Книга: После нас
Назад: Полтинник
Дальше: Советский десант

Слухи о российском вторжении

На фоне провала военного парада в Кабуле, показавшего, насколько в перегруженном иностранными войсками Афганистане слаба реальная система безопасности, некоторые иностранные СМИ, в основном британские, вероятно от отчаяния, начали распространять слухи о том, что за срывом этого мероприятия стоят спецслужбы России. Используя старые как мир приемы спецпропаганды, они стали распространять слухи о том, что Российская Федерация готова ввести на юг Афганистана контингент своих войск для того, чтобы помочь натовцам в борьбе с терроризмом. Понятно, что СМИ откровенно лгали, но развенчать эту ересь все-таки пришлось, так как забеспокоились некоторые депутаты афганского парламента, настроенные к нам отрицательно. Я попытался остудить их пыл мнением их же многоуважаемого коллеги.
В секретариате парламента я договорился о встрече с председателем Партии национального единства Афганистана, входившей в оппозиционный партийный блок «Национальный фронт», депутатом от провинции Кандагар и моим старым знакомым Нурульхаком Олюми, который принимал меня еще в 1989 году в своей вотчине с большим радушием. Тогда он был губернатором этой неспокойной провинции. Родной брат Олюми, возглавлявший во время Апрельской революции Отдел обороны и юстиции ЦК НДПА, генерал, которого я тоже отлично знал, в 90-х был зверски убит в Кабуле душманами. В этой связи младший из братьев не питал особо теплых чувств к моджахедам, новой системе власти и поддерживающим ее иностранным государствам.
— Слухи о том, что Российская Федерация готова ввести в Афганистан контингент своих войск, распространяются террористами, «Аль-Каидой», а также теми иностранцами, которые хотят продолжения кризиса в Афганистане, беспорядка и нестабильности, — заявил он в официальной беседе, проходившей в парламентском кабинете. — На народ всегда оказывают воздействие, используя пропагандистские приемы. Народу говорят: вы видели кошмар советской оккупации? Русские придут, и все повторится снова, — сказал Олюми, комментируя сообщения дипломатических кругов о циркулирующих на юге Афганистана слухах о скором вводе в Исламскую Республику российского военного контингента. — История всегда повторяется, но повторяется в лучшем, позитивном виде. Мы возвращаемся к истории для того, чтобы страна развивалась, а не для того, чтобы восстановить условия, при которых была война, принесшая несчастья. К Афганистану тянутся руки из-за рубежа. Так было вчера, так есть сегодня. Те иностранцы, которые считают, что у нашей страны не должно быть территориальной целостности, независимости и суверенитета, пытаются принести сюда ненависть, вражду, разъединить народ. Таких людей много, — сказал Олюми, прихлебывая чай.
По его словам, мир сильно изменился, и нынешняя Россия — это не вчерашний Советский Союз.
— Взять американцев, русских, европейцев, выходцев с Ближнего Востока, Средней Азии. Особой разницы между ними уже не видно. Земля стала настолько маленькой, проблемы народов настолько сблизились, что в сегодняшней Российской Федерации никто уже не видит СССР. Расклад политических сил в регионе совершенно иной, нежели чем во времена Советского Союза. Так какая необходимость России вводить свои войска в Афганистан, — задал риторический вопрос политик.
По мнению Олюми, если Россия захочет в рамках НАТО, ISAF, контртеррористических или миротворческих сил принять участие в афганском строительстве, то это должно только приветствоваться.
— Но это только предположения: может не может, примет участие не примет, — раздосадованно сказал он. Олюми вертел в руках подаренный мной новый российский отрывной календарь с видом Генштаба ВС РФ и привезенный из Москвы для подобающего случая старый революционный вымпел, на котором было изображено рукопожатие и написано «Да здравствует нерушимая афганско-советская дружба!». — Сегодня многие страны Восточной Европы, которые еще вчера находились в советском блоке, выполняют задачи в Афганистане. Украинцы — там, румыны — здесь. Сегодня для афганского народа это в порядке вещей, — подчеркнул он. — Я никогда не скажу, что если вдруг русские захотят выполнять свои задачи в Афганистане, то это будет расценено как агрессия. Что касается присутствия в Афганистане войск НАТО, контртеррористических сил, то сегодня мы называем это международным сотрудничеством. Если вчера были холодная война, разрушения и сотрудничество СССР называлось вторжением, то сегодня мы называем это международным сотрудничеством.
Олюми перевел дух и продолжил:
— Правительство подписало документы о стратегическом партнерстве с США и рядом других стран. Все это называется сотрудничество. Но наши враги утверждают, что если сюда придут российские войска, то вновь начнется война. Но она и не кончалась, так что и начинаться нечему. Придут сюда русские или нет — война все равно идет. С позиций международного сотрудничества — я не думаю, что дело дошло до того, чтобы, во-первых, российское правительство дало бы согласие на ввод контингента своих войск в Афганистан, а во-вторых, что здесь сейчас такие условия, чтобы Россия смогла ввести в Афганистан свой военный контингент независимо от мнения других, — подчеркнул политик. Он назвал распространение подобных слухов пропагандой. — Сейчас не те условия, чтобы одна страна могла бы что-то решить военным путем и вдруг взяла бы на себя такую ответственность. Сегодня мы все желаем того, чтобы афганский вопрос решался через мирные политические шаги, а не через войну. Я говорил вчера, что война не принесет позитивных результатов. И мы пошли путем национального примирения. Я говорю и сегодня, что военным путем ничего нельзя решить. Решение проблемы лежит в плоскости примирения, — заявил Олюми, по словам которого сотрудничество НАТО — Россия, предоставление коридора для доставки грузов невоенного назначения ISAF — вот пример настоящего взаимодействия. Это значительно полезней, чем ввод войск в Афганистан, заключил он.
Интервью с Олюми было опубликовано в России, переведено на фарси и растиражировано в Афганистане. Многие наши злопыхатели приумолкли. Хотя я, честно сказать, подспудно волновался. Известно, что все эпохальные события, пусть и в трансформированном виде, повторяются, а история развивается по поступательной спирали. В этой связи меня несколько «напрягла» информация Центрального бюро статистики Афганистана, которое в это самое время приняло решение о переносе планировавшейся в этом году переписи населения на 2010 год. Глава бюро Абдул Рахим Гафури, в частности, заявил: «Мы думали, что перепись населения будет проведена уже в текущем году, но ее придется перенести на более поздний срок в связи с подготовкой к президентским и парламентским выборам». Господи, подумал я, а ведь в 1979 году здесь тоже начиналась перепись населения, но была сорвана вводом в страну нашего Ограниченного контингента. Чем черт не шутит? На заседании афганского статбюро в ходе обсуждения этой проблемы высказывались мнения, что проведение переписи в Афганистане в условиях непрекращающихся боевых действий просто невозможно. Кроме того, афганские статистики полагали, что 60 миллионов долларов, выделенных международным сообществом на проведение переписи, недостаточно. По их мнению, было необходимо еще 28,5 миллиона долларов. Так как никто этих денег им не дал (все равно все средства были бы разворованы), то и перепись закончилась, так и не начавшись. А если так, подумалось мне, то не стоит проводить кривые исторические параллели. Я пришел к окончательному выводу, что здесь никто никого и никогда не пересчитает и ввода наших войск ожидать не приходится.
Интересно, что в 1979 году число афганцев, проживавших на родине, неофициально оценивалось в 16–18 миллионов человек. А в начале двухтысячных, опять же по примерным прикидкам ООН, здесь должны были проживать 25–28 миллионов человек, однако до конца неизвестно, сколько миллионов из них находилось на сопредельных территориях Ирана и Пакистана.
Назад: Полтинник
Дальше: Советский десант