Книга: После нас
Назад: Нашего полку убыло
Дальше: Откуда здесь свиньи?

Вольному — воля, ходячему — путь

Не было года, чтобы в российском посольстве не происходили какие-нибудь курьезы, связанные с безбашенными соотечественниками, гордо называвшими себя путешественниками-экстремалами. Не успели мы забыть о мытарствах байкера «Синуса», который, решив обогнуть полмира на мотоцикле «Магна», в результате уперся в афганско-иранскую границу и вернулся просить помощи в Кабул, как к нам пожаловали бродяги, добравшиеся до афганской столицы из России автостопом. Как-то осенью я вышел за территорию посольства в дукан, чтобы купить там пачку сигарет, и вдруг увидел в «отстойнике» для автомобилей двух молодых людей и девушку, изрядно потрепанных дорогой и присыпанных белой афганской пылью. Они угрюмо сидели на дорожных рюкзаках.
Эта группа оболтусов, добравшаяся сюда автостопом через Таджикистан, осталась без денег, так как водитель, пообещавший доставить их из северного афганского города Пули-Хумри в Кабул, в конце пути неожиданно потребовал заплатить за услуги такси. Нина Вершинина из Красноярска, Андрей Лихобабин из Барнаула и Дмитрий Попов из Брянска путешествовали по Средней Азии и, по их словам, «решили нанести дружественный визит в братский Афганистан». На мой вопрос, как им в голову могла прийти мысль о приезде в страну, где идет война, да еще столь необычным способом, Лихобабин ответил, что в голову такие мысли приходили постоянно.
— Мы путешествовали по Средней Азии отдельно, а встретились втроем в посольстве Афганистана в таджикском городе Хорог и втроем же двинули сюда, — рассказал он. По его словам, путешественники бесплатно, автостопом добрались до афганского города Пули-Хумри, но последний водитель, которому они объяснили, что денег у них нет, и который, как казалось, это понял, вдруг потребовал с них в Кабуле семь с половиной тысяч афгани (примерно 140 долларов) за 230 километров пути. Когда они заявили, что у них нет таких денег, он отвез их в полицию. Поговорив с туристами и войдя в их положение, офицер полиции не только их отпустил, но и дал сопровождающего, и они на машине этого же водителя доехали до посольства и теперь отсиживались в «отстойнике», где пограничники проверяли машины на наличие магнитных мин, чтобы не вести тяжбу с хитрым афганцем.
Алчный таджик стоял у посольского полицейского поста и что-то горячо «втирал» стражам порядка. Наверное, рассказывал о жадных русских. Я подошел к ним и сказал «таксисту», что история какая-то странная и что лучшим выходом в сложившейся ситуации было бы вызвать нашего консула или сотрудника ГУНБ.
— Хрен его знает, может, это никакие и не путешественники, а замаскированные террористы, — сказал я, многозначительно посмотрев на полицейского. Тут «таксист» занервничал, а я вернулся к бедолагам и продолжил с ними душеспасительную беседу.
— Мы не бомжи и не бедные, просто перемещаемся по земле таким вот образом. С этим человеком, который нас довез до Кабула, вышла неприятная история. Мы с ним однозначно договорились, он это понял, с его стороны это просто мошенничество, — посетовал Лихобабин.
Бородатый, в завязанном на голове афганском пестром платке экстремал рассказал, что его группа останавливалась в чайханах, где все трое питались и получали ночлег. Порой ночевали и у местных жителей, которые охотно приглашали туристов к себе домой на ночевку.
— По всей Средней Азии это широко принято, — объяснял он. — В гости к себе приглашают и водители попуток, на которых мы едем. Если это происходит вечером, мы обычно не отказываемся и только в очень живописных местах на природе ночуем в палатке. Иногда мы заходим к людям в гости, общаемся с ними, ужинаем вместе, ночуем у них, получаем взаимное удовлетворение от общения. Собственно, для этого мы и едем, — рассказал путешественник. Отвечая на вопрос, на каком языке общаются туристы и местные жители, собеседник, улыбнувшись, сказал, что иногда даже на языке жестов. — По всей Средней Азии, конечно же, повсеместно говорят на русском, но и в Афганистане много как русскоговорящих, так и англоговорящих людей. Один раз в Афганистане трое путешественников уже ночевали у русскоговорящего местного жителя, который работал недавно в Москве. То есть с общением проблем нет. Если два человека хотят общаться, то это происходит без проблем, — подытожил мой собеседник.
Тем временем представитель консульского отдела вел переговоры с полицейским и неуступчивым водителем легковушки, который довез молодых людей до Кабула. Сошлись на том, что каждый путешественник заплатит по 700 афгани (14 долларов) — столько стоит автобусный билет от города Пули-Хумри до Кабула. Но когда начали считать деньги, то у соотечественников не оказалось и этой суммы. Я пришел на помощь бедолагам, вспомнив, что сам когда-то был молодым и путешествовал бесплатно по Афганистану, правда не в автомобиле, а на танке, и добавив им 20 долларов из своего кармана. Поначалу они отказывались принять скромный дар, но сила убеждения в необходимости уладить конфликт с афганцем мирно сделала свое дело.
Группа засобиралась в темноту и неизвестность. Пограничники, охранявшие российское посольство, накупили троице в дорогу разной еды и питьевой воды в ближайшем магазине. Снабдив путешественников напутствием о том, куда лучше ночью в Кабуле не соваться, мы распрощались со странниками, пожелав им счастливо добраться до России. Как выяснилось пару дней спустя, деньги у этих пройдох все-таки были. От посольства они поехали прямехонько в отделение полиции нашего округа и попросили стражей порядка показать им Афганистан. Трудно себе представить, но полицейские, узнав, что они русские, согласились на эту аферу и два дня бесплатно катали их по стране. Хорошо, что никто не подорвался на мине и не попал под обстрел.
Иной скажет, что я сгущаю краски и путешествовать по Афганистану можно совсем безопасно и безболезненно. Наверное, можно. Двое моих товарищей — Сергей Новиков и Наталья Шило, работавшие в свое время в РИА «Новости», занимались таким экстремальным туризмом, но чуть раньше описываемого мной времени. Сергей бродил по Нуристану, Кунару и зоне свободных пуштунских племен, а Наталья побывала в талибской провинции Газни. При этом оба пересекли весь Афганистан на попутках и автобусах. Рассказы об этом при желании можно прочитать на интернет-сайте Artofwar.net.ru. Им повезло, и они остались живы. А вот их немецким коллегам повезло куда меньше. В августе 2011 года двое туристов из Германии отправились в Афганистан, чтобы покорить одну из вершин знаменитой горной системы Гиндукуш между провинциями Баглан и Парван. При попытке восхождения они пропали. Потом их холодные тела со следами пулевых ранений были доставлены в Кабул и переданы представителям международных сил содействия безопасности. Их убили кочевники с целью ограбления, стащив красивые теплые куртки и альпинистское снаряжение.
А в сентябре того же года еще один немецкий турист-экстремал погиб, когда группа боевиков в черных масках расстреляла микроавтобус, в котором он ехал из провинции Гор в провинцию Бамиан. У туриста истекла афганская виза, для продления которой ему необходимо было съездить в Кабул. Несмотря на советы вылететь в афганскую столицу самолетом, он предпочел добираться туда автотранспортом. В результате нападения гражданин Германии и его спутник, афганский переводчик, погибли. В том же месяце убитый американский гражданин был найден в одном из восточных пригородов Кабула. Им оказался гражданский специалист, работавший по контракту на Министерство обороны США. Джэймс Кокер второго сентября выехал с территории одной из военных баз на автомобиле «Тойота Лендкрузер» просто «проветриться» в неизвестном направлении, после чего пропал. Потом преступники сами сообщили об убийстве по телефону, отобранному у американца.
Назад: Нашего полку убыло
Дальше: Откуда здесь свиньи?