Книга: Последний пионер
Назад: 15. 1996. Год перелома
Дальше: 17. 1997. Универ

16. дискриминация

Я же в конце того года, в очередной раз, столкнулся с дискриминацией на национальной почве. К тому времени, официально, национализм был повержен, и в стране воцарилась дружба народов. Это власти республики ставили себе в заслугу и всячески выпячивали.
Националистическую партию «Бирлик» запретили после бунта в студенческих общежитиях ВУЗ-города в 1992 году. Тогда на усмирение студенческих выступлений (за которыми стоял «Бирлик») бросили армию и мятеж был жестко и решительно подавлен. За любое разжигание на национальной и религиозной почве можно было отхватить немалый срок.
А неофициально существовали определенные рамки, через которые тебя с твоей славянской внешностью никто не пропустит. В силовых структурах для русскоязычного меньшинства максимальное возможное звание – полковник. Генералом мог быть только представитель коренной национальности. В госструктурах максимальная должность для некоренных национальностей – заместитель. В исключительных случаях начальником мог стать татарин, но это случалось крайне редко. На всех руководящих должностях везде и всюду только представители титульной национальности. Негласное правило, которое существовало, но категорически отрицалось на официальном уровне.

 

Попал я в этот замес с дискриминацией на городской олимпиаде по истории. Наша классная руководительница была учителем истории и я был ее любимым учеником. Так уж вышло. Не потому что строил глазки и занимался лизоблюдством, а просто потому что любил историю и знаний уже тогда подкопил немало. Читал взахлеб все, что было доступно, на исторические темы. При всем при этом, слишком критично оценивал свои знания и терпеть не мог какие-либо олимпиады. Всегда от них открещивался.
Она это знала и видя, что на уговоры я не иду, сама как-то договорилась с директором. Вместе они обстряпали дело так, что не участвуя в школьной олимпиаде и даже не зная о ней, я ее якобы выиграл. Меня просто вызвали к директору и поставили перед фактом: я еду от нашей школы на районную олимпиаду по истории. Как меня уговорили участвовать в этом мероприятии уже и не помню. Наверно что-то пообещали подправить в оценках по другим предметам, класс-то у меня был выпускной. В общем, я согласился.
Зная, что творится с национальным вопросом, особых надежд не испытывал и к районной олимпиаде не готовился вообще. Просто в назначенный день явился куда приказано, взял тесты и заполнил их. И я выиграл! Абсолютно того не ожидая я занял первое место. Все остальные участники олимпиады от нашей школы с треском провалились, а я выиграл.
Как потом рассказывала учительница, у организаторов олимпиады наглости не хватило подтасовать мои результаты. У ближайшего конкурента было процентов 65 правильных ответов, у меня же под сто процентов. Сказалась моя любовь к истории и чтение литературы из университетской программы. Кроме того, взыграло желание у РайОНО чего-то добиться на городском уровне. Давно наш район на городских олимпиадах по истории не блистал, а тут подвернулся удобный случай. Одно наложилось на другое и меня отправили на городскую олимпиаду.
Тут уже я решил готовиться всерьез. Появился шанс поступить в нормальный ВУЗ и получить квоту на бесплатное обучение. Такими возможностями не разбрасываются, за них зубами цепляться нужно. Учительница, увидев мое рвение, взяла быка за рога и дала такой объем информации, что я читал, читал, читал, а книги все не кончались и не кончались. Много я тогда всего прочел. И по истории России с Узбекистаном, и по истории Древнего мира со Средневековьем, и по новейшей мировой истории, и по истории религий. Если бы все это осталось памяти, наверно сейчас бы обладал поистине энциклопедическими познаниями. Но в долговременной памяти мало что отложилось, увы.

 

На городской олимпиаде я не подкачал. Тестирование проходило на компьютере и я набрал 92 балла из 100 возможных. Лучший результат из всех объявленных. Радости не было предела! Как бы не так… Рано обрадовался, еще не были названы баллы последнего конкурсанта – паренька из специальной школы с историческим уклоном, откуда-то из центрального района. Немыслимо! У него точно такой же результат, как и у меня, балл к баллу. Объявили, что будет второй тур.
Вот тогда-то и начались подковерные игры. Конкурент не просто из лучшей школы в городе, он еще и правильной национальности. Второй тур устроили не на компьютере, а на бумажках. Двадцать вопросов. Как раз по тем темам, которые штудировал незадолго до олимпиады. Сладкая булочка, можно сказать.
Объявляют результаты. У меня 20 баллов. Ликование, поздравления и… долгая пауза со стороны организаторов. Надо объявлять балл соперника. Долгое совещание, странные жесты у организаторов, недоумение на многих лицах, кто-то яростно спорит. Но в конце-концов объявляют: 37 баллов. Шок у меня, шок у моей учительницы, шок у большей части зала и… ликование в стане соперника.

 

Вышли мы оттуда как в тумане, морально абсолютно убитые. Подбадривали друг друга как могли, но ясно понимали – нас лишили законной победы. Я все никак не мог понять: как при 20 вопросах у соперника могло быть 37 баллов? Долго мне этот вопрос не давал покоя, пока однажды учительница не вызвала к себе и не рассказала, что ей удалось выведать через свои каналы.
У меня было 20 правильных ответов из 20. Как я уже писал, вопросы попались аккурат по тем темам, которые я тщательно штудировал. У соперника правильных ответов оказалось всего 17. ГорОНО планировало это и объявить, но вмешался человек из министерства образования и популярно объяснил, какой результат им (в министерстве) нужен. Не сильно заморачиваясь математикой, он самолично нарисовал итоговые цифры: 20 и 37 баллов.
Причин было две: школа соперника и национальность. Школа была под покровительством самого министра, он ее продвигал на всех уровнях. А тут такой удар – лучшего ученика из лучшей школы уделал какой-то выскочка из самой настоящей дыры. Из задрипанной, богом забытой школы с городских окраин. Позор да и только…
Но решающим оказался фактор национальной принадлежности. Им на республиканской олимпиаде от Ташкента был нужен представитель титульной национальности. В это время в регионах получила распространение идея о том, что Ташкент чуть ли не оккупирован «кафирами» – «неверными». Что русские всем заправляют, а ташкентские узбеки и не узбеки вовсе, а какие-то предатели и тоже «кафиры». Короче, кто-то опять мутил воду и в министерстве решили не усугублять ситуацию.
Политика взяла верх и прошлась по мне катком. Я полностью разочаровался в Узбекистане как в государстве. Если до этого еще мирился с негативными факторами, то теперь я остро ощутил на своей шкуре, что такое быть человеком «второго сорта». Именно тогда окончательно сформировалось мое отношение к Узбекистану – родная земля, но чуждое мне государство. Я – русский и, рано или поздно, уеду в Россию. Моя страна – Россия. Быть человеком «второго сорта» я не собираюсь.

 

После олимпиады я долгое время пребывал в уверенности, что честным способом поступить в институт будет нереально. Вокруг только и были разговоры о взятках, о том кто сколько отдал за поступление, кто сколько собрал на экзамены. А я молчал, ощущал себя лишним на этом празднике жизни, поскольку денег у меня не было.
Я понятия не имел, чем заниматься после школы. То ли сразу уехать в Россию, где мой двоюродный брат уже шабашил на стройках. То ли повременить с отъездом, в какой техникум поступить и получить хоть какую-нибудь специальность. О поступлении в ВУЗ даже и не помышлял.
Короче говоря, находился я в полной прострации. Но мой классный руководитель и не думала оставлять меня в покое. Она видела, что со мной творится, пыталась как-то на меня повлиять, убеждала, что я должен подать документы в какой-нибудь ВУЗ, что свет клином на треклятой олимпиаде не сошелся, что у меня все получится. Даже без денег.
И ей это удалось. Мама не могла меня убедить несколько месяцев, а учительница смогла. Вправила мне мозги одной-единственной беседой на повышенных тонах. Вывела из коматоза. В конце той беседы я пообещал, что буду поступать в ТашГУ.

 

Татьяна Васильевна, если вы живы и читаете строки, знайте, что я вам очень благодарен и не забыл вас. Только благодаря вам я поступил в универ и получил высшее образование. Спасибо, что не бросили в трудную минуту и помогали мне в подготовке к вступительным экзаменам. От всей души спасибо!
Назад: 15. 1996. Год перелома
Дальше: 17. 1997. Универ