Книга: После нас
Назад: Исламская религия и ее афганские особенности
Дальше: Российские подарки афганскому народу

Как выбирают президентов

Весь год я с раннего утра до позднего вечера работал над освещением предвыборной кампании кандидатов в президенты, самих выборов и подведением их итогов. Но главное событие года я не хочу описывать подробно, иначе бы получился фолиант, повествующий о том, как нужно правильно использовать административный ресурс, совершать подлоги, мазать грязью оппонентов, вмешиваться в ход волеизъявления и фальсифицировать подсчет избирательных бюллетеней. Для того чтобы быть в курсе закулисных пред- и поствыборных интриг, я вооружился целым ворохом пропусков и удостоверений личности, выданных Центризбиркомом. Помимо того что я в установленном порядке получил аккредитационное удостоверение представителя прессы, я также стал обладателем карточки международного наблюдателя за выборами. Если на какое-нибудь мероприятие не пускали прессу, я там все равно присутствовал на вполне законных основаниях, что, кстати, вызывало зубовный скрежет у афганских и иностранных журналистов. Но злиться было не на что: зарубежные СМИ просто проплачивали работников ЦИК, чтобы они предоставляли им важную информацию «вне очереди», а мое родное агентство на это денег не выделяло.
Если рассказывать вкратце, то Карзай сумел переманить на свою сторону часть таджиков, выдвинув в качестве кандидатуры на пост вице-президента маршала Фахима, ближайшего сподвижника полевого командира Ахмадшаха Масуда. Потом большая группа кандидатов на пост президента, в основном с двойным гражданством (что было запрещено), добровольно снялась с предвыборной гонки и заявила, что передает свой потенциальный электорат Карзаю. Таким образом, на его стороне оказались хазарейцы и узбеки. Пуштуны, которых представлял сам Карзай, традиционно проголосовали за «своего». Там, где смогли. Объем фальсификаций оказался адским: когда считали голоса в тех провинциях, которые якобы активно поддержали Карзая сотнями тысяч голосов, выяснилось, что там практически никто не пришел на избирательные участки. В провинции Газни ящики и урны для избирательных бюллетеней, выгруженные на аэродроме, так и не смогли отвезти ни в один уезд — там повсеместно хозяйничали талибы, грозившие расправой избирателям. В Кандагаре на избирательные участки пришло менее 5 % населения, запуганного боевиками. Такую же «поддержку» продемонстрировал и восток страны.
В опломбированных урнах для бюллетеней находили вместо документов рваные ботинки, а в одной из них даже портрет муллы Омара. Независимая комиссия по претензиям и жалобам, которая не подчинялась ЦИК, отслеживавшая факты нарушений на прошедших 20 августа выборах, обнаружила массовые фальсификации в ходе народного волеизъявления и заявила, что «на некоторых участках число проголосовавших значительно превысило число потенциального электората». Этому очень обрадовались Великобритания и США, поддержавшие идею пересчета бюллетеней на «подозрительных» избирательных участках, так как в итоге все участки оказались в числе подозрительных.
Победителем считался тот кандидат в президенты, которому удалось бы набрать 50 % плюс 1 голос электората. Поначалу Карзай и его главный оппонент — кандидат от объединенной оппозиции доктор Абдулла Абдулла — шли «нос к носу»: Карзай лидировал в 19, а Абдулла — в 11 провинциях. Но на самом финише вдруг вперед резко вырвался Карзай, «набравший» в итоге 54,62 % голосов. Всего в выборах с учетом массовых вбросов бюллетеней «приняли участие» 38,7 % от общего числа потенциальных избирателей. Абдулла Абдулла опротестовал итоги выборов, обвинив главу миссии ООН в поддержке Карзая. Одновременно штаб Карзая обвинил в поддержке Абдуллы Абдуллы ряд глав зарубежных диппредставительств, требовавших проведения пересчета голосов и проведения второго тура голосования.
Репутационные издержки международного сообщества в Афганистане были огромны, и вскоре они стали главной темой афганских СМИ. Все иностранные дипломаты, в том числе ооновцы, разбились на два непримиримых лагеря и поддерживали «своего» кандидата кто как мог. Дошло до того, что заместитель спецпредставителя ООН в Афганистане американский дипломат Питер Гэлбрайт был отстранен от работы, так как вызвал недовольство президента Афганистана тем, что потребовал пересчитать все голоса на президентских выборах. Гэлбрайту, отвечавшему в ООН за вопросы, связанные с выборами, пришлось покинуть Афганистан. Сообщалось, что причиной его отъезда стал серьезный конфликт с начальством — спецпредставителем и главой миссии ООН в Афганистане норвежцем Каем Эйде.
В результате этих пертрубаций Абдулла Абдулла договорился с Карзаем о том, что он не будет участвовать во втором туре выборов, взамен на предоставление ему поста премьер-министра. Однако руководителем правительства в Афганистане традиционно является сам президент, поэтому был придуман новый пост — «главный исполнительный менеджер» правительства. За время проведения выборов в Афганистане было убито несколько губернаторов, десятки глав уездов, множество депутатов парламента, 11 руководителей избирательных комиссий, взорвано пять предвыборных штабов кандидатов на президентский пост. Погибла тьма народа, поддавшегося на уговоры властей прийти к избирательным урнам и поставить отпечаток своего пальца, помазанного якобы несмываемыми чернилами, на бюллетень. Одному афганцу талибы отрезали нос и уши за то, что он голосовал, а урна с предвыборными агитационными материалами, выброшенная с британского вертолета в провинции Гельменд, убила малолетнюю девочку. Погибли и были ранены сотни сотрудников полиции, которые организовывали вокруг избирательных участков три пояса обороны. Города утонули в терактах и ракетных обстрелах. Ситуация была жуткая, тем более что затягивание оглашения итогов выборов вело к безвластию на местах. Но 19 ноября все же была проведена инаугурация нового-старого президента.
После окончательного завершения этой многомесячной вакханалии я взял комментарий у Кабулова относительно его видения произошедшего. Замир ответил, что все это он лично и его коллеги-дипломаты предвидели еще до начала выборов, а потому удивляться было нечему. По его словам, «лучше было провести неидеальные выборы, чем иметь незаконную власть».
К сказанному остается лишь добавить, что афганские «выборы» охраняли 37 тысяч бойцов правоохранительных органов. В период предвыборной агитации были совершены покушения на экс-президента Бурхануддина Раббани, будущего первого вице-президента маршала Фахима, старшего брата президента Ахмада Вали Карзая (на последнего аж три раза). В подсчете голосов было задействовано 165 тысяч человек, 3150 специальных «полевых координаторов», мониторивших этот процесс, 3390 автомобилей, три вертолета, 3179 ослов, 13 местных и 19 международных групп наблюдателей, 38 местных и 40 иностранных СМИ, представители 20 политических партий. Всего же за выборным кошмаром в Афганистане следили около 70 тысяч агентов, репортеров и наблюдателей, которым потом наверняка было что рассказать в прессе. Во время народного волеизъявления действовал правительственный запрет на освещение терактов и любых вылазок боевиков-смертников. Но средства массовой информации на него дружно «забили».
Выборы привнесли в монотонную работу некоторое разнообразие — меня познакомили с главой выборного штаба Абдуллы Абдуллы, депутатом афганского парламента Фазелем Санчараки. Мы с ним пили чай у него на вилле в очень дружеской обстановке. С тех пор я всегда был желанным гостем на встречах представителей СМИ с афганским премьером и до сих пор получаю на свою электронную почту правительственные сводки.
Назад: Исламская религия и ее афганские особенности
Дальше: Российские подарки афганскому народу