Книга: После нас
Назад: Люди сходят с ума
Дальше: Как выбирают президентов

Исламская религия и ее афганские особенности

За 18 лет, прошедших с момента падения демократического режима доктора Наджибуллы, Афганистан превратился из «полусветского» в воинствующее исламское государство, где муллой не работал разве что ленивый или необразованный человек. В служители культа рванули помимо выпускников медресе и теософских факультетов афганских и зарубежных религиозных институтов бывшие замполиты афганской армии, экс-функционеры НДПА, да вообще все, кто мог читать Коран на арабском языке. Быть муллой означало иметь хоть и небольшой, но постоянный заработок. Один бывший секретарь кабульского горкома НДПА, переквалифицировавшийся в муллу, рассказывал мне, что достаточно нарисовать голубой краской на стене каких-нибудь развалин дверь на небеса, и верующие сами тянутся к ней с молитвенными ковриками. Здесь их надо было «отлавливать» и организовывать нечто вроде прихода. Необходимыми инструментами для заработка были мегафон и магнитофон с колонками. Через мегафон мулла общался с паствой, а призывал ее на молитву, которая в Афганистане совершалась пять раз в день, посредством проигрывания кассет с записями голосов саудовских имамов. Прихожане всегда жертвовали пару монет мулле, и нарисованная на стене мечеть приносила ему доход, на который он мог прокормить себя и свою семью. Бывших армейских замполитов в образе мулл я встречал довольно часто, причем как в Кабуле, так и в Джелалабаде. Людей можно было понять: не все смогли устроиться в пресс-службу Минобороны или другие министерства, где требовались их навыки или русский язык.
Надзорные функции за религиозной и светской жизнью государства осуществлял Совет улемов, который в отличие от старого Совета улемов и духовенства, существовавшего во времена «коммунистов», бесцеремонно вмешивался в работу прессы, телевидения и радиовещания. Он был реальной силой, способной быстро мобилизовать на митинги и демонстрации десятки тысяч человек и проводить их в нужном ему русле. Однажды я стал свидетелем одной демонстрации на севере Кабула, где по призыву Совета студенты митинговали против Израиля и за Палестину. Я был ошеломлен, увидев в руках манифестантов транспаранты с фотографиями Бен Ладена и муллы Омара. Участники обычной «суннитской» демонстрации жгли американские и израильские флаги, а полиция им в этом не препятствовала.
На «важные» же мероприятия, которые проводились шиитами, составляющими в Афганистане религиозное меньшинство, но тоже с ведома Совета, подтягивались подразделения спецназа и отрядов быстрого реагирования, которые должны были не допустить нападения на манифестантов фанатиков. Однажды я пошел снимать демонстрацию, проходившую возле здания шиитского религиозного университета «Шейх Асеф Мохсени», — там митинговали против президентского указа, регламентировавшего устройство домостроя в шиитских семьях. Возможно, этот указ продавил Совет улемов, так как сам Карзай старался в религиозные дела не вмешиваться. Каково же было мое удивление, когда один военный в натянутой на голову шапке-«ночке» и эмблемой SF-24 на рукаве заговорил со мной по-русски, когда услышал, как я смачно ругнулся матом, уронив объектив на асфальт. Оказалось, что в отряде быстрого реагирования, работавшего 24 часа в сутки, подавляющее большинство бойцов, включая командира, отучились в свое время в рязанском училище ВДВ. Эти люди свою нишу нашли и в муллы не записались. Они были очень обижены на нас за то, что мы их бросили на съедение душманам в 1992 году.
Совет улемов Афганистана сумел посадить своих людей в Министерство культуры и информации, а также в Генпрокуратуру, которые зорко следили за нарушением СМИ «исламских ценностей». Так, стараниями Минкульта за один год был полностью уволен весь опытный управленческий аппарат на государственном и некогда очень мощном телеканале RTA, который в результате скатился до показа только блоков новостей и религиозных проповедей. Контролеров и «блюстителей нравственности» в то время в Афганистане расплодилось великое множество. В недрах самого афганского парламента действовала комиссия по надзору за работой СМИ. Активизация подобной деятельности по «защите исламских ценностей» была связана с тем, что многие политики в Афганистане осознавали, что уже не за горами время талибов и «Исламской партии Афганистана» Гульбеддина Хекматиара, которых не могли сломить ни военные США и НАТО, ни политические козни Великобритании. Каждый из парламентариев и прозорливых функционеров правительства Карзая в этой связи хотел на всякий случай иметь в будущем хороший «исламистский бэкграунд».
Совет улемов Афганистана действовал быстро и жестоко. Так, 17 февраля с его подачи апелляционный суд в Афганистане подтвердил приговор двум лицам, причастным к публикации неудачного, по мнению следствия, перевода Корана. Каждый из них получил по 20 лет тюрьмы. Дело тянулось с 2007 года, когда в одной из мечетей Кабула среди полученных от населения даров был случайно найден Коран карманного формата в переводе на один из афганских языков. Книжка понравилась местному мулле, и он попросил ее издать своего друга Гауса Залмая, работавшего в отделе по связям с общественностью Генпрокуратуры. Незадачливый «связник» нашел типографию, которая отпечатала этот Коран тиражом 6 тысяч экземпляров, причем несколько тысяч книг было распространено между горожанами бесплатно. Случайно один из экземпляров попался на глаза консервативно настроенного муллы, доложившего об этом в Совет.
Поводом для разбирательства стало простое отсутствие в книге оригинального арабского текста. Совет посчитал, что речь шла о переделке священной книги мусульман, то есть богохульстве. Залмай пытался бежать в Пакистан, но был схвачен вместе с братьями, которые ему помогали в издании понятной большинству афганцев книги. Братья и владелец типографии провели семь с половиной месяцев в тюрьме, а затем были выпущены на свободу. Но вот мулла-«отщепенец» и сам Залмай должны были «чалиться на нарах» аж два десятилетия.
А двумя днями ранее (15 февраля) в Кабуле был арестован журналист независимой газеты «Пайман», которая 10 января опубликовала на своих страницах статью под названием «Третья мировая война — 2010 — предсказания бабушки Ванги». Сотрудники правоохранительных органов задержали группу сотрудников «Пайман» в связи с заявлением Совета улемов Афганистана о том, что «газета оскорбила Коран, религиозные чувства верующих, пророков иудаизма, христианства и ислама». Позднее большинство задержанных было отпущено, но один человек все-таки остался сидеть в КПЗ. Коллектив газеты, состоящий из главного редактора Саида Ахмада Хашеми и 14 независимых журналистов, опубликовал статью, подписанную неким Саидом Якубзадом, в которой он дал свои пространные ответы на два главных вопроса, испокон веков мучащие умы человечества: когда и как появилась Земля и когда она исчезнет.
Автор, ссылаясь на то, что знаменитая болгарская прорицательница Ванга точно предсказала дату своей смерти, «доказал», что третья мировая война начнется в 2010 году и будет продолжаться до октября 2014 года, а сама Земля исчезнет из мироздания в 5079 году. Совет улемов счел статью оскорбительной, вредной и подрывающей устои всех религий и призвал президента Афганистана немедленно арестовать и наказать богохульника. Призыв Совета не остался неуслышанным: прокуратура начала дознание в отношении автора этой статьи и деятельности редакции «Пайман», результатом которого стало закрытие самой популярной в Кабуле газеты, издававшейся тиражом в 25 тысяч экземпляров в Кабуле, а также на севере и западе Афганистана. Двадцать пять тысяч экземпляров в день — это был «сумасшедший» для Исламской Республики тираж, где 80 % населения не умели читать. Для сравнения: в 80-х годах прошлого столетия примерно 80 % жителей Республики Афганистан владели навыками письма и чтения.
Обвинения Совета улемов в богохульстве были равнозначны вынесению тяжкого приговора. Годом ранее суд приговорил студента-журналиста Парвиза Камбахша «за распространение богохульных материалов» к 20 годам тюремного заключения. Камбахш тиражировал и распространял среди учащихся Балхского университета статью, скачанную из Интернета, темой которой являлось неравенство женщины и мужчины в исламе. И хотя в поддержку Камбахша единым фронтом выступили местные и международные правозащитные и журналистские организации, согласно вердикту Совета улемов, суд Кабула вынес ему суровый приговор.
В конце марта того же года Генпрокуратура арестовала исполнительного директора и главного редактора телеканала «Эмруз» Ахмада Фахима Кухдамени. Владелец телеканала Наджибулла Кабули, депутат нижней палаты афганского парламента, сообщил, что предположительно кто-то из жителей Кабула написал донос о том, что программы телеканала не соответствуют исламской морали, и направил его в Министерство культуры и информации. Афганский Минкульт, неустанно боровшийся с проявлениями западной культуры в местных СМИ, возглавлял сторонник «Исламской партии Афганистана» Абдул Карим Хуррам, он незамедлительно переслал донос в Генпрокуратуру. Та, в свою очередь, послала своих офицеров арестовывать неугодного главреда.
Назад: Люди сходят с ума
Дальше: Как выбирают президентов