Книга: Механизмы некромантии
Назад: ПРОЛОГ
Дальше: ГЛАВА 2

ГЛАВА 1

— Как всегда, блестяще, Ясмира.
  Ник Кайндорф отложил в сторону исписанные мелким почерком листы, взъерошил пальцами, украшенными рунами, платинового цвета волосы и посмотрел на меня до того устало, что мне на миг даже жаль преподавателя.
  Каково ему, влюблённому в свой дар, учить некроманта, который отказывается пользоваться своими силами?
— Ясмира…
— Да, наставник?
  Мой прямой взгляд, привычный, нечитаемый, как всегда вызвал у преподавателя досадливое выражение лица.
— Должна быть причина, — тихо сказал он. — Ты…
  Второй год учёбы в Ульгрейме этот мужчина задаёт мне подобный вопрос. И не надоело ему?..
— Наставник, — спокойно перебила я его, — вы что–то имеете против техномагии?
  Удар подлый, но я, честно говоря, слишком устала.
  Почему бы им всем не оставить меня в покое? Какое вообще есть до меня дело окpужающим, если мне до них — ну совершенно никакого?! Душеспасительные беседы с родственниками и наставниками давно не вызывают ничего, кроме зубовного скрежета.
  Я же не отказываюсь учить все, положенное некроманту. Какое им дело, что я не практикую?!
— Если бы я имел что–либо против техномагии, боюсь, меня супруга на шестерёнки разобрала бы ещё в первый год знакомства, — нервно хохотнул он и сощурил зеленые глаза. — Если это гораздо раньше не сделала бы её бабушка.
  Небрежно пожала плечами. Семейные отношения моего преподавателя меня не волновали ни в коей мере.
— Ясмира, все знают, что у тебя есть проблема, — решил, видимо, зайти с другой стороны он.
— У меня нет никаких проблем, — ответила ровным тоном, сложив руки на груди. — Мне просто не интересна опасная некромантия, в отличие от захватывающей техномагии. К тому же при сильном даре у меня низкий критический уровень (2), так что нормальным практиком мне все равно не быть.
— Я бы тебе поверил, если бы не видел твои результаты в детстве.
  Вздрогнув, я подняла на него взгляд:
— Вы наводили обо мне настолько детальные справки?!
— Ты — моя ученица, — многозначительно отозвался магистр Кайндорф. — Я должен был понять, что на тебя так повлияло. Ты прекрасно знаешь, что низкий критический уровень — это приобретённое. Тот случай очень сильно по тебе ударил, понимаю, но консультация мозгоправа…
  Упоминание этой профессии заставило на миг вздрогнуть и, собравшись, вернуть на лицо привычную бесстрастную маску.
— Простите за прямоту, наставник, но это не ваше дело, — я поднялась. — Людям свойственно меняться, и таков мой личный выбор. Тот случай… Лишь стал последней каплей, ведь я и до этого сомневалась, стоит ли связывать жизнь с такой проблемной профессией. Повторюсь, я не отказываюсь от обучения и прилежно прохожу все курсы, положенные некроманту. Остальное никого не должно волновать.
— Это твоё право, безусловно, — точно такая же маска застыла напротив. — Вот только некромантия — не та дисциплина, в которой все легко пустить на самотёк. Вынужден передать тебе неутешительные новости: Совет некромантов всё–таки рассмотрел твой случай в индивидуальном порядке.
  Я, судорожно сжав кулаки, сипло спросила:
— И… что они решили?
— Если ты в конце этого семестра не сдашь хотя бы что–то из практической части, тебя принудительно отправят к мозгоправу.
  Только годы медитаций и обучения самоконтролю не позволили мне выдать, насколько новость меня… не порадовала.
  Что же… Этого следовало ожидать. Я давно бельмо на глазу у нашего некроманского сообщества. Никто не способен поверить, что от некромагии можно вот так легко отказаться в пользу профессии техника. Особенно, когда ты из настолько уважаемого и древнего рода, и в родственниках у тебя сплошные выдающиеся лица.
  Вопрос только в том, как теперь выкручиваться? Встреча с мозгоправом… Не то, совсем не то, что поможет мне жить тихо и спокойно, как хотелось.
— У меня есть время на размышление? — уставилась на преподавателя немигающим взглядом.
— Разумеется, — кивнул магистр Кайндорф и мягче добавил: — Более того, у меня есть предложение.
— Предложение? — подозрительно сощурилась я.
— Да, я знаю, где можно задействовать такой сильный дар без оглядки на низкий критический уровень.
— С чего вам помогать мне? — прямо в лоб спросила я, ни секунды не веря в бескорыстное желание помочь.
  Ник Кайндорф был некромантом во всех смыслах этого слова. Самый сильный некромаг нашего века, портальщик, маг стихий и иллюзий, преподаватель лучшего магического университета Содружества — лишь несколько его граней. Проклятый дар, подаренный не менее проклятой богиней    , делал нас тяжёлыми и неуживчивыми людьми. Некромагов боялись и обходили по широкой дуге, и это было оправдано. Уж на что я себя считала некромантом постольку поскольку, а все характерные черты имела. И в их числе эгоизм, приближённый к эгоцентризму. разбиться в лепёшку некромант мог только ради близких, а таких никогда не набиралось много. Что касается магистра Кайндорфа… Уверена, даже то, что я была троюродной сестрой лучшего друга его обожаемой супруги, скидок мне не делало. По крайней мере, таких.
  Поэтому вопрос мой совсем не праздный. У старшешго некроманта нашёлся ко мне свой интерес, в этом не было никаких сомнений.
— Полировать тебе уши, как говорит моя жена, не буду, — тонко ухмылнулся он и показал на стул: — Садись.
  Я послушно присела, аккуратно сложив руки на коленях.
— Я получил разрешение от декана на сбор группы для факультатива по спиритизму, — спокойно озвучил преподаватель. — Хотя спиритизм — трудоёмкая и не самая простая специализация, все же она не относится к боевой составляющей некромантии. И я знаю точно, что тебе она подойдёт.
  Если бы я была более эмоциональна, конечно же, отреагировала бурно. Хотя бы потому, что настолько бредовое предложение нужно ещё поискать.
— Вы издеваетесь? — прямо спросила я. — Ключевое условие для занятий спиритизмом — высокий критический уровень. Меня нельзя пускать даже на порог, где проводят ритуал.
— Я в курсе, что теория у тебя от зубов отскакивает, Ясмира, — весьма неформально фыркнул мужчина и, сложив на груди руки, искушающее улыбнулся: — Но я бы не говорил о факультативе, если бы это был классический спиритизм.
  И умолк, с интересом поглядывая на меня.
  То есть, предполагается, что догадаться, о чем речь, я должна сама.
  Прекрасно, магистр Ник Кайндорф, краса и гордость преподавательского состава некромантского факультета во все своей красе. Ни капли себе не изменяет…
  Нахмурившись, я принялась рыться в архивах памяти, пытаясь понять, на что мне тут так активно намекают. Если существуют варианты, в моей памяти они должны сохраниться. Потому что теорию я учила добросовестно и, если говорить честно, некромантия давалась мне очень легко. Другое дело, что путь в эту сторону мне заказан на веки вечные…
  Наконец я посмотрела на довольного Ника и сухо сказала:
— Если вы о феолвартском варианте, то ко мне он тоже неприменим. Я все же не из той ветви рода, что пошла от О’Лейни, некромантов–прорицателей из Феолварта (3). А для этого способа нужна хотя бы минимальная связь с материком проклятой богини. Насколько я помню, уже в пятом поколении эта связь не работает. Вы бы лучше Марку предложили этот факультатив, он как раз четвёртое.
— Само собой, он тоже будет, — склонил голову преподаватель. — Как и все потомки сбежавших из Феолварта магов до пятого колена. А для тебя у меня есть особенное предложение. Эксклюзивное, так сказать. Я знаю, как сделать так, чтобы некромантия Феолварта слушалась тебя, словно ты родом оттуда.
  Внутри больно царапнули воспоминания о прошлом, где все ещё было в порядке, а некромагия казалась ярким бриллиантом, который мягко демонстрировал грань за гранью. Я была влюблена в свой дар, я помню. До того, как все поломалось. Впрочем, винить, кроме себя, мне некого.
— Ясмира, я видел твои результаты в двенадцать лет, — мягко заговорил наставник, прерывая тишину. Кажется, он неправильно интерпретировал моё молчание. — Уже тогда тебе пророчили блестящую карьеру именно в спиритизме, отмечая, насколько легко ты справляешься с пробным ритуалом и как быстро находишь общий язык с духами.
  Я искривила губы в болезненной усмешке.
  Да, было дело. До того, как.
  Впрочем, если магистр Кайндорф и правда знает, как обойти проблему моего сломанного критического уровня, это было бы очень кстати. Потому что спиритизм — меньшее из зол, а в лапы мозгоправов мне попадать нельзя. Категорически.
— Что для этого потребуется? — сухо спросила я.
— Пока — предварительное согласие. Мне нужно провести расчёты и все проверить. То, что я задумал, — чистая авантюра. Если все выйдет… Выиграем мы оба.
— Предварительное могу дать, — я склонила голову набок. — Но ничего больше. Потому что, сами понимаете, наставник… Ничего безопасного вы мне предложить не можете. А значит, мне нужно будет знать все детали, чтобы принять решение.
— Ты очень умная девушка, Ясмира, — одобрительно улыбнулся мужчина и махнул рукой. — Пока можешь идти, жду тебя послезавтра. Как только буду готов дать тебе полную информацию по ритуалу, сразу же сообщу.
— Спасибо, — я, поднявшись, резко поклонилась, одёрнула кожаный жилет, привычно проверила наличие техномагических часов, помимо прочего отслеживающих нежить и контролирующих критический уровень. — До послезавтра, наставник.
  В планах у меня было засесть в мастерской, но теперь, пожалуй, отправлюсь–ка я в библиотеку. Стоит узнать об этом феолвартском ответвлении спиритизма побольше.
  Только нужно… мысль оборвалась в самом начале, так как, распахнув двери, я впечаталась носом в чью–то грудную клетку. Подняла голову и ошарашено столкнулась с нечитаемым взглядом бледно–синих глаз.
  Тот самый полуэльф, которого гонял по коридору преподаватель боевки Шэйн Даверлин.
— О, я прошу прощения, — мужчина отступил на шаг, и обаятельная улыбка растянулась на его тонких губах.
  Даже если бы я не знала точно, кто передо мной, сложить два и два, чтобы сделать правильные выводы, труда не составило бы.
  Хенрим Керриви был слишком похож на своего именитого дядюшку, гранд–техника (4) эльфийского государства Лиррвирен Иллири Аллирена. А уж того знал каждый уважающий себя техномаг.
  Стоящий передо мной мужчина был шире в плечах и имел кожу темнее, чем типичные эльфы, а ещё, конечно, цвет его глаз не мог похвастаться насыщенной синевой. Но все равно он был слишком бледный по нашим меркам, с чрезмерно высокими скулами, да ещё и острыми пирсингованными ушами. Одно из которых открывала, кстати, такая же, как у дяди причёска: левый висок коротко острижен, да так хитро, что проявлялся причудливый рисунок, а с правой стороны платиновые волосы доходили почти до подбородка. Только у гранд–техника слева красовалась паутина, а племянник носил что–то более абстрактное.
  Но, конечно, не экзотичная внешность полуэльфа послужила причиной такому пристальному интересу с моей стороны.
  Тех, кто способен вскрыть тебя одним лишь простым разговором, нужно знать в лицо.
  Хенрим Керриви слыл лучшим мозгоправом своего поколения, что автоматически вешало для меня на него табличку: «Не подходить близко, не разговаривать лишний раз, избегать любыми способами»
— Ничего, господин, я тоже виновата, — коротко поклонилась я и выжидающе на него уставилась, как бы намекая, что мне нужно пройти.
  В его взгляде мелькнуло что–то странное, и я даже успела испугаться, что меня попросту не пропустят. Но полуэльф как–то коротко хмыкнул и посторонился, чтобы я свободно прошла.
  Каюсь, в библиотеку я почти бежала. Впрочем… учитывая, какой я была запыхавшейся, «почти» можно исключить.
— Юная леди, — неодобрительно покачал головой профессор Айлар, проявляясь прямо перед моим носом. — Ну кто же так носится по обители знаний?
— Прошу прощения, — склонилась я в поклоне и максимально вежливо отозвалась: — Знания и заставили бежать. Вопрос так засел в голове, что я и лишней минуты терпеть не могла.
  Полупрозрачный пожилой мужчина немедленно расплылся в довольной улыбке и покивал, отчего кисточка на его прямоугольной шляпе заколыхалась.
— Тяга к знаниям в таком юном возрасте весьма похвальна, леди. Я могу чем–то помочь?
  Дух был помешан на обучении и сборе сведений, это знали все студенты и преподаватели Ульгрейма. Так что я занесла себе в плюсик расположение старого духа.
— Я была бы вам очень благодарна, если бы вы показали мне, где находятся книги по феолвартской некромантии.
— Хм… — на миг нахмурился дух, но быстро просветлел лицом: — Ох, точно! За мной, юная леди!
  Я поспешила следом за разумным духом мимо высоченных стеллажей вглубь библиотеки. Ничего удивительного, большинство феолвартских методов для нас бесполезны, так что всю эту теорию свалили подальше. Тем большим было моё удивление, когда я заметила в этой части ещё одного человека. И тоже техномага. Девушка стояла на коленях и чуть ли не с головой влезла в нижние полки, но я все равно её узнала. Пусть сегодня в её причёске не было привычных оркских ритуальных палочек, но на всем факультете только одна девушка обладала такими яркими рыжими волосами.
— Леди Кайндорф здесь с утра, — насмешливо проинформировал меня дух.
  А я отстраненно подумала, что, судя по логике событий, следующим, кто попадётся мне на пути, должен быть мой брат, Марк Айверхел.
  Глория, услышав голоса, дёрнулась и больно приложилась затылком об полку.
— Да чтоб тебе вал на маховик намотало, ржавый ты поршень! — сдавленно выругалась она, пятясь.
— Леди, — укоризненно протянул профессор Айлар, — как вам не стыдно.
— Простите, профессор, вырвалось, — шумно выдохнула она, поднимаясь на ноги, и отряхивая бриджи. А уже затем, увидев меня, широко улыбнулась: — Ясмира, какая встреча! Судя по тому, что ты каким–то чудом забрела в этот сектор, Ник всё–таки сумел соблазнить тебя в высшей степени интересным предложением.
  Не могу сказать, что мы с Глорией были близкими друзьями… Впрочем, поправка: друзей у меня вообще не было. Даже стихийница Альберта, с которой мы составляли боевую связку, оставалась мне максимум хорошей знакомой. Мой образ жизни не подразумевал слишком тесных дружеских отношений. Пожалуй, из всех, с кем мне приходилось общаться, ближе всего мне были мой троюродный брат Марк и целительница Мия, моя соседка по комнате, и то я не могла назвать их друзьями. Что же касается легендарной Глории Кайндорф, в девичестве Вейтервин, та почему–то решила, что взять надо мной опеку — её прямая обязанность. Уж не знаю, повлияло ли на это то, что я сестра её лучшего друга, или сам феномен техномага–некроманта заинтересовал. Впрочем, опека эта была полезной и ненавязчивой: в лучшие подруги Глория мне не напрашивалась, личное пространство уважала, а её помощь с техномагией и переоценить было сложно. Пожалуй, я относилась к ней теплее, чем к остальным, примерно так же, как к Мие и Марку. Так что даже улыбнулась рыжей техномагичке, а уж улыбка на моем лице была гостем редким.
— Здравствуй, Глория. А что, ты в курсе, что он задумал?
— Как всегда нечто опасное и непредсказуемое, — непочтительно фыркнула она. — Мой тебе искренний совет: перед тем, как согласиться, вытряси с него все детали. Если что, позови меня, я помогу.
— Буду иметь в виду, — склонила голову и полюбопытствовала: — А ты здесь зачем?
— Вспомнила об обещании, которое дала себе ещё несколько лет назад, — устало махнула она рукой. — Хочу сконструировать один уникальный прибор, который будет весьма полезен в свете последних событий… Я бы о нем и не вспомнила, если бы не то, что творится сейчас в Орвисе.
— Ты о трупах со слитой кровью? — нахмурилась я и поёжилась.
  Количество тел перевалило за два десятка, и общим было только то, что из всех выкачали больше половины крови. Учитывая, что кровь — ключевой ингредиент многих некромагических ритуалов, весь некромантский факультет трясли уже недели две, пытаясь найти слетевшего с катушек мага. Причём задействовали даже мозгоправов. Мне очень повезло, что мой критический уровень был слишком низким, чтобы потянуть хотя бы один из таких ритуалов. Так что я отделалась содержательной беседой с органами правопорядка.
— Кстати, не хочешь мне помочь? — внезапно предложила она. — Я слышала, ты хороша в теории… К тому же ты толковый техномаг. Могли бы с тобой в соавторстве создать нечто дельное.
  Я немедленно встрепенулась. Работать с Глорией было честью, так что, даже особо не задумываясь, выпалила:
— С удовольствием! А что нужно–то?
— Я здесь совсем потерялась, — со стоном призналась рыжая техномагичка, обведя широким жестом стеллажи. — Сама Плододающая мне тебя прислала, не иначе. В общем… Мне нужны любые данные по вампирам и способам борьбы с ними на Феолварте.
  Сердце каменным комком провалилось в живот, и я судорожно сглотнула, ощущая, как по спине бегут холодные мурашки:
— В–в–вампиры?
— Угу, — энергично кивнула она. — У меня есть опасение, что это работа… Хм… — подозрительно сощурила свои тёмные глаза. — Ясмира, святые шестерёнки, да на тебе лица нет! — воскликнула Глория и встревожено посмотрела на меня.
  Перед моим взором все расплывалось, а в ушах звучал ласковый, но насмешливый хриплый голос: «У тебя нет шансов, малышка. И не проси, я все решил. Ты станешь вампиром. Поверь, тебе понравится». Мышцы на спине свело резким приступом фантомной боли, и я, коротко вскрикнув, упала на колени.
— Ясмира, домкрат мне на ногу, что с тобой?!
  Меня обняли за плечи и я, не сдержавшись, расплакалась. Вцепилась в корсет Глории и всхлипывала, кусая губы, чтобы не скатиться в безудержный рёв.
  Столько лет прошло, а воспоминания… свежи, будто все случилось только вчера.
  Голос старшекурсницы слышался словно через вату. Я с головой погрузилась в себя, безжалостно отсекая все, что могло причинить боль.
  Это все в прошлом. Он больше не достанет меня, не сможет. В Ульгрейм ему нет ходу!!!
  А потом я почувствовала, как на лоб легло что–то прохладное. И стало легче. Словно волна откатила.
  Так… спокойно. Легко. Будто бы и не было ничего.
  Проморгавшись, я подняла глаза, и слова благодарности застряли у меня в горле.
  Хенрим Керриви снисходительно улыбался, сканируя меня острым взглядом, и аккуратно поглаживал длинными пальцами мой висок.
  Не шарахнуться прочь от опасного мага мне позволила только тренированная годами выдержка. Я с трудом сглотнула противный колючий ком в горле и просипела:
— С–с–спасибо.
— У тебя огромное тёмное пятно здесь, — кончик указательного пальца легко уткнулся прямо в середину моего лба. — Травма давняя и прогрессирующая. Я могу помочь, если ты позволишь.
  И вот теперь я не смогла удержать лицо. Отшатнулась, приземляясь на пятую точку. До позорного отползания прочь от опасного мужчины не опустилась, хотя хотелось. И очень.
— Заня–я–ятно, — сощурил Хенрим синие глаза и как–то странно ухмыльнулся. — Пятно темнеет. Значит, источник травмы не устранён.
  Я была близка не то к обмороку, не то к позорному бегству, но Глория, дай ей Искрударующий долгие годы жизни, меня буквально спасла.
— Не пугай девочку, насос ты штопаный, — стукнула по его голове кулаком. — Ещё доведёшь её сейчас до обморока!
— Ай, не дерись, рыжая зараза! — возмущённо воскликнул тот, подрываясь на ноги. — Я же помочь хочу!
— Как, кардан тебе в форсунку? — сварливо осведомилась та, уперев руки в бока, и посмотрела на него снизу вверх. — Доведя до истерики? Прав был Волтер, ты не мозгоправ, а мозголом, самый настоящий!
— Слушай, ты ничего в этом не понимаешь! — ещё больше возмутился полуэльф. — Её травма — явно не то, с чем легко и приятно жить. Я…
  Я пришла в себя и, тряхнув головой, решила, что убраться прочь будет самым разумным выходом. Так что, пока эти двое вдохновенно переругивались, осторожно поднялась на ноги и попыталась улизнуть. Конечно же, у меня ничего не вышло. Стоило мне двинуться в сторону выхода, как они замолчали и посмотрели на меня. Я шумно выдохнула и пробормотала:
— Мне вообще–то пора…
— Хенрим, — сурово процедила Глория, уставившись на друга недобрым взглядом.
— Все, все, понял я, — непочтительно фыркнул тот и мягко улыбнулся мне: — Успокойся, я не полезу в твою голову без разрешения. В конце концов, это твоя голова и твоя жизнь. Но если что, имей в виду: я могу помочь.
— Спасибо, не нужно, — пробормотала я, насторожённо на него поглядывая.
  На меня воззрились с выражением лица, которое я прочитала как: «Что с вас глупых взять, я же хочу как лучше».
  Охотно верю, что именно так и обстоят дела. В конце концов, он в первую очередь целитель, а у них это часть характера — помогать людям. По своей соседке знаю. Но… Это тот случай, когда помощь обернётся катастрофой.
— Ясмира, так ты мне поможешь? Я хочу попробовать сконструировать прибор, который сможет реагировать именно на некрофон вампира, не принимая его за фон обычного некроманта, — осторожно спросила Глория, памятуя о моей реакции. — Или ты?..
— Помогу, — бледно улыбнулась я. — Тема интересная, к тому же некромагические приборы — моя специализация. Куратор будет доволен.
— Ещё бы ему быть недовольным, — проворчала она.
— А кто у нас куратор? — заинтересованно спросил Хенрим.
— Волтер, — усмехнулась старшекурсница. — Он как увидел некромантку на техномагическом факультете, всему преподавательскому составу заявил, что Ясмира будет его любимой ученицей. И пусть только кто к ней сунется, он за себя не отвечает.
  Я, покраснев, опустила взгляд. Таких подробностей я не знала.
— Даже так? — удивился полуэльф и задумчиво проговорил: — Ясмира, и как так получилось, что имея столько общих знакомых, мы с тобой познакомились только сегодня?
  Мне очень хотелось язвительно заметить, что мы вообще–то не знакомы, потому что никто никому не представлялся. Но я прикусила язык и вообще старалась не отсвечивать. Любые замечания — ниточка разговора. А уж никакие беседы с этим мозгоправом я вести не собиралась. Потому лишь неопределённо пожала плечами.
— Нет, серьёзно, — не унимался тот. — Я даже не слышал о тебе никогда!
— Вот не надо! — покачала головой Глория. — Слышал не раз. От Марка.
— Серьёзно? — вскинул он светлые брови, а затем на его лице медленно проявилось понимание. — Ясмира… Яся, да?
  И я, опять не удержав бесстрастную маску, скривилась. Слышать сокращённое имя, которым я разрешала называть себя только самых близких, из чужих уст было неприятно.
— А почему мне никто не сказал о феномене некроманта на техномагическом факультете? — не унимался полуэльф.
  Я поёжилась и тоскливо посмотрела в сторону, где был выход. Как жаль, что у меня нет способностей к портальной магии. С удовольствием бы убралась, не прощаясь. А вот своими ногами уйти… Боюсь, не выйдет. Упорствовать — только разжигать любопытство.
  Пусть Хенрим обо мне почти не слышал, зато я о нем слышала слишком многое. В том числе то, что у него бульдожья хватка. Если он вцепится в меня… Я этого всегда боялась. И радовалась, что не в меру талантливый полуэльф почти все время проводит в родном Лиррвирене.
  И какая нелёгкая притащила его в Содружество?..
— Потому и не сказал, — Глория привстала на носочки и отвесила другу подзатыльник.
— Да за что?! — возмутился тот, делая шаг назад.
— Немного больше такта, мой друг. Посмотри, до чего девочку довёл, — кивок в мою сторону. — И потому тебе никто и не сказал. Марк тебя не первый день знает. Сомнений в том, что ты его сестру до истерики доведёшь, не было ни у кого.
— Слушай, да что вы из меня чудовище делаете! — недовольно проговорил полуэльф. — Когда это моя помощь кому вредила?!
— Тебе напомнить твои попытки открыть глаза Марку и Фире на их чувства друг к другу?!
— Но все же вышло!
— Вопреки, а не благодаря! Если бы ты не лез, они бы сошлись гораздо раньше!
  Они опять увлеклись друг другом, и я сделала очередную попытку улизнуть.
  И опять не вышло.
— Хенрим, либо убирайся, либо делай что–то полезное, — мрачно проговорила старшекурсница, хватая меня за руку. — Ясмира, вот тебе моё разрешение игнорировать этого невозможного типа. Давай поищем книги?
— Хорошо, — тихо отозвалась я и, не удержавшись, покосилась на надувшегося целителя.
  Поразительно… Сколько ему сейчас? Двадцать семь, вроде бы? Взрослый мужчина, но совсем не старается втиснуть себя в рамки возраста. Словно ему плевать… Впрочем, охотно верю, что и правда плевать. Кто этих мозгоправов знает? Все они странные. Впрочем, не некромантке думать о странностях других.
— Ладно, я понял, — устало махнул рукой он. — У меня полчаса свободных. Чем вам помочь, прекрасные леди?
— Иди с того края стеллажа, — указала Глория. — Ищи в названиях и оглавлении все, что связано с вампирами. А мы с Ясмирой займёмся этим краем.
— С вампирами? — переспросил тот, отходя в указанную точку. — А что, следы нашего знакомца обнаружились?
  Я замерла с книгой в руках и насторожённо прислушалась.
— Не знаю, но все может быть, — пробормотала рыжая техномагичка, присев у стеллажа. — В Орвисе уже месяца три находят трупы со слитой кровью, и со временем их количество увеличивается. Наши службы правопорядка грешат на поехавшего некроманта, который готовится к сложному кровавому ритуалу. А я вспомнила про того кровососа, которого мы встретили четыре года назад. Его ведь так и не поймали, а в то, что он сам рассыпался от времени, не верю, хоть убей.
— Это да, — мрачно подтвердил Хенрим, доставая книгу с верхней полки. — Тварь талантливая и живучая. Но не думаю, что он вот так подставился бы.
— Вы всерьёз говорите о встрече с вампиром? — недоверчиво спросила я.
— Ну да, — посмотрел он на меня. — А ты что, не слышала этой истории?
— Это ведь история времён заговора тёмной богини? — уточнила я и, получив кивок, продолжила: — Так ведь Фергюс Эйровен, которого подняли здесь, в Орвисе (5), прекратил не–жить, когда богиня погибла.
  Глория при упоминании этого имени скривилась и пробормотала себе под нос какое–то ругательство. Я слышала, что с этим приспешником тёмной богини у неё были непростые отношения, и дорожку он ей перебегал не раз. Конечно, я не расспрашивала, но слухами земля полнится.
— Речь не о нем, — покачал головой Хенрим. — Мы тогда были в походе в Кортине. И на старом кладбище наткнулись на логово вампира. Чудом все остались живы, хотя Глории пришлось потом в лазарете поваляться. Но сама тварь успешно убралась порталом, и с тех пор о ней ничего не было слышно.
  Я судорожно сжала кулаки и глухо переспросила:
— В Кортине?
— Именно, в твоём родном Кортине, — похлопала меня по плечу старшекурсница. — Не переживай, не думаю, что он там находится постоянно. Имея в арсенале портальную магию, для подобной твари удобнее не задерживаться надолго в одном месте.
— Да, конечно, — пробормотала я, упираясь взглядом в название книги.
— Вообще интересное было время, весёлое, — хмыкнул полуэльф. — Постоянно что–то происходило… Помнишь, Глория?
— Как я минимум два раза в неделю беспамятной тушкой валялась в лазарете, а потом вообще чуть не погибла на этом поршневом Феолварте? — с едкой усмешкой спросила она. — Конечно, помню. И вообще ничего весёлого в этом не вижу. Закончилось — и слава Плододающей.
  Некоторое время они меня не дёргали, занятые книгами и воспоминаниями. Я же сосредоточилась на поиске сведений, при этом не забывая напряжённо размышлять об услышанном. Часть меня требовала, чтобы я отказалась от работы над прибором и вообще держалась подальше от подобного. Борьба с вампиром — это не сравнительно безопасный спиритизм. Может закончиться очень и очень плохо. С другой стороны… Иметь при себе прибор, который позволит убраться при появлении вампира, — именно то, что мне нужно.
Назад: ПРОЛОГ
Дальше: ГЛАВА 2

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег