Книга: После нас
Назад: Хлеб по карточкам
Дальше: Афганские радости

«Под раздачей»

Июль в Кабуле выдался особенно кровавым. И хотя к постоянным взрывам в городе, сопровождавшимся многочисленными жертвами, мы уже привыкли, седьмое число того месяца я вспоминаю с дрожью и по сей день. Взрыв, прогремевший в понедельник в 08.30 по местному времени у индийского посольства, унес жизни почти 50 человек, раненых было более 140. Впоследствии число жертв увеличилось — они умерли в госпиталях. Водитель-смертник на заминированном автомобиле «Тойота Королла» протаранил центральные ворота посольства в момент выезда оттуда дипломатов. Это произошло на улице, выходящей к зданию Министерства внутренних дел Афганистана, где я часто покупал канцтовары.
Вся улица была залита кровью, серьезные повреждения получили более десятка автомобилей, припаркованных поблизости от места инцидента, а расположенные рядом магазины были попросту уничтожены. Центр города блокировали полицейские и военнослужащие ISAF. Работать на месте ЧП без того, чтобы не попасть «под раздачу», было невозможно. Мои информаторы в правоохранительных органах утверждали, что заминированная машина взорвалась в момент выезда из здания посольства главы индийской дипмиссии и военного атташе, а к взрыву, возможно, был причастен гражданин Пакистана. Проверить это не было никакой возможности — все телефоны за сильно поврежденным забором индийского посольства молчали. Случайно в то самое время внутри индийской дипмиссии оказалась моя знакомая индийская журналистка, которая, как и я, жила в посольстве. Спокойным голосом она мне поведала по телефону, что погибли военный атташе и советник по военным вопросам посольства Индии бригадир Р. Д. Мехта и советник по вопросам политики и информации В. В. Раос.
Запомнить сложнопроизносимые индийские имена мне было затруднительно, и я передал в Москву информацию с инициалами погибших. Другие свидетели инцидента сообщили мне, что военный атташе, уже получивший смертельное ранение, успел позвонить по мобильнику своей супруге и успокоить ее, сказав, что у него все в порядке. Жертвами взрыва стали помимо дипломатов сотрудники полиции, охранявшие посольство, владельцы расположенных поблизости дуканов и крупных магазинов, а также случайные прохожие. Кошмар ситуации усиливал и тот факт, что кровавый инцидент произошел в двух шагах от здания МВД. Все, что смогло в этой ситуации сделать министерство, так это спустя несколько часов после взрыва обвинить в случившемся некую «региональную разведку».
— Министерство внутренних дел считает, что теракт был совершен совместно при помощи консультаций с активными разведывательными службами в регионе, — отмечалось в официальном сообщении ведомства.
Кровавые события происходили не только в Кабуле. В провинциях талибы и другие экстремисты помимо проведения терактов занимались «точечным» отстрелом, похищениями и подрывами самодельными взрывными устройствами с дистанционным управлением видных государственных деятелей, включая сенаторов и депутатов парламента, убивали губернаторов, мэров городов, глав провинциальных управлений ГУНБ и полиции. На их место органы власти быстро назначали новых функционеров, но их тоже убивали. Сводка новостей, которую я ежедневно, без выходных, передавал из Афганистана в Москву, постепенно превращалась в мартиролог. Сводный заголовок, который можно было бы при желании для нее придумать, мог звучать как «Новости из афганских моргов».
Наши «партнеры» по борьбе с терроризмом несли в провинциях большие единовременные потери. В июле при крупном вооруженном столкновении в пограничной с Пакистаном провинции Кунар погибли сразу девять военнослужащих США. Помимо этого в результате перестрелки были ранены еще 15 американцев, а также четверо афганских военных. Столкновение стало одним из самых крупных за все время пребывания военного контингента НАТО в Афганистане. Чуть позже американцы бросили эту заставу и эвакуировались оттуда на вертолетах.
Но в августе французы «переплюнули» своих американских коллег. При проведении совместной с американцами и афганцами ночной военной операции, утратив бдительность, они попали в засаду талибов в кабульском уезде Соруби, расположенном в 45 километрах от столицы по дороге в Джелалабад, и пополнили скорбный национальный мартиролог военных жертв вооруженного конфликта еще на 10 человек. Боевики, заманившие французов в западню, отступать не захотели, боестолкновение продолжалось всю ночь, стихнув только к полудню следующего дня. Это были первые потери среди французских военнослужащих после проведенного ими недавнего пополнения своего воинского контингента в составе ISAF, который насчитывал около 3 тысяч человек. До этого начиная с момента вторжения войск коалиции в Афганистан в 2001 году Франция потеряла всего 14 военнослужащих, ставших жертвами нападений боевиков, а также несчастных случаев. Помимо убитых в ночной операции был ранен 21 французский десантник.
По данным представителей ISAF, девять из 10 погибших находились в броневике, который перевернулся. Президент Франции Николя Саркози поспешил в Афганистан, чтобы оказать моральную поддержку своим военным. Минобороны Афганистана выразило соболезнование Франции в связи с гибелью военнослужащих этой страны. А уже через несколько дней Франция была шокирована публикацией в Интернете фотографий, на которых талибы были запечатлены с трофеями, снятыми с французских солдат, попавших в засаду. На одной из них позировал талиб, одетый во французскую военную форму, снятую с убитого. Среди других трофеев, с которыми боевики позировали для этих фотографий, были оружие, наручные часы, каски и радиостанции. В то время, согласно опросам общественного мнения, две трети французов считали, что их военные не должны участвовать в операциях в Афганистане. Но разве хоть одно правительство в мире когда-нибудь задается вопросом, что хочет его народ?
Политики и военные со скорбными лицами в один голос заговорили о том, что миссия в Афганистане обречена на провал. В эфире французского телевидения генерал Жан-Луи Жоржелен заявил, что победа над талибами недостижима. По его словам, необходимо было поддерживать примирение между афганцами, и в этом случае хороши любые инициативы. Его британский коллега, один из командующих контингентом в Афганистане генерал Марк Карлтон-Смит, в интервью «Таймс» сказал, что войну против талибов в Афганистане выиграть невозможно, поэтому нужно склоняться к достижению компромисса».
— Нам надо снижать уровень ожиданий, мы не выиграем эту войну. Можно говорить лишь о сокращении повстанческого движения и доведения его до управляемого уровня, но это может сделать афганская армия. Мы хотим изменить природу дискуссии и перевести ее с языка оружия на язык переговоров. А если талибы готовы сесть за стол и начать диалог о политическом урегулировании, это уже будет прогресс, который поможет прекратить сопротивление боевиков, — отметил военный.
Настоящей бомбой стали слова посла Великобритании в Афганистане Шерарда Коупера во время его приватной беседы с французским дипломатом Жан-Франсуа Фиту, стенограмма которой неожиданным образом попала в руки стороннему французскому журналисту, а от него просочилась в западноевропейские и американские СМИ. Он, в частности, заявил о невозможности установить в Афганистане демократию и предложил передать власть в стране диктатору.
— Военная кампания НАТО в Афганистане обречена на провал. Текущая ситуация плоха, уровень безопасности падает, повсюду коррупция, а афганское правительство потеряло доверие. Этот режим не выстоит без поддержки иностранных сил, а их действия только препятствуют нормальному поиску выхода из кризиса. У Великобритании нет выбора — мы должны поддерживать США. Но мы должны заявить им, что хотим участвовать в победоносной стратегии, а не в проигрышной. А американская политика в Афганистане обречена на провал, — поделился своими соображениями Коупер.
И тут уже газета «Индепендент» подлила масла в огонь, сообщив, что правительство президента Афганистана Хамида Карзая, не информируя своих западных союзников, ведет тайные переговоры с представителями движения «Талибан» и одним из бывших лидеров афганских моджахедов Гульбеддином Хекматияром, который в то время считался в США и Великобритании террористом номер два. Дипломатические источники, на которые ссылалось издание, сообщили, что брат президента Афганистана присутствовал на обеде в Саудовской Аравии, организованном королем Абдуллой, куда были приглашены представители «Талибан» и бывший президент Пакистана Наваз Шариф.
Как будто подслушав состоявшуюся на том обеде беседу, верховный имам второго по значимости в мире учебного религиозного заведения суннитов — египетского исламского университета «Аль-Азхар» шейх Мухаммед Сейид Тантауи выступил за переговоры талибов с афганским правительством. Тантауи заявил, что задачей всех религиозных мусульманских организаций является сейчас содействие этим переговорам, что в конечном счете может привести к прекращению кровопролития в Афганистане.
— Продолжение войны играет на руку лишь врагам этого государства. Афганское правительство, позитивно ответив насущным чаяниям тысяч голодных и несчастных людей, уже сделало шаг в этом направлении. Современные условия требуют от каждого афганца содействовать обеспечению мира, отвечающего священным целям исламской религии и чаяниям народа, а не корыстным интересам отдельных групп, группировок и партий, — заявил шейх.
Однако пресс-секретарь президента Афганистана отчаянно врал и отрицал наличие любых контактов представителей власти с оппозицией, особенно братьев Карзая. Сам же президент Исламской Республики хранил по этому поводу таинственное молчание и не хотел делиться с прессой даже комментариями на эту тему. Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия — американская «Нью-Йорк таймс» стала обвинять брата президента, который тогда занимал пост председателя провинциального совета депутатов провинции Кандагар, в связях с талибами и причастности к наркоторговле. Сам Ахмад Вали Карзай умел за себя постоять и заявил, что подаст иск против журналистов газеты за клевету, а также потребовал от издания представить реальные факты, если такие имеются в наличии, в распоряжение правительства Афганистана и международного сообщества. Ахмад Вали также заявил, что статья стала ответом на резкую критику президентом Афганистана действий иностранных войск в Исламской Республике. До этого Хамид Карзай выразил протест НАТО в связи с бомбардировкой кишлака Азизабад уезда Шинданд западной провинции Герат, в результате которой было убито свыше 90 мирных жителей.
Расшевелить главу афганского государства, вывести его из равновесия и заставить заговорить о контактах с талибами попробовали иностранные военные. В середине сентября они «нечаянно» убили близкого сподвижника президента Афганистана по борьбе с талибами Рузи Хана, застрелив как-то вечером главу администрации уезда Чура провинции Урузган. Карзай оставался невозмутим. Он выразил глубокие соболезнования семье погибшего, назвав Рузи-Хана «верным сыном родины, не жалевшим своей жизни для ее процветания». По данным из афганских военных источников, друг Карзая был застрелен австралийскими спецназовцами. Но камнями в них президент кидать не стал и одновременно выразил соболезнование семье погибшего в тот же день от талибского фугаса в Урузгане видного моджахеда и местного авторитета Мохаммад Голя Хана, который также являлся его близким соратником в период войны с режимом «Талибан». Что тут можно было сказать, разве что «лес рубят — щепки летят»…
Назад: Хлеб по карточкам
Дальше: Афганские радости