Книга: После нас
Назад: Консультативная Джирга мира
Дальше: Талибы идут на север

НАТО наносит ответный удар

Спустя месяц после проведения операции «Моштарак» в провинцию Гельменд можно было снова смело вводить большие силы войск НАТО — она опять кишела талибами, не желавшими отдавать в руки врага свои маковые плантации. Еще в начале января там погиб корреспондент газеты Sunday Mirror Руперт Хамер, поехавший ознакомиться с «успехами» британского контингента в уезд Нава. Его напарник, фотограф Филипп Коберн, был тяжело ранен. На самом деле смотреть там было нечего — разве что пыльные желтые дороги, мины да запуганных талибами крестьян, трудившихся на полях, засеянных опиумным маком. Афганские силы безопасности и ГУНБ ничего не могли противопоставить вездесущим экстремистам и отыгрывались на людях, которые не были никоим образом причастны к терактам и диверсиям. Однажды они арестовали группу итальянских и афганских врачей провинциального госпиталя «Скорой помощи» по подозрению в подготовке покушения на губернатора провинции Гуляба Мангала. Были схвачены три итальянских «врача-вредителя», в том числе директор госпиталя по имени Марко, а также шесть афганских медиков.
В лучших традициях советского НКВД сотрудники ГУНБ «изъяли у врачей два жилета смертника, два пистолета и девять ручных гранат». При этом сообщалось, что сотрудники органов безопасности давно вели наблюдение за подозрительными врачами и взяли их накануне совершения теракта против губернатора. По данным предварительного следствия, группа «врачей-вредителей и террористов» работала на боевиков радикального исламистского движения «Талибан». Расторопные офицеры ГУНБ придумали адскую историю о готовившемся покушении. Из нее следовало, что в задачу итальянских диверсантов и их афганских наймитов входило проведение теракта в одном из густонаселенных районов города Лашкаргах, административного центра провинции. По замыслу талибов и работавших на них афганцев, после проведения этого теракта раненых должны были доставить в госпиталь «Скорой помощи». Обычно губернатор провинции в тот же день посещал медучреждения, где навещал пациентов, раненных в терактах. Во время такого посещения губернатор должен был быть убит. По данным следствия, директор госпиталя, итальянец Марко, получил от талибов полмиллиона долларов за организацию теракта и последующее убийство губернатора.
Но этого ГУНБ показалось мало, и оно обвинило итальянцев и их афганских коллег еще и в причастности к убийству афганского журналиста Аджмаля Навандеша, а также незаконной ампутации без всякой надобности конечностей у пострадавших в терактах. В дело «врачей-вредителей» пришлось срочно вмешаться главе миссии ООН Стэфану де Мистура, который после ареста медиков выступил с заявлением, в котором сообщил, что итальянские врачи скорее всего были арестованы ввиду «возникшего серьезного недопонимания» и что, работая в такой горячей точке, как Гельменд, они каждый день подвергали риску свои жизни. Испугавшись реального расследования по возбужденному против итальянцев делу, контрразведчики их отпустили уже на следующий день.
Наученное горьким опытом преждевременной рекламы своей военной операции в Гельменде и вызванной ей хорошей подготовкой талибов к минно-фугасной обороне, командование ISAF решило попробовать свои силы в соседней южной афганской провинции, применив там другую тактику и стратегию. Американские войска без лишнего шума начали стягиваться в район Кандагара. Но тут на их пути появилось неожиданное и серьезное препятствие — президент Хамид Карзай. Он поставил под сомнение целесообразность наступления НАТО на позиции движения «Талибан» в Кандагаре и, по существу, рассекретил операцию, объявив по одному из телеканалов о том, что она была запланирована на лето. Карзай был готов отсрочить или даже отменить вовсе одну из крупнейших за всю историю девятилетней оккупации операцию после встречи с местными старейшинами, заявившими, что она принесет лишь раздор, а не безопасность в его родную провинцию, к которой уже было стянуто 10 тысяч американских солдат. Отправившийся в июне в кандагарскую поездку, чтобы заручиться поддержкой наступательной операции против «Талибан», президент вместо этого столкнулся с целым шквалом жалоб на коррупцию и злоупотребления чиновников. В ответ на возмущенные выкрики пятидесяти племенных авторитетов, собравшихся на Шуру (совет старейшин племен), он спросил их, хотят ли они проведения операции.
— Нет, не хотим, — закричали участники сборища.
— Тогда до тех пор, пока вы не скажете, что хотите, она не начнется, — ответил Карзай.
О том, что в Кандагаре готовится что-то очень нехорошее, свидетельствовал и тот факт, что часть иностранных сотрудников различных институтов ООН, работавших в провинциальном центре, по решению Миссии ООН по содействию Афганистану стали покидать город и перемещаться в Кабул. В качестве официальной причины миграции работников ООН в афганскую столицу была названа ухудшающаяся обстановка. Как сообщал сотрудник пресс-офиса UNAMA в Кабуле Дэн МакНортон, афганским сотрудникам ООН, которых в Кандагаре насчитывалось примерно 200 человек, было дано указание не ходить на работу в офисы, размещенные в новой части города, и не покидать свои дома. В то же время иностранные сотрудники ООН должны были покинуть Кандагар и прилететь в Кабул. По сообщениям ряда местных СМИ, накануне утром в городе были разбросаны листовки, в которых содержались угрозы в адрес ООН и призыв к жителям города не покидать своих жилищ. Сразу после этого в Кандагаре стали греметь взрывы. На воздух в центре города почти одновременно взлетели заминированные автомобиль и мотоцикл, а спустя несколько часов прогремел и третий взрыв. Серия терактов унесла жизни четырех человек, несколько горожан получили ранения. Часть иностранных сотрудников ООН уже на следующее утро переместилась под защиту иностранных военных из состава команды восстановления провинции (PRT) ISAF на военную базу Camp Nathan Smith, расположенную в городской черте.
Несмотря на то что за несколько дней до этого на заседании Совета безопасности, состоявшемся в президентском дворце Арг и посвященном ситуации в Кандагаре, был озвучен новый план обеспечения безопасности в этом городе, ситуация в «цитадели талибов» вышла из-под контроля. За две недели, предшествовавшие заседанию СБ, в городе были убиты пять высокопоставленных чиновников и сотрудников зарубежных компаний, а также трое видных религиозных деятелей.
В поездке в Кандагар Карзая сопровождал командующий силами США и группировкой войск ISAF генерал Стэнли МакКристал. Он был очень расстроен и встревожен тем, что старейшины ответили отказом на предложение о проведении войсковой операции, и по прилету в Кабул отдал приказ немедленно начать бомбить Кандагар, пока никто не опомнился. Тринадцатого июня авиация НАТО начала совершать первые боевые вылеты, целью которых было точечное уничтожение определенных заранее целей противника. Как сообщало информационное агентство «Бахтар», в результате двухдневных бомбардировок было убито 45 боевиков радикального движения «Талибан». Для начала авиация НАТО разбомбила жилой дом в уезде Ханшин. По сведениям представителей НАТО, в этом доме укрывались полевые командиры движения «Талибан» и все они погибли. Чуть позже ударам авиации НАТО подверглись кишлаки Шатут, Чинарто, Насир-Кяриз. В результате авианалета там было убито 25 боевиков. Но бомбы попадали и в дома простых афганцев. По сведениям «Бахтар», жертвами бомбовых ударов за два дня стали 60 мирных жителей указанных населенных пунктов.
Из уездов Аргандаб и Жирай, где началась широкомасштабная операция против талибов с участием иностранных и афганских военнослужащих, начался массовый исход мирного населения. В результате бомбардировок с воздуха в указанных районах были разрушены сотни жилых домов и хозяйственных построек. Оставшиеся без крыши над головой афганцы устремились в город Кандагар, надеясь найти там защиту у местных властей. За четыре дня войсковой операции из уезда Аргандаб в Кандагар переместилось 620, а из уезда Жирай более 300 афганских семей, каждая из которых насчитывала от пяти до десяти человек. О том, что реально происходило в Кандагаре, я узнал из видеофильма, переданного СМИ пресс-службой талибов. Операторы талибского ТВ в режиме реального времени вели репортажи и выкладывали на свой сайт видеосъемку бесчинств американских военных, которые сносили огромными бульдозерами целые населенные пункты. О том, что фильмы «фейковые», речи не шло — кандагарскую «зеленку» и знаменитые кишлаки, где когда-то бились с душманами советские солдаты, ни с чем перепутать было невозможно. Американцы нагнали в уже разбомбленные кандагарские деревни сотни единиц строительной техники, используя ее для разрушения любого вида построек. Бульдозеры ровняли с землей гранатовые сады, виноградники, дувалы и жилые дома, превращая все в грязные обломки. Экскаваторы засыпали колодцы и арыки. Этим геноцидом деловито руководили американские офицеры, отдававшие приказания на снос водителям грейдеров.
Морг кандагарского городского госпиталя «Мирвайс» был забит под завязку телами убитых, а палаты медучреждения — ранеными детьми и взрослыми, совсем не похожими на талибов. Правда, часть раненых мирных жителей эвакуировалась из зеленой зоны вертолетами в военные госпитали ISAF. Афганские журналисты в Кандагаре, очнувшись от спячки, тоже стали слать из провинции, в том числе в мой адрес, страшные фотографии деяний американцев, на которых были запечатлены обезображенные осколками трупы малолетних детей и женщин.
Сами же американцы начали закрепляться в районах, откуда ушли талибы и где больше не могло жить мирное население ввиду отсутствия условий для существования. Строительная техника начала работать по прямому назначению — быстрыми темпами возводились так называемые выносные оперативные передовые заставы, окруженные по периметру насыпями, заграждениями с колючей проволокой и мешками с песком. На эти заставы спешно перебрасывались военная техника и солдаты подразделений американских войск, которым предстояло испытать на себе все «прелести» службы в Кандагаре.
Сумятицу в проведение кандагарской операции внес разгоревшийся скандал вокруг командующего войсками НАТО в Афганистане генерала Стэнли МакКристала, старший помощник которого Дункан Бутби подал в отставку после нелицеприятных высказываний своего шефа в адрес высокопоставленных членов американской администрации. Причиной скандала стало еще не опубликованное интервью МакКристала американскому журналу Rolling Stone, утечка которого в ряд СМИ наделала в Вашингтоне много шума. В статье приводился ряд оскорбительных высказываний, которые в ходе интервью позволил себе сделать МакКристал в адрес вице-президента Джо Байдена, советника по национальной безопасности Джима Джонса, посла США в Кабуле и других чиновников американской администрации. В частности, он обвинил их в отсутствии патриотизма и подверг критике исповедовавшиеся ими методы борьбы с международным терроризмом. МакКристалу пришлось сделать официальное заявление, в котором он извинился за свои слова, назвав их ошибкой, но, несмотря на это, он был приглашен в Вашингтон для объяснений. Как сообщали афганские телеканалы, командующий контингентом НАТО и американским воинским контингентом в Афганистане был вызван «на ковер» к самому Бараку Обаме.
Справедливости ради нужно признаться, что генерал МакКристал был едва ли не самым талантливым командующим ISAF и очень тесно контактировал с президентом Карзаем при выработке тактики и стратегии ведения боевых действий, разработке циркуляров о нормах поведения иностранных военных в Афганистане. Карзаю МакКристал тоже нравился, и он, назвав его «лучшим командующим», публично выразил надежду на то, тот останется на своем посту и после злополучного интервью. По словам пресс-секретаря Карзая, президент считал, что МакКристал «очень интегрированный человек, хорошо понимающий афганский народ и разбирающийся в его культуре и традициях».
— Президент считает, что генерал МакКристал является лучшим из командиров, которого имел контингент НАТО и силы коалиции в Афганистане за последние девять лет, — цитировали слова Вахида Омара местные СМИ. Однако Карзая ждало разочарование: МакКристал под давлением обстоятельств подал прошение об отставке, и уже 2 июля новым командующим силами международной коалиции был назначен американский генерал Дэвид Петреус. Однако дело МакКристала продолжало жить уже без него. Американцам в результате той кровавой операции удалось серьезно закрепиться в различных уездах провинции Кандагар и надолго сковать активные действия боевиков.
Сами талибы называли операцию «Хамкари» («Сотрудничество») и ее вторую стадию «Омид» («Надежда»), проводившуюся войсками США и НАТО в Кандагаре, не иначе как геноцидом. Командир одного из отрядов повстанцев, действовавших в уезде Данд, мулла Абдулла Мубарак рассказал, что она началась еще в апреле, когда в Данд были высажены с вертолетов крупные силы иностранных войск. Чтобы избежать лишних потерь, моджахеды не стали вступать в прямую схватку с оккупантами, а применили очень эффективную тактику партизанской борьбы.
— С тех пор не проходит и дня, чтобы в Данде не прогремело от трех до десяти взрывов, в которых гибнут иностранные и афганские военные, — заявил полевой командир, по словам которого, его отряд в зависимости от обстановки быстро перемещался из одного населенного пункта в другой.
Мубарак назвал утверждения западных СМИ о том, что талибы несут большие потери в Кандагаре, пропагандистской уловкой. По его словам, с апреля в его отряде погибли всего пять человек, еще трое получили ранения. Он назвал вымыслом все утверждения о том, что американцы берут в плен полевых командиров и рядовых бойцов отрядов «Талибан».
— Они набили городскую тюрьму мирными жителями и утверждают, что это талибы. В деревне Маладжат американцы некоторое время назад перегородили дорогу, ведущую туда из города Кандагар, и стали хватать без разбору всех мужчин, шедших по ней в обе стороны. В общей сложности они арестовали 300 человек, среди которых не было ни одного талиба. Все эти люди сидят в кандагарской городской тюрьме. Натовцы создали значительное число застав в Данде, для строительства которых просто сносили бульдозерами сотни домов, торговых лавок, садов и огородов местных дехкан. Сотни жилых строений были снесены оккупантами в населенных пунктах Гохор и Нахони, — сказал Мубарак. — Однако уже сейчас видно, что участники военной операции выдохлись. Запертые на своих заставах, они не могут контролировать обстановку даже в 50 метрах от своих укреплений, а потому сидят там безвылазно. Теперь мы знаем, сколько у них сил, и нам будет легче воевать против захватчиков. Пусть храбрый брат президента Ахмад Вали Карзай попробует пройти пешком и без охраны в уезды Панджваи или Данд, и мы посмотрим, насколько правдивы его слова, — посмеялся полевой командир талибов.
Примечательно, что командование НАТО в Кандагаре, обещавшее закончить операцию до наступления зимы, признавало тот факт, что в уезде Аргандаб в результате бомбардировок пострадало много жилых домов, садов и других построек. Оно даже обещало выплатить компенсации мирным жителям, которые понесли урон в ходе военной операции. Представители Международного комитета Красного Креста утверждали, что кандагарский городской госпиталь «Мирвайс» был до отказа забит ранеными мирными жителями, пострадавшими от боевых действий. По данным источников в провинциальной администрации, военная операция могла оставить зимой голодными тысячи семей в Кандагаре, так как в большинстве районов провинции крестьяне не сумели в условиях войны собрать и продать урожай гранатов — основной сельскохозяйственной культуры кандагарской провинции.
Впоследствии правительственная комиссия, созданная Хамидом Карзаем для уточнения ущерба, нанесенного кандагарцам этой операцией, представила главе государства счет к НАТО на 100 миллионов долларов США. Однако командование ISAF оплачивать его не торопилось. За ноябрь и декабрь 2010 года оно выплатило афганцам компенсацию в размере всего лишь 1,4 миллиона долларов. Пресс-служба НАТО назвала данные отчета афганской правительственной делегации «крайне преувеличенными» и подчеркнула, что иностранные военные тщательно рассматривают каждое из поступивших к ним заявлений, связанных с нанесением ущерба. Как заявил глава командования НАТО по зоне «юг» генерал Джеймс Терри, со 2 ноября 2010 года было рассмотрено более 800 прошений о компенсации и более половины из них было удовлетворено. Большинство выплат были произведены жителям уездов Аргандаб, Жирай и Панджваи. На эти три уезда пришлось примерно от 90 до 95 % от общей суммы компенсационных выплат. Всего же НАТО оценило ущерб, нанесенный кандагарцам, в 2 миллиона долларов.
Талибы не остались в долгу и выпустили в свет видеофильм «Реконструкция по-американски», показав в нем результаты операции «Омид». Видеоролик хоть и носил явно пропагандистский характер, однако отражал реальную картину разрушений, которые совершили натовцы в уездах Жирай и Паджваи. Во второй части видеофильма, выпущенного талибской киностудией Alemarah, показывалось, как иностранные бульдозеры, танки и броневики сносили дома мирных афганцев и уничтожали фруктовые сады.
Назад: Консультативная Джирга мира
Дальше: Талибы идут на север