Книга: Последний пионер
Назад: 16. дискриминация
Дальше: 18. 1998. Дефолт

17. 1997. Универ

Весной 1997, незадолго до «последнего звонка», Татьяна Васильевна меня схватила в коридоре за шкирку и объявила: «Ты у меня поступишь! Мне все равно, смогут ли поступить на бюджетные места остальные, но ты – мой лучший ученик за много лет, моя гордость. Ты должен поступить! Ты должен получить высшее образование! Все учителя готовы тебе помочь с репетиторством. Бесплатно. Вечером приходи за тестами».
Она знала, что мы живем небогато. В экономике опять пошел спад, цены подскочили, а зарплаты стояли на месте подолгу, на репетиторов средств не было. Зная нашу ситуацию, она сумела убедить нескольких учителей подтянуть меня по своим предметам, не беря никакой платы за репетиторство.
Я уже писал, что по причине постоянных болезней фундаментальные основы знаний по алгебре, физике, химии, а также базовые правила русского и английского языков у меня начисто отсутствовали. Поступать я решил на исторический, а потому требовалось подтянуть русский с литературой. И подтянул ведь! За считанные занятия смог освоить все то, что раньше было terra incognita, неизвестным и неизученным. А потом началась зубрежка тестов.
С 1995 года при поступлении в ВУЗы Узбекистана требовалось сдать тесты. Тесты публиковались заранее, по всем необходимым при поступлении предметам. В отличие от ЕГЭ, тесты сдавали не в школе, а в конкретном ВУЗе и на конкретном факультете, в который были поданы документы. Кроме того, на экзамене могли быть тесты из тестовой программы как 1997 года, так и 1995 и 1996 годов. Наши учителя-репетиторы сами ответили на все тесты и требовалось только запомнить вопрос и правильный ответ. Это сильно упростило процесс подготовки, но проблема была уже в самом количестве тестов. Только по истории их было несколько тысяч. Плюс столько же по русскому с литературой и по английскому. А до поступления оставалось месяца полтора.
Зубрил я как заведенный, с утра до ночи. Когда мозги отказывались впитывать новую информацию, делал перерыв и включал музыку. В апреле того года вышел альбом Ultra группы Depeche Mode, он мне и помогал перезагрузить мозг. Включаешь песню Home, закрываешь глаза и голова отключается, тело расслабляется, душа куда-то улетает и там в высоте исполняет па из старинного менуэта под звуки скрипки, рок-гитары и вокала Мартина Гора. Так хорошо, такое умиротворение… Песня заканчивается и ты выходишь из транса с ясной головой, готовый к новым подвигам. Берешь тесты и зубришь дальше, до нового сбоя в работе тех частей мозга, что отвечают за память или пока сон не одолеет. И так день за днем.
Вызубрил все вопросы по истории, русскому и литературе дней за пять до экзамена. Пробовал взяться за тесты по английскому, но быстро понял – перебор, в голове каша. Если начну грузить еще и эту информацию, усвоенное прежде сотрется. Тем более, что одного взгляда на тесты по английскому было достаточно чтобы понять: половину я решу сам. Забегая вперед, скажу что так оно и вышло, из 36 (если не ошибаюсь) вопросов, верно ответил ровно на половину.
На экзамене в истфак за правильный ответ по истории полагалось 3 балла, по русскому и литературе – 2 балла, а по английскому – 1 балл. Так что в приоритете были два других предмета. Раз выучил их и отказался от идеи зубрить тесты по английскому, то лучше перепроверить усвоенное, благо время позволяет.
Те дни стали адом для моих родных. Пока мама на работе я доставал бабушку, когда приходила мама напрягал ее. Часами они задавали вопросы, а я, еще не дослушав их до конца, уже давал правильный ответ и торопил с новым вопросом. У них уже языки заплетались, а я все требовал: Еще вопрос! Дальше! Следующий!
Мама поражалась, как это все можно было запомнить? Говорила: «Там же тысячи вопросов! Как ты их смог все запомнить?» Говоря по правде, я и сам порой поражаюсь. Сейчас мне свежий анекдот или свое же коротенькое четверостишье запомнить удается с трудом. Тесты в автошколе и вовсе дались с огромным скрипом. Но это сейчас, а тогда голова была юная, знания впитывала как губка.
После нескольких дней проверок и перепроверок знаний я – жуткий перфекционист по натуре, смог вздохнуть спокойно. Я был уверен в своих знаниях на все сто, даже тени сомнений не оставалось, что я готов. Главное было не перенервничать на экзамене, сохранить спокойствие.

 

День экзамена наступил. Сказать, что волновался – это ничего не сказать, руки ходуном, колени дрожат, живот крутит. Мать дала выпить валерьянки, вроде отпустило. Собрал волю в кулак и поехал в ВУЗ-город.
Нас (абитуриентов, подавших документы в русскую группу истфака) собрали в большой аудитории. При входе в аудиторию охранник изъял все, кроме паспортов и ручек. Другой охранник и сотрудник госкомиссии занесли и вскрыли коробку запечатанную сургучом, а затем раздали пакеты с тестами, чистыми листами для черновиков и специальным листом для ответов. Ровно в 10 представитель министерства образования дал команду вскрыть конверты и засек время. Экзамен начался.
На решение тестов давалось 3 или 4 часа. Все задания я решил минут за 20—30, в них было несколько вопросов, которых не было в опубликованных ранее тестах. Эдакий сюрприз от министерства образования. Над ними немного голову поломал, на остальные же отвечал автоматически, по памяти, даже не думая.

 

Намного больше времени ушло на закрашивание кружков в листе ответов. Нас всех запугали, что кружок должен быть полностью заштрихован, но при этом, штриховка не должна выходить за пределы круга. В ином случае компьютер, который обрабатывает работы абитуриентов засчитает ответ как неверный. Вот и пришлось повозиться. Тестов много, кружки маленькие, руки и лоб от духоты, напряжения и нервов потеют, а ручка из пальцев предательски выскальзывает.
Рука уже онемела, а закрашены только две трети кружков. Пробуешь размять руку – бесполезно, не слушается и все тут. Под конец начал двумя руками заштриховывать: одной рукой крепко держу шариковую ручку, второй рукой вожу первую руку. Пот со лба уже ручьем течет, глаза застилает, руки взмокли, а платка нет – отобрали на входе. Приходится вытирать лицо и ладони рукавами рубашки. Закрасил кружок – вытер пот и так один за другим. Вот и все… Пытка закончилась – весь лист заполнен. Сдал тесты комиссии первым и пулей вылетел на свежий воздух. От напряжения и духоты уже голова кружилась.

 

На улице ждали родители абитуриентов. Представляю какой у меня был вид, когда я выскочил из здания: взъерошенные волосы, безумный взгляд, мокрая от пота рубашка, с грязными рукавами. Десятки взглядов устремлены на меня, мама подбегает и что-то говорит, а у меня все плывет перед глазами, дышу и не могу отдышаться, как рыба, выброшенная на берег.
Она меня отругала, что так быстро вышел, что надо было еще подумать над правильными ответами и все в этом духе. Когда отдышался и пришел в себя, успокоил ее тем, что я это сделал осознанно, хорошо зная собственную натуру. Мне всегда первыми приходят в голову верные ответы, но если начинаю лезть в дебри – прихожу к ответу неверному. Чтобы не рисковать, не стал давать червю сомнений ни единого шанса.
Затем было долгое ожидание. В тестовом центре обрабатывались результаты всех абитуриентов всех ВУЗов республики, а их немало. Ждешь результаты. а сам исходишь на нервы. Ведь, что такое ожидание? Правильно, это – оголенные нервы и состояние постоянного напряжения. На нервы исходили я, мама и бабушка. День за днем. И было отчего нервничать, если не поступлю – здравствуй узбекская армия. Служить в ней не было ни малейшего желания, после истории с олимпиадой. Денег, чтобы «отмазаться» у семьи нет. Только учеба же в ВУЗе даст законную отсрочку от армии.
Наконец, пришел день объявления результатов. Это не передать словами. Не передать словами ту тревогу, с которой подходил к стенду со списком поступивших и не поступивших. Не передать ту радость, когда видишь свою фамилию в списке поступивших. Да не просто в этом списке, а в его верхней части. Над чертой, которая разделяет тех кто поступил на «бюджет» от тех, кто будет учиться платно. Радость от того, что учеба будет оплачиваться государством, поскольку на платное обучение не хватило бы семейного бюджета. Радость обретения такой желанной отсрочки от армии, в которой русскоязычные пацаны из Ташкента через полгода-год службы в Кашкадарье или Термезе возвращались инвалидами. Огромная радость.

 

Поступил я в ТашГУ – Ташкентский государственный университет, на исторический факультет. Через пару наш универ переименуют и заканчивать я буду уже НУУ – Национальный университет Узбекистана. По статусу вроде бы круче, но мы (студенты) были недовольны. ТашГУ знали все в бывшем Союзе, а что такое НУУ? Кто про такой хоть раз слышал? Что за зверь такой, с чем его едят?
У нас было два потока: русский и узбекский. С русским и узбекским языком обучения, соответственно. В нашем потоке 20 человек, в узбекском 100 человек. С ними мы практически не пересекались, был там только один человек, который старался держаться нашей компании.
Он был родом из Ташкента, хорошо образован, а в узбекский поток подавал заявление из опасения, что не пройдет по набранным баллам в наш поток. Тоже в армию не хотел. Как оказалось, зря беспокоился, его баллов хватило бы для поступления в наш поток, причем на бюджет.
А в армию он идти не хотел по причинам, которые я указывал в предыдущей главе – в регионах распространилась лютейшая ненависть ко всем жителям Ташкента, невзирая на национальность. Попади в регионы, где особая неприязнь к ташкентским и все – прощай здоровье. Били наших земляков там нещадно.
По той же причине старался держаться нашей компании, среди своих одногруппников (практически целиком состоящей из приезжих) он был чужаком. Как в старом советском фильме – свой среди чужих, чужой среди своих.
То, что наш поток именовался русским не должно вводить в заблуждение, это был самый настоящий интернационал. Из 20 человек: 2 корейца, 2 татарки, 1 японец, 5 узбеков, 1 таджик, 1 бухарский еврей, 1 грек, 1 русский еврей, 1 украинец и 5 русских, включая меня. Мы прекрасно уживались, были единым целым. Вместе сбегали с пар, вместе гуляли по праздникам, вместе травили анекдоты. Хорошее было время, отличные однокурсники мне попались.

 

Попав в универ, столкнувшись с университетской программой и получив доступ к факультетской библиотеке я осознал крайне болезненный для моего самолюбия факт – я абсолютно не знаю историю. Вообще. Даже мои познания из программы подготовки к городской олимпиаде не меняют картины – я полный профан в истории. Ноль без палочки.
Вся школьная программа по истории – полная чепуха, которая не имеет ни малейшего отношения к реальной науке. Все события имеют массу трактовок и большая часть тех, что попали в школьные учебники по истории, как единственно верные, давно отринуты научным сообществом, давно пересмотрены.
Вот простой пример: в школьном учебнике как непреложная истина указана дата 843 год, как окончательный распад Франкского государства. А на деле, в 880-х годах произошло воссоединение франкских территорий при восточно-франкском короле Карле III Толстом. Да, недолго существовала новая единая держава, но ведь была же. Даже титул «император Запада» был возрожден. Только в 887 произошел окончательный распад, но об этом в школьном учебнике истории ни слова. И таких примеров много.
Я заново открывал для себя историю Древнего мира, Средневековья, Нового и Новейшего времени на лекциях и в библиотеке. Мне издавна была интересна история Древнего Рима, но знания удавалось почерпнуть отрывочно, с огромными пробелами. Здесь же мне на руки выдали прекрасную монографию в двух томах о царском периоде, республиканском и имперском. Фундаментальный труд, который я перечитывал несколько раз и даже сделал себе ксерокопию. Жаль, что она потерялась при переезде. Шикарная книга.

 

По истории Древнего мира нам попался препод, который гонял нас и в хвост, и в гриву. Заставлял рисовать карты разных древних государств, наизусть запоминать имена царей древнего Востока: Тиглатпаласар, Ашшурбанапал, Суппилулиума и т.д., приговаривая: «Вы еще не студенты, студентами станете только после пе`йвой сессии».
Карту мне рисовала бабушка – профессиональный картограф. Идеальная карта, но и в ней он нашел изъян – кружок обозначающий Газу нарисован чуть вдали от моря. Фраза, которую он при этом произнес, запомнил весь наш курс: «Запомните (называет мою фамилию), я п`ивык выискивать даже пятна на солнце!» Я аж рот от изумления открыл, однокурсники тоже в осадок выпали.
Он не выговаривал букву «р», получалось что-то похожее на «й», в связи с чем регулярно происходили казусы. На очередной из лекций он радостно объявил:
– Сегодня будем п`йоходить мое любимое д`йевнее госуда`йство Асси`ия!
– Россия? – удивленно выдохнула аудитория – А при чем здесь история Древнего мира?
– Да нет, не `Йассия, а Асси`ия!
– Что?
– Асси`ия! – он уже начал выходить из терпения. Поняв, что глупые студенты не понимают разницы, схватил мел и большими буквами написал на доске «Ассирия»
– Аааа… – разочарованно выдохнула аудитория.
А один случай и вовсе стал настоящей факультетской легендой, передаваемой от курса к курсу. Однажды этот же преподаватель был отправлен на «хлопок» – на уборку хлопка, вместе с несколькими аспирантами. На месте уже трудились студенты нашего факультета, за ними-то он и должен был приглядывать, вместе с аспирантами. Прибыв на место и увидев своих студентов, он без задней мысли поприветствовал их: «Привет хлопкоробы!» Точнее, он хотел их так поприветствовать… На деле, вышло не очень приличное: «П`йивет хлопко`йобы!» Все, кто в этот момент находился рядом с ним, просто со смеху попадали.
Жизнь покажет, что он – отличный мужик и правильно нас гонял. чтобы не расслаблялись. Знаний он нам дал уйму, фундаментальных знаний. После того как прочитал весь курс, снял маску грозного преподавателя и всегда приходил на помощь своими энциклопедическими познаниями, жизненным опытом, советом. Ко всем студентам, с самого первого дня, подчеркнуто, на «вы». Надеюсь, что он еще жив и в полном здравии.

 

После первой же сессии я чуть было не вылетел из универа. Все предметы сдал, кроме узбекского языка. Невзлюбила меня преподавательница после того, как однажды, чисто механически ее поправил. Она стала называть слова в узбекском, заимствованные из русского, а я возьми да ляпни, что слово «метр» не русское, а пришло из западной Европы. Дама была со вздорным характером, возражений не терпела и чуть не испепелила взглядом, когда я это сказал.
После этого она начала меня гнобить. А когда пришла пора сессии, начался форменный ад. Я пробовал сдать ей зачет восемь раз. Выучу текст наизусть – требует прочесть его из другого конца аудитории так, чтобы ей было отчетливо слышно каждое слово. Приходилось орать, что есть мочи, пока ей не надоест это развлечение. Много она мне каверз устраивала, всего и не вспомню.
Уже 8 марта на носу, а зачет не сдан. Меня замдекана вызвал и поставил перед фактом: не сдам перед праздником – буду отчислен. Звонили из военкомата и ненавязчиво напомнили: не будет справки о том, что продолжаешь обучаться – попадешь под весенний призыв.
Однокурсники уже решили, что моя песенка спета, да я и сам так думал, но все решила коробка конфет. Узнал через преподавателей, от чего может «растаять» моя мучительница и те подсказали. Вроде большая коробка «Рафаэлло», но это неточно… Как бы то ни было, эта коробка меня спасла, я получил тройку и вылетел из аудитории как на крыльях. Спасен! Сессия закрыта! Меня поздравлял весь факультет, не только студенты разных курсов, но и преподаватели.
Для них я стал своим, а преподавательница узбекского всегда была чужаком – с другого факультета. Они ее сами терпеть не могли и после истории моих мытарств накатали телегу куда следует, по окончании учебного года ее отстранили от преподавания на нашем факультете. Ко всеобщей нашей радости. Даже декан ходил с сияющим лицом, когда поступила эта новость.
Декан у нас был большим светилом науки, но все знали, что звание академика он получил по протекции отцовских друзей из всесильного клана Рашидова. Он был сыном культового местного писателя и всегда жил в тени великого отца. Возможно это и было причиной его пагубного пристрастия – он был тихим алкоголиком. Декан пил и очень этого стыдился, старался не показываться «под градусом» на глаза студентам. Приедет раньше студентов, раздавит чекушку, дождется окончания пар и едет домой, уже протрезвев.
Приезжал он не каждый день, а по настроению. В те дни, когда появлялся, весь факультет ждал 10 часов утра: если выйдет из кабинета за газетой в ближайший киоск – значит выпил и настроение хорошее, если не вышел – значит трезвый и злой. Если трезвый, лучше обходить кабинет стороной, не дай бог попадешься на глаза… гром и молнии обеспечены. А если выпил, то все преподаватели стремились к нему попасть на прием – все подпишет.
Года через полтора его переведут в министерство и у нас начнется чехарда деканов: полгода побыл главой исторического факультета – в министерство, следующий так же, затем еще один. Как перчатки менялись. Всех к себе под крыло собирал наш прежний декан, ставший заместителем министра образования республики…

 

Когда злополучный зачет по узбекскому был получен, пошел к замдекану за справкой для военкомата. Мужик он был колючий, с тяжелым характером, недобрым взглядом и говорил кривя нижнюю губу, с явным презрением ко всем, кто ниже его по иерархической лестнице. Услышав про справку, вызвал методиста и приказал разобраться с этим вопросом так, чтобы его впредь «не отвлекали по пустякам».
Методист ему в отцы годился, а мне в прадеды, древний старик с седой головой и лукавым взглядом. Он всегда нам (студентам) помогал, но прежде чем помочь, сажал перед собой и часами рассказывал байки из своей жизни. Говорит, говорит, а затем вырубается и храпит. Толкаешь его легонько в плечо. он подскакивает и пару минут таращится по сторонам, бешено вращая глазами, не понимая где он и кто я такой. Потом вспоминает и продолжает свой сказ, который не заканчивается до тех пор, пока ты не узнаешь о всех его внуках и правнуках. Но в итоге помогал, этого не отнять. И в тот раз помог.
Позвонил в справочную, узнал телефон моего районного военкомата и набрал номер секретаря. А дальше был театр одного актера:
– Это военкомат? С вами говорит ректор ТашГУ (у меня челюсть отвисла). Что? Ректор! ТашГУ! Что вам от нас надо, какие справки? У меня сейчас на приеме студент (называет фамилию), говорит, что вы от него какую-то справку опять требуете. Он же вам уже приносил справку, что зачислен. Что значит каждую сессию? Вы себе представляете, сколько у нас студентов? Вы хотите чтобы весь университет только на ваши справки работал? Запишите там себе, что студент (опять называет мою фамилию) и другие студенты нашего ВУЗа, действительно, у нас обучаются и будут учиться еще пять лет. Пять лет! В этот раз справку дадим, но это последний раз. Хватит дергать нас и наших студентов, им учиться надо, а не за справками бегать. Я все сказал! Прощайте!
Положил трубку, хитро подмигнул, выдал справку и сказал чтобы ехал в военкомат. В военкомате после этой выволочки все были просто шелковые и крайне обходительные. Сказали, что они у себя все занесли в компьютер и в ближайшие четыре с половиной года справок не потребуется. Ну методист, ну удружил… Я ему пузырь за это поставил с первой же стипендии.

 

В 1997 году началась эра рефератов из интернета. Все интернет-кафе города были забиты студентами, которые осваивали новинку – поисковик Яндекс. Реклама на телевидении сделала дело, слоган «Найдется все!» стал девизом целого поколения. Если раньше были только громоздкие каталоги сайтов, то теперь информацию искать стало делом легким и простым. Вбил ключевые слова – получил список ссылок. Красота!
Нашел реферат по нужной тематике, скинул на дискету размером в 3,5 дюйма и объемом 1,44 мегабайта, распечатал у мамы на работе на матричном принтере и вуаля – готов к зачету. Преподаватели злились, ругали нас, а мы знай себе продолжали халявничать. В конце концов преподаватели махнули рукой, понимая что бороться с этим явлением они бессильны, но заставили сдавать все в рукописном виде. Такая маленькая месть – раз не хотите думать, так хотя бы перепишите то, что скачали.

 

Из политических событий года запомнилось только то, что Ельцин сделал нижегородского губернатора Немцова вице-премьером. Пресса и политологи дружно стали обсуждать персону молодого политика и поспешили возвести в ранг преемника, дряхлеющего на глазах, президента.
Немцов запомнился всей стране тем, что двумя годами ранее, во время дебатов с Жириновским, был в прямом эфире облит соком. Нижегородский губернатор пришел в студию с журналом Playboy и стал провоцировать Жириновского цитатами из скандальной статьи и пообещал вылечить от сифилиса двумя уколами. Само собой, за это ему прилетело, сначала словесно – Жириновский назвал его негодяем и подонком, а затем и не словесно – полный стакан сока в лицо и сам стакан, в догонку.
Годом позже Немцов станет одним из «козлов отпущения» за допущенный дефолт и вылетит из правительства, а пока он был на пике популярности и старался ковать железо не отходя от кассы, как говаривал Остап Бендер. Чтобы завоевать сердца россиян, недовольных роскошным образом жизни министров и губернаторов на фоне всеобщей нищеты, он предложил пересадить всех чиновников с иномарок на продукцию отечественного автопрома. Кто-то всерьез обсуждал инициативу, но больше было откровенного глума. Все прекрасно понимали. что это обычный популизм. Реальных мер принято не было, через несколько месяцев про эту курьезную инициативу и думать перестали.

 

А вот культурная жизнь била ключом. От клипов Prodigy сходил с ума весь белый свет, молодежь отрывалась под их безумные звуки. Песня «Smack My Bitch Up» стала культовой, клип на нее запрещали во многих странах, но он распространялся по сети как вирус.
Культовой в 1997 стала книга про Гарри Поттера, но я ее так и не прочитал. Фантастику люблю, а вот с фэнтези так и не подружился. Даже легендарный цикл «Властелин колец» Толкиена меня обошел стороной, не зацепил. Из всего фэнтези только «Хроники Эмбера» уважаю и много раз перечитывал. Приключения же юного волшебника Гарри не заинтересовали от слова совсем, да простят меня поклонники творчества Джоан Роулинг. Ни когда вышла книга, ни когда вышел фильм. Пишу эти строки и думаю – надо восполнить пробел, хотя бы фильм посмотреть… Может и правда стоящая вещь.
А еще было кино. Масса достойных внимания и упоминания фильмов тогда вышла в прокат, но если меня спросить, какие первыми приходят на ум, назову только два: «Титаник» и «Брат». «Титаник» раскручивали так рьяно, что народ массово повалил в кинотеатры, в первую очередь женский пол. А женский пол тащил с собой на сеансы пол мужской. Меня тоже на «Титаник» затащили…
Три часа слезливой мелодрамы про любовный треугольник, на фоне роскошных палуб для пассажиров первого класса и форменного нищебродства для пассажиров класса третьего. И женский пол, и мужской пол в фильме нашли объекты для воздыхания: барышни вздыхали при появлении в кадре смазливого личика Леонардо Ди Каприо, мужики плотоядно осматривали аппетитные формы Кейт Уинслет.
Интимная сцена в автомобиле шла на экране под гробовое молчание замершей публики, о том что это живые люди, а не статуи напоминало только учащенное дыхание зрителей. Во время сцены, когда утонул герой Ди Каприо рыдал весь зал, от мала до велика. Даже взрослые мужики, по виду истинные альфа-самцы, утирали скупую мужскую слезу, а потом оправдывались друг перед другом, что это соринка в глаз попала.
Две моих однокурсницы стали фанатками фильма, Ди Каприо и песни «My heart will go on» в исполнении Селин Дион. Они часами могли обсуждать какой красавчик Лео, какая стерва героиня Кейт Уинслет (за то, что дала любовнику утонуть), что бывает же настоящая любовь на свете, а не то, что у некоторых… За это их дружно и незлобно троллила вся наша группа.
Фильм «Брат» стал культовым уже у мужской аудитории, женская половина строила гримасы при любом упоминании этой киноленты и фраз из нее. Герои Сергея Бодрова и Виктора Сухорукова стали символами эпохи бандитских разборок. Цитаты их героев мгновенно разлетелись по всем странам бывшего Союза и вошли в народный фольклор, особенно эти: «Скоро всей вашей Америке – кирдык» и «Не брат ты мне, гнида черножопая».
Мрачная атмосфера петербургских дворов-колодцев снятых в стиле «нуар» как нельзя лучше отражала ту эпоху, условия тогдашней жизни, отсутствие малейшей надежды на лучшее. Грязь, алкоголь, квартиры-гадюшники, наркота и убийства, убийства, убийства. Полная безнадега…
И несмотря на все это, ты ощущал, что есть люди в стране, которые хотят вырваться из этого мрака, изменить к лучшему свою жизнь и жизнь окружающих. Фильм дарил надежду, что не все еще потеряно, что рано или поздно справедливость восторжествует. Что однажды придет человек, который все исправит, очистит мир от подонков, а Америке и правда придет «кирдык».
Назад: 16. дискриминация
Дальше: 18. 1998. Дефолт