Книга: Глухомань
Назад: 10
Дальше: 12

11

– Здорово, ребятишки, – Макс высунулся из палатки и довольно зевнул, – как дела за бортом?
– За бортом намечается ясный день, как спалось? – Лена встала, и пошевелила палкой остывающие угли костра.
– Спал, как убитый, – Макс полностью вылез из палатки и посмотрел на небо. Солнце уже полностью встало и обещало обеспечить грядущий день своим теплом.
– Который час, ребята? – раздался из женской палатки сонный голос Марины.
– Да уже девять доходит – ответил ей Вася, растирая себе лицо ладонями, – вставай, засоня.
Максим уже умывался, черпая ладонями ледяную воду реки, когда из палатки показалась лицо его жены.
– Вот не люкс это, далеко не люкс, – улыбнувшись проговорила Марина и, уже более бодрая, вышла к костру.
– Ну, радость моя, произнес подошедший Максим, – это и не должно было быть люксом.
Марина лишь улыбнулась ему в ответ и пошла умываться.
Василий уже успел подбросить в костер немного дров и сейчас доставал из рюкзака тушенку с галетами.
Лена взяла немытый котелок и пошла в след за Мариной помыть его в реке. Пока готовили завтрак, Максим опять достал карту и прикинул дневной маршрут.
– Ну что, – произнес он через минуту, – после обеда должны дойти до домика, а там уж решим, что будем делать дальше. Будем продолжать поход или вызовем вертолет для эвакуации.
– Ух ты! – удивилась Лена, – вертолет!?
– Да в этом нет ничего удивительного, корешок, это не особая роскошь в этих местах. На чем они, думаешь, наши вещи доставили до домика?
– На вертолете, – с пониманием подытожила Лена.
– Ага, на нем.
Вскоре в котелке уже кипело ароматное кушанье, и компания подтянулась к костру. Разложив варево по одноразовым тарелкам, все принялись с удовольствием уплетать завтрак.
– Макс, а ведь теперь нам так и так придется зайти в лес, чтобы обойти эту скалу, – обратилась Лена к Максиму, – она сильно большая? Далеко в лес уходит?
– На пару километров, вроде. Не очень много. Не переживай, быстро обогнем, – Максим посмотрел на уходящий в лес склон горы. На какое-то время в памяти возник образ черной фигуры среди деревьев, но Максим тут же постарался отогнать от себя эту картину. «Быть ничего подобного не может, показалось», – сказал он сам себе мысленно и с удвоенным усердием принялся за свою порцию.
Через час, после того, как все умылись, оправились и позавтракали, компания двинулась вдоль стены в сторону леса. День обещал быть безоблачным, и настроение у ребят было приподнятым.
Идти пока было нетрудно, так как переваливать за склон решили только после того, как подъем станет максимально пологим. Для этого придется зайти дальше в лес, но тут уж деваться было некуда. Ребята шли вдоль склона, огибая поваленные деревья, трухлявые пни и заросли кустов.
Лес в этой местности был гораздо старше и реже, чем в самом начале их путешествия.
Скользкие камни под ногами сменились влажной землей, а выступающая из нее порода была покрыта густым ковром бурого мха.
Через полтора километра склон горы слева стал довольно пологим и невысоким. Возвышаясь над путниками на высоте тридцати метров, она не представляла собой какое-либо серьезное препятствие. Угол спуска был настолько мал, что на самом склоне без проблем рос все тот же лес.
– Как думаешь, Макс, может попробуем уже пойти через гору? – крикнул сзади идущий Василий.
Максим остановился, он в который раз достал помятый листок карты и сверился с местом расположения.
– В принципе, можно, – ответил он через минуту, – если поднимемся здесь, то до противоположного склона идти километра два, а там уже снова река будет.
Все единодушно согласились забираться на склон. Идти дальше в лес особо никому не улыбалось.
Вперед традиционно выступил Максим, затем Марина, Лена и замыкал вереницу, как всегда, Василий. Подниматься было легко. На самом деле, учитывая частый рост деревьев, достаточно было просто передвигаться зигзагом от одного дерева к другому. Получалось что-то вроде зигзагообразной лестницы. А множество выступающих из земли корней только усиливали это впечатление и облегчали подъем.
Не прошло и тридцати минут, а компания уже взобралась на гряду и дальше двигалась поперек нее к противоположной стороне. Заросшие деревьями участки сменялись опушками, поляны сменялись чащей. Друзьям приходилось, либо идти в свое удовольствие, разбившись на пары и беседуя о разных мелочах, либо продираться друг за другом сквозь густой кустарник.
Через какое-то время компания, обливаясь потом, остановилась на отдых. Костер решили не разводить, перекусывать тоже не стали.
– Только отдохнем и дальше пойдем? – спросил Максим у друзей.
– Как скажешь, – Лена скинула рюкзак и достала из него фляжку с водой. Отвинтив крышку, она жадно принялась пить теплую воду большими глотками. Потрескавшимся губам стало полегче. Напившись, девушка протянула фляжку Василию, – хочешь?
– Очень, – ответил парень и также припал к горлышку.
Марина с Максимом делали то же самое. Утолив жажду, ребята стали осматриваться.
Впереди, метрах в пятидесяти, они заметили что-то странное. Какое-то странное место, отличавшееся от окружающей местности. Василий первый зашагал в ту сторону, чтобы рассмотреть непонятный участок поближе. Следом за ним потянулись Лена и остальные ребята.
То, что открылось впереди заставило компанию остановиться, как вкопанных. Прямо перед ними располагался небольшой холм, диаметром примерно двадцать метров и высотой метра три. Земля на нем была лишена какой-либо растительности. Посередине холма стояло раскидистое дерево, мертвые ветки которого свисали сверху, словно когтистые черные пальцы. Вокруг него были вкопаны непонятные столбы, с изображениями страшных морд, то ли зверей, то ли людей.
Ребята стояли в оцепенении, невольно отмечая различные детали открывшегося перед ними зрелища.
– Это идолы, – первым подал голос Василий, разглядывая потемневшие от времени столбы, – какие-то древние, непонятные божества, которым когда-то кто-то поклонялся.
На «головы» идолов, если так можно было выразиться, были надеты черепа животных. На одном был череп оленя, на другом – череп медведя, оскалившегося на пришедших матово тусклыми клыками.
Ребята стали медленно подходить. При более близком рассмотрении оказалось, что некоторые черепа еще хранят на себе следы позднего разложения.
И эта вонь, друзей просто обдавало сладковатой вонью мертвечины. Казалось, что найденное место источает его незримыми волнами.
– Господи, что это за мерзость, – Марина закрыла нос ладонью. Вблизи идолы оказались не просто из темного дерева. Они были буквально пропитаны запекшейся кровью, которая густыми корками покрывала каждый столб, привлекая к себе легионы насекомых.
За деревом возле идолов располагался низкий постамент. Это было каменное ложе около метра высотой и столько же в диаметре. Что-то подсказывало, что данное сооружение могло быть предназначено для принесения в жертву.
– Что это за место? – почему-то шёпотом спросила Лена.
Макс подошел к плоскому жертвеннику, поверхность которого также была покрыта гниющей коркой засохшей крови. Вся плоскость камня кишела белесыми опарышами, для которых море гниющей органики являлась настоящей скатертью самобранкой.
Ребята медленно передвигались по страшному холму, стараясь рассмотреть все детали, но ни в коем случае не задеть окружающие предметы. Запах сводил с ума. Особенно сильно воняло из нескольких ям, которые располагались между идолами. Темные провалы уходили вертикально вниз, образуя загадочные колодцы, суть которых была непонятна никому из друзей.
Макс медленно подошел к Василию и тихо проговорил: – Вась, ты помнишь, что у того оленя не было головы?
Василий резко обернулся и посмотрел другу прямо в глаза: – ты думаешь… так, пора уходить отсюда, – он повернулся к девушкам, – пошлите отсюда, здесь может быть небезопасно.
Девчонки не заставили себя долго ждать. Обойдя темные провалы, они направились к противоположному краю странного холма, парни шли сразу вслед за ними.
Василий еще долго оглядывался назад. Даже тогда, когда ужасное место осталось далеко позади, он продолжал украдкой оборачиваться, чтобы убедиться, что за ними никто не идет.
Ребята шли к склону с горы, стараясь подальше уйти от недавно увиденного кошмара. Все молчали и сконцентрировавшись, отчеканивали шаг за шагом. Каждый в это время думал о своем, и все вместе думали об одном и том же.
Через несколько часов, когда солнце перевалило на вторую половину небосклона, ребята услышали шум реки.
– Наконец-то, – Марина поправила лямки своего рюкзака и оглянулась на друзей. Вася шел рядом с Леной, держа ее за руку. Максим был чуть спереди. Он обернулся, посмотрел на каждого, на мгновение встретился глазами с Василием.
– Короче, есть тема и ее нужно обсудить на общем совете. Мы скоро подойдем к реке, там разобьём лагерь, а затем с Васькой поделимся некоторыми мыслями относительно всего происходящего.
Василий согласно кивнул. Лена с удивлением посмотрела на него:
– У вас есть что-то, что нам необходимо знать?
– Теперь вроде, как есть, – смущенно ответил парень и задумчиво наморщил лоб.
Компания пошла к берегу. Через полчаса все были у воды.
Максим посмотрел на друзей:
– Я думаю, все согласятся отдохнуть несколько минут, перекусить сухим пайком и двинуться подальше отсюда?
– Да, долгий привал делать нельзя, – Вася быстро скинул свой рюкзак и стал доставать из него пакет с поднадоевшими уже всем галетами.
– Парни, нам и так страшно, еще вы пугаете, – Марина посмотрела на Максима, – может, объяснитесь, в конце концов?
Василий переглянулся с другом, – секунду подумав, он устало уселся на валун и вздохнул: – Да, в общем, это не столько обоснованно, сколько интуитивно, – он откусил от галеты, – проще перечислить все факты, а там вы все сами поймете, есть чего опасаться или нет.
– Да не тяни уже, Вась! – Лена с легким раздражением посмотрела на парня.
– Первый факт, – произнес Василий, – помните, мы с Максом ходили в лес и видели там растерзанного оленя?
– И что? – спросила Марина.
– Там была небольшая особенность, у туши не было головы.
– В смысле, ты, о чем? – Лена вопросительно взглянула на молодого человека.
– Понимаешь, корешок, – вмешался в разговор Максим, – тогда мне показалось это странным. Ну, представь себе, олень лежит весь, как на тарелочке, а головы просто нет. Рядом нигде не было.
– Вы сказали, что это медведь.
– Да, мы так сказали, согласился Максим. А что мы должны были сказать. Если не особенность с его проклятой головой, все казалось логичным.
– Факт второй, – продолжил Василий, – когда мы вернулись к байдаркам, они были уничтожены.
– Ну!? Косолапый! Мы же все тогда пришли к этому выводу. – Марина с беспокойством взглянула на Лену, словно ища у той поддержки.
– Дальше мы пошли вдоль берега, чтоб уйти от него, продолжила Лена, – ну, и что не так?
– А дальше мы натыкаемся на этот холм – произнес Василий.
При этих словах у Лены по спине пробежал холодок. – Какая-то ерунда древняя, – пожала она плечами и взглянула на сестру.
– Девчонки, продолжил Вася, – вы же заметили, что вся эта кровь на древней ерунде была довольно свежей. Не окаменелостью, не застывшими фрагментами. Эта тухлятина воняла и кишела опарышами.
– Что ты хочешь этим сказать? – Марина уставилась на Васю.
Максим посмотрел на жену, а потом медленно перевел взгляд на Лену.
– И там, на одном из идолов, – добавил он, – была оленья голова. Понимаете, не старый череп, а недавно оторванная голова. Я думаю, что это именно та голова, которую мы не увидели тогда рядом с тушей.
– Ты не можешь быть в этом уверен. – С металлом в голосе возразила Марина.
– Марин, – Максим посмотрел на жену, – даже, если я ошибаюсь, общая картина от этого не меняется.
– И какая картина? – задала вопрос Лена.
Василий поднялся на ноги и тихо произнес:
– Вы же уже поняли, что это не медведь, правда?
Максим поправил лямки рюкзака:
– И это не все, что меня пугает во всем этом.
Все вопросительно посмотрели на мужчину.
– Понимаете, кто бы это ни был, он обитает в этих лесах. Мы все это время старались уйти от него, как можно дальше, но, как мне кажется, мы только приближаемся к нему.
– Компания молча переваривала услышанное.
– Такое ощущение, продолжил Максим, – что мы приближаемся к логову.
– Сто, стоп, стоп! – Марина вскочила на ноги и подняла ладони перед собой, – ну мы же посередине туристического маршрута, здесь же появляются люди. Наверняка кто-нибудь уже что-нибудь увидел бы, сообщил куда надо, в конце концов.
– На это у меня есть только одно объяснение, – ответил Василий, – маршрут продуман компанией определенным образом. Я так понимаю, что именно этот отрезок пути туристы преодолевают по реке, сплавляясь на байдарках. А значит, что делается в лесу, никто не видел.
– А если и видел, то не смог уже никому рассказать, – добавил Максим мрачно, а в сводках просто появится информация об еще одном пропавшем туристе. Эка невидаль, в диком лесу—то.
– Согласен, – кивнул Василий, – да и этот некто наверняка не старается попасть лишний раз на глаза проплывающим туристам.
Никто, кроме Василия, к еде так и не притронулся. Кто-то сидел на камнях, кто-то просто стоял рядом, и каждый думал о своем. Потерянные взгляды смотрели прямо перед собой, и каждый переживал услышанное по-своему. Максим угрюмо сидел на большом валуне, уставившись себе в ноги. Лена подобрала к груди колени, обняла их руками и с закрытыми глазами о чем-то думала. Марина просто переминалась с ноги на ногу, постоянно оглядывая окрестности. Василий застегнул рюкзак, одел его и поправил штормовку.
Затем он посмотрел на друзей и проговорил:
– Я предлагаю дойти быстрей до домика, вызвать по рации вертолет и свалить отсюда к чертовой матери. Как вам план?
Предложение было принято единогласно. Ребята вставали и поправляя свои рюкзаки, готовились к дальнейшему пути. Через пятнадцать минут на месте недавнего привала уже никого не было.
До домика с хранилищем и рацией оставалось пройти каких-нибудь восемь километров. Ребята брели неспешным ходом, так как сил уже практически не осталось. Марина шла вдоль самого берега, внимательно смотря себе под ноги. Лена с Василием шли рядом и о чем-то тихо переговаривались, Максим шагал чуть в стороне и размышлял о чем-то, одному ему известном.
Вдруг внимание Марины привлекло какое-то движение возле самой воды метрах в пятнадцати от нее. Она резко остановилась и стала пристально вглядываться в прибрежную гальку и валуны. Ничто не нарушало привычный ландшафт берега. Мокрые камни блестели на солнце, а редкая растительность то там, то там пробивалась между валунами. И все же, Марина могла поклясться, что секунду назад она заметила какое-то движение между двумя камнями слева от нее.
– Ребята! – крикнула она, – там что-то есть.
Все сразу же остановились и посмотрели на девушку.
– Где? – тут же спросил Максим.
– Вон там, у воды, за теми камнями, – Марина показала пальцем на два серых валуна, лежащих у самой воды.
– Оставайтесь на месте, – Максим скинул рюкзак, поднял с земли увесистый булыжник и медленно направился к валунам.
– Оставайтесь на месте, – еще раз произнес Максим, видя, как Василий тоже поднял камень и вознамерился идти вместе с Максимом. Василий остановился.
Делая шаг за шагом, Макс медленно приближался к указанным Мариной камням. Обходя их справа, он поднял над головой подобранный булыжник, готовый в любую минуту запустить его в цель. Еще немного, и он увидит пространство за камнями. Они были около полуметра в высоту, поэтому, за ними легко мог спрятаться враг. Через мгновение Максим ожидал увидеть кого угодно. И он увидел. Выронив камень, он бросился вперед.
– Помогите мне, – крикнул Макс, падая на колени. Через мгновение, он поднялся из-за камней, держа на руках тело ребенка.
– Господи, – выдохнула Лена и поспешила на помощь.
Василий тут же сбросил со спины рюкзак и стал расстегивать лямки, – несите его сюда, – он быстро справился с застежкой и достал палатку. Расстелив ее прямо на камнях, он помог ребятам уложить тело мальчика на импровизированную кровать.
– Откуда он здесь взялся? – Лена пощупала пульс, приоткрыла ребенку веко, посмотрела зрачок, затем склонилась над его лицом и прислушалась, – он дышит!
Она вскочила на ноги и стала снимать с себя куртку, – парни, разожгите костер, у него переохлаждение. Надо его согреть. С этими словами она укрыла тело мальчика курткой и стала растирать ему лицо и руки. Бледное лицо ребенка никак не хотело приобретать румянец. Сознание к нему также не возвращалось.
Перед тем, как разжечь костер, мужчины следом за Леной сняли с себя штормовки и отдали девушкам, чтобы те потеплее укрыли найденного мальчишку. Уже через пятнадцать минут возле него разгорался неплохой костерок.
– Думаете, он придет в себя? – спросила Марина.
Лена посмотрела на парнишку, – на первый взгляд никаких внешних повреждений нет, я не врач, но, если это просто переохлаждение, то есть большие шансы его отогреть.
Компания сидела вокруг костра и каждый посматривал на найденного мальца. Тем временем солнце уже клонилось к закату.
– Нам нельзя сейчас оставаться здесь на ночь, – произнес Максим, – хранилище уже совсем близко, к тому же там есть рация. Нужно как можно быстрей вызвать вертолет, чтобы доставить пацана в больницу.
– Согласен, – Василий оглядел их вынужденный лагерь, – до темна нужно убраться отсюда. Ребенка понесем по очереди мы с Максом. Ему сколько? Лет десять, одиннадцать? Не проблема, он маленький и легкий. Можно на плечах нести.
Лена все это время смотрела на мальчика. «Господи», – думала она, – «откуда же ты взялся такой? Худенький, маленький и один.»
Мальчонка был на вид действительно довольно щуплым. Это стало особенно заметно, когда Лена сняла с него мокрую одежду, чтобы просушить ее на костре. После этого тело ребенка уложили ближе к костру и плотней укутали куртками.
Решено было подождать, пока его одежда хоть немного просушится, чтобы ее можно было надеть.
Время шло медленно, вокруг все было тихо. Компания негромко переговаривалась между собой, постоянно проверяя состояние ребенка. Ухудшений у того не наблюдалось, поэтому, все были относительно спокойны. Если в такой ситуации вообще можно было оставаться спокойным.
– Как вы думаете, – спросила Лена, – откуда он мог здесь взяться? Почему один, где его родители?
– Ну, корешок, – отозвался Максим, – на все эти вопросы только он сам сможет тебе ответить. Хотя, если предположить, то он наверняка из какой-нибудь местной деревеньки.
– Так ты по карте посмотри, – сказала Марина.
– Не получится, это карта нашего маршрута, на ней отмечено лишь то, что нам необходимо в этом походе. Что мы повстречаем или с чем столкнемся: направление реки, домик с вещами, путь до Скальногорска. Вот, собственно, и вся карта, а вокруг нарисован лес.
– Да уж, лес, – задумчиво произнес Василий, до этого момента молчавший.
После этих слов особо не клеившиеся разговоры на какое-то время совсем стихли.
– Как ты думаешь, – Максим вновь посмотрел на Васю, – что это был за холм?
Василий лишь пожал плечами.
– Может, сатанисты какие-нибудь? – предположила Лена.
– Может, – подумав, неуверенно ответил Макс, – но откуда им здесь взяться? Здесь ведь действительно дикие места. Вы обратили внимание, что за все это время мы не встретили ни одного туриста? Ведь было бы нормально повстречать кого-нибудь, сплавляющегося по реке. Но за пару дней мы нашли только этого мальца.
– И еще что-то, – хмуро добавил Василий, продолжая над чем-то размышлять. Макс недовольно посмотрел на друга.
– Значит, сатанисты отпадают, – подытожила Марина.
Макс обратился к Василию, – если я тебя спрошу, как антрополога, что ты сможешь обо всем этом сказать?
– Причем здесь антропология? – непонимающе ответил Вася.
– Ну, как же, мы же решили, что это не медведь и не сатанисты, остается предположить все самое невероятное, от маньяков, до инопланетян, хотя второе, уж совсем ни в какие ворота. Значит, это дело рук одного человека или группы людей, опасных людей.
Василий опять пожал плечами.
– Ты сам подвел к тому, что здесь сейчас пригодилась бы следственная группа из полиции, а не бригада антропологов.
В ответ Максим только безнадежно вздохнул и посмотрел на Лену, – ну, что там с одеждой, подсохла? Выдвигаться пора.
Одежда практически высохла, поэтому, решено было одеть ребенка и продолжить путь.
Первым мальчика взвалил к себе на плечи Василий. Максу пришлось нести сразу два рюкзака. Ребята шли гуськом вдоль реки, стараясь быстрее добраться до долгожданного домика. Пройдя километра два, Максим с Васей решили поменяться ношей. Максим понес мальчика, Василий – рюкзаки.
– Осталось уже недалеко, – подбадривала ребят Марина, – скоро дойдем и все отдохнем по-человечески.
Василий шагал по острым камням и упорно продолжал думать об увиденном холме. Да, он не стал поддерживать разговор с Максом этом, но на то было пара причин. Во-первых, подобные разговоры до смерти напугали бы девчонок. А во-вторых, пускаясь в сложные разъяснения, он не знал, куда заведет его этот путь. Другими словами, он не знал, что они увидели.
Что это не воссозданные воспаленным мозгом современного сумасшедшего декорации, он был уверен. Тому свидетельствовало давность происхождения идолов. Древесина была черная, буквально завяленная временем.
В своих размышлениях Василий старался не упустить зерно рациональности. Объективно оценивая увиденную сцену, он постепенно пришел к выводу, что сие творение было делом рук человека, но какого человека. Определенно такого же древнего, как и сооруженные им божества.
Василий поправил рюкзаки у себя за спиной. Идти было трудно и неудобно, однако, мысль о том, что домик уже совсем близко, придавала сил.
Вася продолжал размышлять: – Могли ли это быть предки современного человека? – он попытался во всех подробностях вспомнить оставшийся далеко позади странный холм. Страшные идолы со звериными черепами, камень для жертвоприношений, темные норы, источавшие из своего чрева невероятную вонь.
«Норы, и жертвоприношения», – Вася попытался припомнить всю свою учебу на поприще антропологии. Он мысленно перебирал в голове прочитанные когда-то материалы известных антропологов. Пытался вспомнить похожие места раскопок, думал о различных теориях развития человека, как одного из видов животного мира.
«Норы и жертвоприношения», – продолжала биться в голове одна и та же мысль. Когда в последний раз на Руси могли принести кого-либо в жертву? – Василий почесал за ухом, – Да никогда! На Руси этого не было. Возможно, еще раньше, например, при ямной культуре…
Поздний медный век – ранний бронзовый. Примерно от трех с половиной до двух с половиной тысяч лет до нашей эры. Представители этой культуры хоронили своих покойников под небольшими курганами. Их потомки, так называемая, катакомбная культурная историческая общность, строили места захоронения таким образом, что снаружи была видна только нора, уходившая вертикально вниз глубоко в землю, как раз так же, как на том холме. Затем горизонтальный коридор приводил в небольшую пещеру, где и укладывался покойник.
То, что они видели сегодня, очень походило на могилы представителей именно той эпохи. Эти норы могли быть входами в их склепы. Жертвоприношения в данной культуре были также не в диковинку.
Что касается ареала обитания представителей ямной или катакомбной культуры, то их племена, как помнил Вася, характеризовались кочевым образом жизни, которые могли встречаться на территории от Днестра на западе до Южного Приуралья на востоке.
Василий посмотрел на Лену, та шагала сразу за Мариной, сосредоточенно глядя себе под ноги.
Теоретически, если отказаться от всех условностей, продолжал Василий размышлять, – такие люди могли бы здесь жить. То есть, несколько тысяч лет назад они могли здесь встречаться, но могут ли они здесь жить в наше время? – Василий тряхнул головой, словно освобождаясь от сонливости.
С другой стороны, здесь находился старый заповедник, территории которого никогда не испытывали на себе особых человеческих вмешательств. Могли ли здесь жить никем не замеченные представители той древней культуры? Если да, то почему они остались в том диком состоянии и не эволюционировали до современного человека?
Вопросов пока было больше, чем ответов.
– Через пару километров дойдем. – повернувшись к друзьям произнес Максим.
– Отлично, – Марина с облегчением посмотрела на сестру.
Василий никак не отреагировал на слова друга, он молча шел и продолжал думать: – Почему, к примеру, эволюционирует тот или иной вид. Тут все дело в естественном отборе и внешних факторах. Допустим, что представители данной культуры отсеивались из поколения в поколение, избавляясь от самых слабых. В итоге, остались самые сильные особи, наследственность которых лишена каких-либо слабых звеньев и патологических предрасположенностей.
Могли ли они остаться на том первобытном уровне, что и тысячи лет назад? – Василя нахмурил брови. Лоб пересекли глубокие морщины, – тут могли сыграть свою роль внешние факторы. А именно, их неизменность и незыблемость. Дикие места заповедника могли локализовать общность, населявшую их. То есть, исключить вмешательство других людей и достижений человеческого прогресса.
Оставаясь полностью изолированным, местная общность не испытывала бы на себе постороннего воздействия, а значит, тех факторов, которые могли бы подстегнуть приостановившийся ход эволюции ее вида, попросту не было.
– Дикари могли остаться дикарями, – произнес Василий, через мгновение осознав, что сказал эти слова вслух.
– Что? – спросила Марина, поднимая голову.
– Не бери в голову, просто мысли вслух, – Вася повел плечами, поправляя сползающие лямки рюкзаков.
Впереди река делала поворот вправо, огибая каменистый утес. За поворотом ребята должны были увидеть долгожданный домик.
Назад: 10
Дальше: 12