня тут же усадили на «чапаркат» (кушетку) и, налив чаю, стали показывать свои правительственные награды, которые нельзя было носить. Офицеры хранили в целлофановых обложках своих документов медали «За отвагу», «70 лет восстановления независимости Афганистана», «За отличную службу». Что тут было на это сказать. Люди.
Казалось бы, нападение на министерство обороны чему-то научит военных. Но как бы не так. Двадцать первого мая смертник подорвал себя в главном военном госпитале «Чарсад бистар» в самой охраняемой части города, где находится посольство США. Террорист пробрался в здание с восточного входа, подошел к группе обедающих на первом этаже офицеров и привел в действие взрывное устройство. В результате теракта по меньшей мере шесть человек погибли, 23 получили ранения различной степени тяжести. Ответственность за теракт взяло движение «Талибан».
В июне 9 человек погибли и 12 были ранены в результате нападения боевиков на полицейский участок в афганской столице. По данным МВД, три террориста, надев «жилеты смертника», ворвались в полицейский участок первого муниципального округа Кабула в районе Пол-е Баг-е Омуми. Стражи порядка открыли огонь по боевикам, завязалась длительная перестрелка, в результате которой погибли пять прохожих и один офицер ГУНБ. Свидетели инцидента рассказали мне, что прохожих убили полицейские. При отражении террористических нападений большое число мирных жителей гибло как от рук террористов, так и «борцов с терроризмом». В разгар боя у солдат вполне закономерно срабатывал инстинкт самосохранения «свой-чужой»: они стреляли в тех, на ком не было военной формы, а была надета афганская национальная одежда — шаровары и длинная рубаха навыпуск. Это явление я отследил еще в начале 2009 года, когда несколько террористов захватили здание управления тюрем афганского Минюста в Кабуле и вели оттуда огонь по полицейским и солдатам. После физического уничтожения террористов сотрудники полиции принялись «зачищать» здание. Случайно выживший во время этих событий сотрудник ведомства рассказал СМИ, что полицейские методично уничтожали всех живых на втором этаже здания. Свидетелю же удалось выжить только потому, что он притворился мертвым и сумел спрятаться среди тел убитых. После отражения подобного рода террористических атак представители афганских силовых структур, как правило, списывали все потери среди мирного населения на террористов. Эти данные, сдобренные боевыми сводками командования НАТО в Афганистане, впоследствии выдавались за непреложную истину правозащитниками ООН, которых талибы обвиняли в однобокости и предвзятости при составлении регулярных отчетов о гибели гражданских лиц в Исламской Республике.
Спустя две недели произошло вообще невообразимое: талибы напали на пятизвездочную гостиницу «Интерконтиненталь», которую охраняли рота полицейских, многочисленные сотрудники спецслужб и чоповцы. Был вторник. Примерно в 22.30 в гостиницу вошли 15 человек, одетых в белые шальвар-камизы (рубашка навыпуск и шаровары), якобы для участия в банкете. Часть из них поднялась на лифте наверх, вторая группа рассредоточилась по ресторану и холлу первого этажа. Спустя примерно полчаса после прихода этих людей у двери и в холле отеля взорвались три смертника, внутри гостиницы начались перестрелка и паника. Часть нападавших оказалась на крыше здания, откуда открыла огонь по охране и полицейским. Засевшие на крыше боевики были обстреляны ракетами с военных вертолетов НАТО, в результате чего на верхнем этаже отеля начался сильный пожар. В ходе боя внутри отеля погибло 16 человек, среди которых было много иностранцев, в том числе граждане Испании и США, раненых было около 30. Последний террорист подорвал себя в восемь часов утра среды, спрятавшись в одном из номеров отеля и убив еще несколько стражей порядка, прочесывавших гостиницу. Из горевшего отеля выбирались кто как мог. Многие сидели в номерах, забаррикадировав двери и опасаясь, что их убьют полицейские при прочесывании здания, некоторые сломя голову бежали, что-то громко крича. Но группа работавших в «Интерконтинентале» девушек-киргизок, оказавшаяся в эпицентре террористической атаки, вышла из него спокойно. Наши бывшие соотечественницы были невозмутимы и только тихо ругались отборным русским матом.
Происшедшее в «Интерконтинентале» меня шокировало: я постоянно использовал эту гостиницу для проведения деловых и не очень встреч с друзьями и знакомыми иностранцами. Именно здесь состоялась моя незабываемая встреча с британским дипломатом сэром Родериком Брейтвейтом, автором замечательной книги «Афган. Русские на войне». Я ему тогда рассказывал о нелегких временах Апрельской революции. Тут же, в ресторане с ансамблем фольклорной музыки, располагавшемся у бассейна, мы несколько раз ужинали с секретарем ОБСЕ, ветераном афганской войны Мишей Евстафьевым, также написавшим отличную книгу «В двух шагах от Рая». Здесь мы гуляли на праздничном банкете с ребятами из Свердловской областной организации ветеранов-афганцев. Иногда просто приезжали сюда поужинать в отдельном кабинете и послушать короля игры на ситаре, который в революционные времена работал секретарем молодежной организации ДОМА. Отсюда я передавал тексты в Москву, когда у меня в посольстве вдруг отключался Интернет. Я считал «Интерконтиненталь» неприступным бастионом, ведь для того, чтобы подняться на машине по горке к центральному входу гостиницы, нужно было проехать через три КПП, рядом с каждым из которых была оборудована пулеметная позиция. Неужели все это было показухой? Не думаю. Вероятнее всего, имел место сговор боевиков с кем-то из охранников отеля.
Осенью стало еще жарче. Двенадцатого сентября я катал на своей машине группу журналистов, прилетевших из Москвы на освещение какого-то официального визита. Их поселили в гостинице «Кабул-Серена», превращенной к тому времени в неприступный бастион. Выходить в незнакомый город им оттуда было не «с ноги», и я решил совершить вместе с ними небольшую экскурсию и показать Кабул. Проезжая по мосту из старого в новый «советский» микрорайон, я обратил внимание на строившееся многоэтажное здание, возвышавшееся над старыми четырех- и пятиэтажными домами.
— Если бы я был талибом, то точно натащил бы сюда оружия, боеприпасов и устроил бы кое-кому варфоломеевскую ночь, — сказал я, посмотрев на зиявшие пустотой глазницы окон. — Очень выгодная позиция, и посольство США рядом, и центральный военный госпиталь, и министерство здравоохранения, и центральная типография, и узел связи ISAF, и управление ГУНБ, и вообще вся «зеленая зона» с иностранными посольствами. Воюй — не хочу, — посмеялся тогда я.
Каково же было мое удивление, когда следующим днем из этого самого дома талибы открыли огонь из гранатометов практически по всем указанным мной объектам, за исключением разве что госпиталя. На их усмирение выдвинулись серьезные натовские подразделения — американские морпехи и новозеландский спецназ. Сверху оконные проемы окучивали из крупнокалиберных пулеметов вертолеты ВВС США, которые для меня снимал на видео живший неподалеку «инженер»-дуканщик. Через полтора часа боевых действий представители МВД сообщили о восьмерых убитых и 17 раненых. Среди пострадавших были полицейские, мирные жители и иностранные военные. Боевики начали свою операцию с обстрела зданий Управления ГУНБ и государственной типографии во вторник, примерно в 13.30 по местному времени. Нападавшие с крыши выпустили несколько реактивных снарядов по посольству США, командованию ISAF и зданию телеканала «Толо», а потом стали вести огонь из гранатометов РПГ-7. Одновременно двое смертников взорвали себя у ворот полицейского управления при атаке выезжавшего оттуда военного бронеавтомобиля в другой части города. После обстрела террористы забаррикадировались в недостроенной высотке, стоявшей на перекрестке Абдул Хак. По данным командующего 101-го полка полицейской зоны «Асмаи» генерала Мохаммада Айюба Саланги, всего было убито шесть террористов. В ходе перестрелки полицейских с талибами было уничтожено и повреждено несколько автомобилей, а также сожжен один броневик.
Однако этим дело не закончилось. В среду злополучное здание вновь штурмовал новозеландский спецназ и американские солдаты. Шесть бойцов отряда в тяжелых бронежилетах карабкались по лестнице к предпоследнему этажу, где притаился последний недобитый боевик. Они медленно продвигались вперед, по очереди прикрывая друг друга автоматным огнем. И тут произошло полное рассогласование действий военнослужащих НАТО и МВД Афганистана. Какой-то бравый командир управления полиции, не зная, что в доме помимо боевика есть иностранные военные, повел отряд численностью в 30 человек на штурм высотки. В результате боевика убили, а натовских военных с тяжелыми ранениями и сильно контуженных увезли на военную базу оказывать экстренную медицинскую помощь. Стражи порядка приняли их за террористов. Посол США в Кабуле Райян Крокер сообщил в тот же день, что за организацией терактов в афганской столице стоит группировка Хаккани. Однако в отличие от командующего ISAF Аллена, который информировал о 27 погибших, в том числе 11 боевиках, 11 гражданских лицах и пяти офицерах полиции при террористических атаках в Кабуле, дипломат отметил, что «эти нападения нельзя считать серьезными». Оператор иранского телеканала Press TV Саид Фархад Такадусси, раненный во время террористической атаки, ночью скончался от полученных ранений в больнице на улице Алиабад, куда был доставлен после инцидента. По словам коллеги погибшего, одна из ракет, выпущенных боевиками по посольству США, попала во двор здания, расположенного за американской дипмиссией. Там помимо центральных афганских телеканалов «Толо» и «Лемар» располагался и офис Press TV.
Через день после нападения президент Афганистана Хамид Карзай издал указ о награждении медалью посмертно офицера полиции, сорвавшего теракт в одном из районов Кабула. Майор полиции Абдул Сами в день событий на перекрестке Абдул Хак ценой своей жизни предотвратил гибель людей в районе Биби-Махру, где террорист-смертник попытался привести в действие закрепленное на теле самодельное взрывное устройство. Сами не дал ему достичь цели, повалив на землю и накрыв бомбу своим телом…
В это же самое время умывались кровью города Джелалабад, Кандагар, Таринкот, Тулукан и Мазари-Шариф. Конечно, самое страшное преступление произошло в Джелалабаде: девятого февраля примерно в 11.30 по местному времени группа вооруженных боевиков, принадлежавших к формированию сети Хаккани, предприняла нападение на отделение Kabul Bank, расположенное на площади Мухаберат, когда сотрудники силовых структур и госслужащие получали там зарплату. Два террориста-смертника взорвались у входа в банк, еще пятеро проникли внутрь, где принялись убивать всех находившихся там людей — полицейских, мирных жителей и сотрудников финансового учреждения. Это можно было бы считать рядовым нападением, если бы не одно но. Убийство снимала скрытая видеокамера, вмонтированная в стену. Когда я потом смотрел это «кино», на голове шевелились волосы. Один из нападавших, приятельски похлопывая по плечу обреченных на смерть людей, что-то им говорил, при этом улыбаясь. И они ему деловито отвечали. Он вежливо приглашал их присесть в соседнем внутрибанковском помещении, а потом хладнокровно расстреливал одиночными выстрелами из автомата Калашникова. Люди шли на смерть деловито, кивали головами и спрашивали убийцу, как им нужно сесть, чтобы ему было удобнее их застрелить. Боевики тщательно спланировали операцию и провели ее тогда, когда в здании банка находилось очень много офицеров полиции и армейцев, сдавших свое табельное оружие при входе охраннику. План оказался хорош, но удивляло другое: в здании находилось более 150 здоровенных мужиков, даже не попытавшихся наброситься на своих убийц и спастись. Они шли на смерть по-деловому, как на службу. Всего тогда было расстреляно более 60 человек и около 70 ранено — вероятно, убийца стрелял не в голову, а в сердце. По мусульманскому поверью, человек без головы не может попасть в рай.
Примечательно, что Зару Аджаму — боевику, расстрелявшему столько людей, и одному из его подельников удалось в суматохе бежать — на них была военная форма. Но позже их поймали и повесили по личному приказу Хамида Карзая. Приговор Верховного суда был оформлен уже задним числом.
В марте в Кандагаре солдаты НАТО «по ошибке» пристрелили двоюродного дядю президента Афганистана Хаджи Яр Мохаммада Карзая, убив его в родовой деревне Карз уезда Данд. Из этого кишлака происходил племенной клан Карзаев, принадлежавших к пуштунскому племени поползай. Примерно в те же дни талибы отрезали уши двадцати афганским рабочим, строившим новый рынок в уезде Жирай на деньги иностранной некоммерческой организации. Сначала они хотели их убить, но потом, вняв мольбам и получив обещание больше не работать на иностранцев, решили обойтись «малой кровью». В мае большой отряд талибов напал на Кандагар, где двое суток шли тяжелые бои в городской черте. В течение этих дней коммерческий центр южного Афганистана был парализован. В отражении этого рейда афганским войскам помогали части НАТО. Согласно заявлению НАТО, в нападении на Кандагар принимали участие около 60 боевиков. Отступившие талибы оставили в городе 10 автомобилей, начиненных взрывчаткой. Особенно упорное сопротивление оказали два боевика, засевшие в отеле «Кандагар». Они были убиты лишь после многочасовой осады. Менее чем за две недели до этого из главной тюрьмы Кандагара бежало около 500 заключенных, среди которых было много бойцов и командиров движения «Талибан».
Восьмого июля Канада официально завершила участие в боевых действиях в Исламской Республике Афганистан в составе ISAF, несмотря на слезные мольбы остаться хотя бы еще на месяц главы провинциального совета депутатов и младшего брата президента Ахмада Вали Карзая. Канадцы начали свою боевую миссию в Афганистане в 2002 году в южной провинции Кандагар, за это время они потеряли убитыми 157 военнослужащих, одного дипломата, двух работников некоммерческой организации и одного журналиста. Карзай как чувствовал, что нельзя отпускать канадцев: переживший 16 покушений, он уже через четыре дня погиб от пули начальника своей личной охраны Сардара Мохаммада, который работал на клан Карзаев в течение семи лет. Семья убийцы жила в родовой деревне Карзаев — Карз. По данным оперативников ГУНБ, Сардар Мохаммад вошел в комнату к Ахмаду Вали Карзаю с пистолетом в руке, в другой его руке было какое-то письмо. Как раз в этот момент Карзай вышел в комнату из душа. Без произнесения каких бы то ни было слов охранник выстрелил в Карзая. Одна пуля вошла ему в грудь, вторая попала в голову. На похороны брата тогда приехал сам президент. А спустя девять дней внутрь мечети «Идгах», где происходила церемония поминовения Вали Карзая, вошел террорист с «жилетом смертника» на теле и всех взорвал. Погибло пять и было ранено 11 человек. Среди убитых оказался глава провинциального управления по делам религии и хаджа Хекматулла Хемат. Через несколько дней советник президента Афганистана Джан Мохаммад Моджахед и депутат нижней палаты афганского парламента Хашем Ватанваль были убиты в Кабуле. Нападение на дом советника было совершено во время ужина: в дом ворвались пять человек, которые расстреляли шесть человек охраны и убили чиновников. В тот же день мэр города Кандагар Гулям Хайдар Хамиди погиб в теракте: смертник проник в здание мэрии и пронес взрывное устройство в своей чалме.
В роковой день 29 мая мой хороший знакомый — начальник полиции зоны «Север», бывший замминистра МВД по борьбе с наркотиками генерал Дауд Дауд трагически погиб в теракте в городе Тулукан, административном центре провинции Тахар. Вместе с ним был убит и начальник провинциального управления полиции провинции Нурджан Хан Нури. Взрыв прогремел вечером в здании губернаторства, где проходило совещание представителей местных органов власти и командования силовых ведомств зоны «Север», а после взрыва там произошла перестрелка. Губернатор Тахара Абдул Джабар Таква был тяжело ранен при взрыве. Всего в результате теракта было убито и ранено более 40 человек. Среди погибших были три солдата бундесвера, ранения получил немецкий генерал Маркус Кнайп. В ходе следствия было установлено, что теракт совершили боевики радикальной группировки «Исламское движение Узбекистана».
Мне было искренне жаль Дауда. Хотя в прошлом он и был душманом — порученцем полевого командира Ахмадшаха Масуда, но в 2000-х стал заметно «исправляться» — неоднократно посещал Россию, принимал участие в проходившей в РИА «Новости» международной конференции по борьбе с наркотиками и наркотрафиком. Меня он знал в лицо и никогда не стеснялся подойти и пожать мне руку на глазах у изумленной западной публики.
Спустя месяц, в ходе массированной террористической атаки на афганский город Таринкот, административный центр провинции Урузган, погиб мой хороший знакомый, известный афганский журналист из информационного агентства «Пажвак» Ахмад Омид Хпальвак. Боевики атаковали комплекс административных зданий, в одном из которых располагалось провинциальное отделение Гостелерадио, где в то время Хпальвак работал стрингером на радиовещательную корпорацию Би-би-си. Семь террористов взорвали на себе «жилеты смертника», другая их часть ворвалась в здание, открыв стрельбу. В бою сил безопасности с талибами, которые позже взяли на себя ответственность за нападение, использовались вертолеты авиации НАТО. Всего в Таринкоте погибли более 20 и были ранены около 40 человек. Отбивать террористическую атаку подъехали и американцы. Днем Хпальвак послал по мобильному телефону свое последнее СМС-сообщение брату в Кабул, в котором содержалась просьба помолиться за его здоровье. Он написал, что к нему приближаются американские солдаты, которые хотят его убить. После этого телефон репортера уже не отвечал. Позже военное командование США призналось в том, что журналиста убили морпехи. Непонятно, почему они приняли его за террориста, — ведь он кричал по-английски, что он не боевик, и, полузаваленный кирпичами, молил их о помощи.
Первого апреля меня пригласил к себе отпраздновать День смеха Дима — один из комендантов посольства, у которого в гостях уже находился офицер безопасности. Только мы приготовились поднять рюмки, чокнуться и закусить, как раздался звонок. По мобильнику сообщали, что в городе Мазари-Шариф совершено нападение на миссию ООН, которую возглавлял наш бывший советник-посланник Паша Ершов. Рюмки опустили на стол и разбежались. Я тут же бросился обзванивать своих информаторов, а офицер безопасности — своих. Вырисовывалась мрачная картина: при нападении погибло много иностранцев, и Паша мог быть среди них. Я позвонил в Москву и сообщил об этом сначала на словах. Дежурившая по главному выпуску РИА «Новости» моя знакомая Оксана засмеялась в трубку.
— Андрей, шутишь, наверное? Первое апреля — никому не верю?
— Да нет, увы, не шутка, сейчас буду гнать инфу.
Наше консульство в Мазарях всеми доступными на тот момент силами и средствами пыталось прояснять ситуацию. Выяснилось, что Паша жив, а это было самым главным. В Мазари-Шарифе, по словам наших дипломатов, во время пятничной молитвы муллы стали призывать начать акцию протеста с требованием ареста американского пастора Терри Джонса, который в США публично сжег Коран. Волна подобных акций с небольшим числом пострадавших при их разгоне уже прокатилась по Афганистану и поутихла. А тут на тебе, опять! После молитвы в «голубой» мечети около пяти тысяч человек в экзальтированном состоянии двинулись к зданию миссии UNAMA с криками «Смерть США!» и «Смерть Израилю!». В толпу демонстрантов проникла группа вооруженных людей, которые открыли огонь по ооновским охранникам.
Непальские военные из состава миротворческого контингента ООН не открывали ответного огня, дожидаясь официального приказа на это офицера безопасности. По роковому стечению обстоятельств гражданка одной из скандинавских стран, лишь несколько дней назад сменившая на этом посту опытного военного, в ответственный момент растерялась. В результате были убиты десять иностранцев — сотрудников ООН, в том числе из Норвегии, Швеции и Румынии, а также четверо непальцев, причем некоторым из них манифестанты отрезали головы. Паша Ершов спасся чудом. По официальной версии, он воспользовался своим знанием языка дари и сумел убедить толпу в том, что он мусульманин. По неофициальной, его, избитого до полусмерти, спас, столкнув в арык к уже мертвым телам, хорошо знавший его полицейский, оказавшийся в гражданской одежде среди бушевавшей толпы. Афганские работники ООН смешались с толпой и уцелели в этом кровавом побоище.
При разгоне демонстрации было убито четыре местных жителя, всего же в инциденте погибло 16 человек, было ранено 19. Здание представительства ООН было захвачено и сожжено. В огне пожара также сгорели все автомобили UNAMA. Спустя несколько дней Паша приехал в наше посольство. Мы сидели с ним в квартире у Милованова, который отпаивал пострадавшего крепким чаем. На Пашу без слез было не взглянуть — все его лицо представляло собой один огромный синяк. Он попросил меня ничего не писать из того, что рассказал нам о том нападении, что я и сделал. Позже он уехал от греха подальше работать в миссию ООН в Тегеране, а рассказ о том, что произошло тогда в Мазари-Шарифе, стал достоянием гласности благодаря словоохотливости одного из советников нашего посольства. Тому терять было нечего — он зарабатывал себе популярность перед уходом на пенсию.
Комиссия верхней палаты афганского парламента по итогам проведенного ей расследования событий 1 апреля в Мазари-Шарифе обвинила группу клерикалов в провоцировании беспорядков. Глава сенатской комиссии Рох Гуль Хайрзад заявил, что виновниками того, что мирные демонстрации в Мазари-Шарифе переросли в погромы с убийствами, были виновны имамы городских мечетей и религиозные деятели, в частности маулави Абдул Рауф Твана, маулави Захирулла, маулави Абдул Вакиль Форкани, маулави Абдул Хади и маулави Абдул Кахер. Именно их провокационные проповеди привели к тому, что из толпы стали стрелять по охранникам миссии ООН. Что потом сделали с этими «священнослужителями», я не знаю. Вероятнее всего, ничего.
Уже через несколько дней после трагедии в Мазари-Шарифе воодушевленные примером своих «северных братьев» муллы Кандагара подняли народ на погром миссии ООН в столице этой южной провинции. Но тут многотысячную толпу встретили пулеметы. Полицейские «навалили» там около 100 трупов. А после этого уже жители уезда Дэхсабз, северо-восточного пригорода Кабула, устроили демонстрацию против производства туалетной бумаги из копий Корана и школьных учебников. Сотни разъяренных манифестантов штурмовали частную фабрику «Лала» по переработке бумажного вторсырья в туалетную бумагу и требовали казнить директора предприятия. Директор фабрики Эхсанулла еле убежал от демонстрантов, но позже был арестован полицией и препровожден в следственный изолятор для проведения допроса. Наличие страниц из школьных учебников и копий священной для мусульман книги в кучах вторсырья обнаружили сами работники предприятия на заднем дворе фабрики. Они сообщили об этом в полицию, а также жителям Дэхсабза. Манифестанты вновь вспомнили зловещего американского пастора Терри Джонса, который 20 марта прилюдно сжег копию Корана в США. Руководители демонстрации заявили, что если Терри Джонс не будет наказан, то попрание исламской религии под лозунгом защиты демократических ценностей будет продолжаться во всем исламском мире.
Во второй декаде августа в Кабуле было совершено нападение на здание Британского совета. В выходной день — пятницу — два террориста-смертника подорвали себя у стен этой организации. Позже в том же месте прогремели еще два взрыва, а боевики ворвались на территорию учреждения. Еще позже все нападавшие были ликвидированы. В результате этой атаки погибли девять человек — один новозеландский спецназовец и восемь афганских полицейских, еще около десяти получили ранения. Ответственность за теракт взяло на себя движение «Талибан», заявившее, что нападение было приурочено к годовщине независимости Афганистана от Великобритании.
Чем же ответило на эту волну насилия в Афганистане международное сообщество? Тем, что ООН вычеркнула имена 14 влиятельных руководителей радикального движения «Талибан» из своего санкционного списка, разрешив им свободно перемещаться по миру, несмотря на то что Россия была против этого шага. Гражданские права вновь обрели влиятельные деятели «Исламского Эмирата Афганистан» — бывший замминистра просвещения мулла Арсала Рахмани, бывший посол талибского Эмирата в Саудовской Аравии Хабибулла Фаузи, бывший заместитель министра по делам природных ресурсов Саид Рахман Хаккани, член правительства талибов Факир Мохаммад и другие.
Апофеозом кровавой афганской вакханалии, которую не смогли сдержать ни афганские силы безопасности, ни спецслужбы, ни военнослужащие НАТО, стала гибель в теракте экс-президента Афганистана, председателя Высшего Совета Мира Исламской Республики и председателя партии «Исламское общество Афганистана» Бурхануддина Раббани, «заигравшегося» в переговоры с талибами. Вечером двадцатого сентября, когда я уже рисовал дома на куске ватмана дембельский календарь, на одной из вилл 10-й улицы района Вазир Акбар Хан, служившей резиденцией Раббани, прогремел мощный взрыв. Кроме самого Раббани, которому почти оторвало голову, тяжелые ранения получили секретарь ВСМ Масум Станакзай и еще четыре человека. Как выяснилось позже, на встречу Раббани с влиятельными талибами один из гостей пронес самодельное взрывное устройство в чалме. СВУ сработало, когда гость обнимал хозяина дома. Но это было позже, а тогда один из офицеров полиции, работавший на месте инцидента, заявил представителям СМИ, что в дом Бурхануддина Раббани в числе переговорщиков вошел и некий журналист, который, вероятнее всего, и пронес на себе взрывное устройство и привел его в действие во время переговоров. Этот «журналист» ранее уже неоднократно принимал участие в подобных переговорах Раббани с оппозиционерами, сказал он.
В том, что Раббани рано или поздно убьют, я не сомневался, и для меня это был только вопрос времени. Человек, отдавший в 1985 году приказ на уничтожение большой группы советских военнопленных в пакистанском лагере Бадабер, а теперь призывавший к какому-то мифическому примирению через Высший Совет Мира, не мог долго оставаться невредимым. Господь совершил свой акт правосудия на земле, не дожидаясь того времени, пока душа престарелого душмана вознесется на небеса.
Телефоны разрывались: о том, что случилось, хотели знать сразу все — и в Москве, и у нас в посольстве. Постоянно отвечая на звонки, я одной рукой набирал текст. Благо, что бэкграунд по Раббани у меня был заготовлен заранее, мало ли что могло с ним произойти? Потом я попросил всех звонивших глубоко вздохнуть и мне не мешать. И, опередив все мировые СМИ, передал информацию о гибели старого бандита, в доме которого когда-то жил по его приглашению глава «Аль-Каиды» Бен Ладен.
Убийство было резонансным, что и говорить. Президент Афганистана Хамид Карзай срочно прервал свой официальный визит в США, где должен был выступить на сессии ГА ООН и провести переговоры с президентом США Бараком Обамой и генсеком ООН Пан Ги Муном, и вылетел из Нью-Йорка в Кабул. По прилете на родину Карзай сразу собрал пресс-конференцию, на которой, проявив необычайную осведомленность, сообщил об обстоятельствах гибели Раббани.
По словам главы государства, Раббани якобы сообщили, что в его адрес будет передана аудиозапись представителей оппозиции с предложением о примирении, однако это было лишь предлогом для того, чтобы террорист смог попасть внутрь дома председателя ВСМ. Карзай также заявил, что Раббани собирался с визитом за рубеж, однако, узнав, что в его адрес пришло аудиопослание от оппозиционеров, решил отложить визит и принять «почтальона». Однако медиатор оказался террористом и убил Раббани, сказал Карзай.
В Афганистане был объявлен трехдневный траур. Гроб с телом убитого экс-президента страны был предан земле на холме Вазир Акбар Хан в Кабуле. Захоронению предшествовала давка среди собравшихся проводить в последний путь видного деятеля джихада 80-х годов прошлого столетия и битва за лопаты, которыми гроб с телом Раббани зарывали в землю. Полиции пришлось стрелять в воздух, чтобы утихомирить экзальтированную толпу. После погребения и украшения могилы многочисленными венками военный оркестр почетного караула президента исполнил государственный гимн Афганистана. Выступление одного из родственников Раббани на импровизированной сцене, сооруженной на холме Вазир Акбар Хан, неоднократно прерывалось выкриками из толпы: «Аллах Акбар!», «Смерть Хамиду Карзаю!», «Смерть пуштунам!», которым вторили все собравшиеся на похоронной церемонии. После этого мулла прочел заупокойную молитву за душу убитого, которую в аду уже, наверное, жарили на сковороде черти.
Назад: Макс
Дальше: Заговор против президента