Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 16
Дальше: ГЛАВА 18

ГЛАВА 17

Спину обожгло, словно в неё тысяча огненных спиц вонзилась. Я глухо застонала и ощутила, как по щекам побежали мокрые дорожки. Перед глазами все плыло, и я настолько сосредоточилась на собственной боли, что не сразу поняла: меня посадили, а по пострадавшей спине разливается прохладное онемение. А потом услышала голос:
— Так, спокойно. Куртка и жилет тебя спасли, порезы неглубокие. Пресвятая Пара, что у них там случилось?!
  Я подняла взгляд и, несколько раз моргнув, сфокусировалась на Хенриме. Причёска растрепалась, на скуле ссадина. Но если это все… Значит, хорошо.
  А потом, словно вспышка, осознание: если был взрыв, должны быть пострадавшие. Недаром на улице нет народа — праздные, вроде нас с полуэльфом, тут шатаются редко, а все мастера заняты.
— Хен, — я, не слушая, что он мне говорит, вцепилась в лацканы его куртки, — там точно есть пострадавшие!
  Хмурый взгляд показал, что он об этом тоже подумал.
— Сейчас закончу с тобой…
— Нет! — я замотала головой и осторожно поднялась. — Кто–то может умереть за это время. Просто обезболь мне спину, я потерплю.
  Он колебался недолго. Все же целитель из нас он, прекрасно понимает: возможно, счёт идёт на минуты.
  Я ощутила, как спину обдало ещё одной волной холода, а боль окончательно отступила. Глубоко вдохнув, я кивнула Хенриму, показывая, что в порядке, после чего мы рванули в сторону здания.
  От стены остались лишь воспоминания. Ещё повезло, что крыша не обвалилась, иначе кто бы не находился внутри, мы бы ему помочь уже не успели. А так я осторожно перепрыгнула через невысокий каменный фундамент, из которого торчали остатки стекла, и сразу натянула очки и включила отображение живых: валил сильнейший дым, рассмотреть что–то было невозможно. За мной, едва слышно чертыхаясь, следовал полуэльф.
— Да что я могу?! — вдруг раздалось отчаянное. — Я же не некромант, а душа уже явно отделилась!
  Во мне словно щёлкнуло что–то. Не размышляя даже лишней секунды, я побежала на голос.
— Яся, не смей! — прилетело мне в спину гневное.
  Но я не собиралась слушать. Я могу помочь. Значит, я должна.
  Чуть не налетев на всем ходу на перевёрнутый стол, я добралась до конца помещения. И, наконец, увидела две фигуры, склонившиеся над третьей. Последний явно почти умер — цветовой спектр выцветал на глазах.
— Я некромант, отойдите, — скомандовала я, падая на колени.
  В левое сразу же что–то вонзилось, но боль сейчас не имела никакого значения.
  Уцелевшие глупых вопросов задавать не стали, сразу же отодвинулись, позволяя мне приступить к работе. Пусть о том, как держать душу, я знала лишь в теории, но… Главное, чтобы за критический уровень не ушла.
— Яся, кардан тебе в форсунку, нельзя! — в мои плечи впились тонкие пальцы. — Ты не справишься!
— Если я не справлюсь, он умрёт, — скупо сказала я и, не обращая больше внимания ни на что, положила ладони на тело и принялась отслеживать жизненные нити.
  Из ключевых шести три уже были разорваны. Ещё одна истончилась до почти невидимого состояния. Из оставшихся я выбрала самую толстую и изо всех сил рванула на себя. А потом почувствовала властное касание к разуму. В этот раз ничего нежного — Хенрим давал понять, что держит ситуацию под контролем. Это меня очень успокоило, и я принялась тянуть сопротивляющуюся душу.
  Та поддавалась неохотно. Очень. Каждый сантиметр приходилось буквально отвоёвывать. Я физически ощущала, как утекает время. Увы, у меня не было запаса. Эта способность и так одна из самых сложных и энергозатратных среди некромантского арсенала. Я могу оказаться на грани в любую секунду. А этот идиот сопротивляется!
  Меня вдруг обуял гнев. Холодный, но очень сильный.
  Да как эта душа смеет уходить, если я плюнула на собственную безопасность, чтобы её вернуть?!
  Низко зарычав, я ухватила за все нити разом и рванула их вниз с такой силой, что две почти сразу оборвались. Но зато душа с едва слышным писком влетела обратно в тело. И тот час же затрепыхалась, пытаясь опять улететь.
  Я прижала её плечи и гневно прошипела:
— Лежать! А то я за себя не отвечаю!
  Угроза была смешная. Что я могла сделать нематериальной субстанции? Ну, кроме как не дать некоторое время улететь… Но видимо что–то такое было в моем голосе, потому что призрачный эльф замер, уставившись на меня совершенно круглыми глазами.
— Хен, залечи ему смертельную рану, я держу, — выдохнула я.
— Тут есть целитель, — тихо отозвался он.
— Ладно, — прошептала я.
  Усталость наваливалась волнами. Каждая следующая была сильнее предыдущей. А ещё я опять начала ощущать дыхание бездны. И был огромный соблазн ступить ей навстречу самой. Пока я держалась, не без помощи Хенрима, но…
— Яся, отпускай, немедленно, — скомандовал полуэльф.
  Но я и сама увидела, как восстанавливаются ключевые нити. Так что позволила себе осторожно выйти из изменённого состояния. А потом со стоном упереться ладонями в пол. Перед глазами все плыло, по лицу стекал пот, падая крупными каплями на засыпанную осколками и мелкой крошкой поверхность. Кажется, я поранила ещё и руки. Но… мной владели усталость и изумление, вытесняя все остальное.
  Пpесвятая Пара… Я удержала душу и не ушла за критический уровень. Да, пятно наверняка опять увеличилось, но… Как это у меня вообще вышло?!
— Скажите, у вас здесь есть лечебный кабинет? — услышала я голос Хенрима.
— Да, идёмте, я вас провожу.
  В следующий момент меня бережно подняли с пола и понесли.
— Не нужно, я сама пойду, — слабо забрыкалась я.
— Лежать! — со знакомой интонацией передразнил целитель. — Ты на сегодня уже находилась. И набегалась. И наколдовалась заодно. Ник будет в восторге.
  Я не стала настаивать. Вообще я не была уверена, что удержалась бы на ногах. К тому же… Мне нравилось, когда Хенрим обо мне заботился.
  Меня сгрузили на кушетку и стащили очки. Наконец–то я могла видеть нормально. Кажется, в здании пострадало далеко не все, потому что лечебный кабинет был в порядке. Даже стенки не потрескались.
— Мы с тобой везунчики, — хмыкнул полуэльф, прикрывая двери. — Волна взрыва почему–то была направлена по большей части в сторону улицы. Так что остальное здание уцелело. Давай так… — он подтянул простой деревянный табурет и сел напротив. — Сначала я проверю твой разум, а потом займёмся ранами. Закрой глаза.
  Я послушно смежила веки. На меня сразу же навалилась сонливость, но я мужественно с ней сражалась. Засыпать сейчас вот вообще не время.
— Пятно увеличилось на треть, — сухо проинформировал меня Хенрим, убирая пальцы с моих висков. — Можно сказать, что отделалась лёгким испугом.
— Это хорошо, — я открыла глаза и улыбнулась.
— Ничего хорошего, — сурово отрезал он, а затем, сдвинув брови А переносице, спросил: — Что это было за геройство?
— Нужно было позволить ему умереть? — я сложила руки на груди и поморщилась — на ладонях и правда были мелкие порезы. — Я могла помочь. К тому же рядом был ты, и я знала, что в случае чего ты меня остановишь.
  Целитель замер. Затем моргнул. После ещё раз.
— Кхм, — на миг приложил сложенные ладони к лицу. — Вот как тебя можно ругать, после такого? Спасибо, конечно, за доверие… Но, пожалуйста… Не рискуй лишний раз.
— Я не рискую, — качнула головой. — Но сегодня… По–другому нельзя было.
  Хенрим тяжело вздохнул, но ничего не сказал. Вместо этого взял мои руки и принялся лечить порезы.
— Кстати, очень интересно, что ты угрохала столько силы, а к критическому уровню только вплотную приблизилась, — сказал он. — А в один момент мой датчик просто зашкалил, потому что поток силы стал раза в три сильнее. Ты помнишь, что ощущала в тот момент?
— Гнев, — без раздумий отозвалась я.
— Гнев? — изумлённо переспросил он, поднимая взгляд.
— Да. Причём не та весёлая ярость, которая присутствовала, когда я эльфов потрепала, а именно гнев. Холодный, можно даже сказать разумный.
— Хм… Интересно, — пробормотал целитель, возвращаясь к моим ладоням. — Обычно у некромантов гнев — то, что сбивает концентрацию силы и опасно приближает к критическому уровню. А у тебя не так… Нужно будет подумать. Так, с руками я закончил, — он выпрямился. — Что ещё, кроме спины?
— Колено, — я опустила взгляд на ногу.
— Вижу… Сейчас закончу с ним, и нужно будет чтобы ты разделась до пояса. Потом ляжешь на кушетку. Я выйду, позовёшь меня, когда подготовишься. Хорошо? — он вопросительно глянул на меня.
— Хорошо, — равнодушно отозвалась я.
— Не стесняешься? — сощурился полуэльф.
— Мою спину видело столько целителей, что даже если у меня и были какие–то остатки стеснительности, их срубило под корень, — иронично отозвалась я.
— Ну да, — помрачнел он и, последний раз пройдясь пальцами по колену, выпрямился. — Здесь я закончил. Позовёшь меня.
  И вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
  Я тяжело вздохнула и принялась неторопливо расстёгивать пуговицы куртки.
  Мне не очень хотелось, чтобы Хенрим видел мою спину. Но виной этому была вовсе не мифическая стеснительность.
  Я аккуратно сложила вещи на стульчик и, улёгшись на застеленную прохладной простыней койку, решительно крикнула:
— Я готова!
— Сейчас посмотрим… — сказал полуэльф, когда зашёл обратно.
  Он склонился надо мной и недовольно цокнул языком:
— Очень много крови. Закончим — поедем ко мне. Нужно будет напоить тебя крововосстанавливающим зельем.
— Я так понимаю, парк отменяется, — с нервным смешком отозвалась я.
— Шутишь — значит, в порядке. Вообще я бы хотел, чтобы ты сегодня у меня переночевала, — небрежно произнёс Хенрим, осторожно ощупывая мою спину.
— Это ещё зачем? — удивилась я и чуть не застонала от удовольствия, ощущая, как по повреждённой коже разливается целительное тепло.
— Ты сегодня совершила то, что для тебя считалось невозможным, — отстраненно сказал он. — Я опасаюсь, что могут быть побочные эффекты. Так что мне было бы спокойнее, если бы ты спала этой ночью под бдительным присмотром «Райзола».
  Я задумалась. В принципе, ничего необычного в его предложении нет. Ведь я и правда прыгнула выше головы. И кто знает, не аукнется ли это позже?
— Если господин целитель считает, что это необходимо… Кто я такая, чтобы спорить?
— Всегда бы была такой покладистой, — хмыкнул полуэльф. — Полежи ещё минутку, я сейчас…
  Он отошёл к стоящей в углу кабинета раковине и намочил одно из полотенец, висящих рядом.
— Оботру кровь, нужно проверить, не пропустил ли я что–то. И не осталось ли шрамов.
  Первая мысль — остановить его. Но я сдержала порыв. Не стоит вмешиваться в работу целителя из–за глупого желания не показывать увечье. Меня даже обуяло болезненное любопытство: не оттолкнёт ли Хенрима то, что он увидит? Так что я уткнулась лицом в подушку и крепко сжала пальцами простыню.
— Вот так.
  Я ощутила, как разгорячённой кожи касается прохладная ткань, и замерла в предвкушении реакции.
  Наконец надо мной раздался невнятный возглас. Затем движения по моей спине стали хаотичными. Хенрим явно лихорадочно пытался обнажить весь рисунок.
— Святая Пара… — выдохнул он в конце концов.
— Красиво, да? — жёлчно спросила я, прекрасно зная, что ему открылось.
  Большие, на всю спину, крылья. Тщательно вырезаные прямо на коже. Как напоминание о том, что в моем случае прошлое всегда остаётся настоящим.
— Так это ты… — вдруг задушено просипел полуэльф. — Ну конечно! Какой же я идиот… Кто же это ещё мог быть?!
  От этих слов мне стало не по себе. А чем он вообще говорит?!
  Я рискнула повернуть голову и увидела, как Хенрим благоговейно тянется к моей спине. А потом ощутила касание дрожащих пальцев.
— Два года сходить с ума, решиться на грубое вмешательство в разум… Искрударующий, оно того стоило, — прошептал он.
  Мне это нравилось все меньше, и я решительно позвала:
— Хенрим? Что происходит?
  Но тот, кажется, пребывал глубоко в своих мыслях, потому что даже не отреагировал. Лишь зачарованно водил пальцами по контурам крыльев.
— Ублюдок, — выдохнул он и, сузив глаза, посмотрел наконец на меня: — Яся, ты должна мне сказать, кто он.
— Что?! — опешила я и резко села, предусмотрительно потянув простыню, чтобы прикрыться. — Ты понимаешь, что ведёшь себя странно?!
  Целитель нахмурился и тряхнул головой. А затем резко потянулся и обнял меня. Крепко–крепко. Я замерла, ощущая, как начало нервно трепыхаться сердце.
— Я ждал тебя четыре года, — глухо проговорил он.
— Почему?! — я окончательно перестала что–либо понимать и жалко попросила: — Может, объяснишь нормально?! Ты меня пугаешь!
  Хенрим отстранился и сел рядом со мной.
— Минуту, — попросил он и, закрыв глаза, задышал.
  Глубокий вдох. Резкий выдох. Два коротких вдоха. Задержать дыхание. Глубокий выдох.
  А после уже успокоившийся мозгоправ посмотрел на меня и, на миг прикусив нижнюю губу, спросил:
— Ты знаешь, что Марк был прорицателем?
— Конечно, но ему же заблокировали… Постой! — перебила я сама себя и посмотрела на него округлившимися глазами. — Ты хочешь сказать, что он предсказал нашу с тобой встречу?!
— Он предсказал мне тебя, — мягко проговорил он и, взяв мои руки, нежно погладил запястья. — Я был тогда совсем юный, глупый. Увереный в собственном таланте и превосходстве над другими. И жутко обиженный, что Марк и Фира летят на Феолварт, а меня с собой не берут. Я изводил их до самого полёта, а там… Марка переклинило. Он вошёл в прорицательский транс и предсказал мне, что я встречу девушку, которая станет моей настоящей судьбой. Что я поломаю об неё, как он выразился, свои мозгоправские зубы. Он сказал, что я узнаю её — тебя — по страшному узору на спине. И потеряю, если не сумею выяснить, откуда он.
  Я вздрогнула и, резко выдернув ладони, спрятала их за спину. Мне было не по себе. Да что там, я ощущала, что близка к панике. Все это казалось странным, неправильным и каким–то жутким.
  Хенрим нахмурился, а затем, потянувшись, обхватил мою голову длинными пальцами.
— Дыши глубже, — потребовал он.
  И я послушалась, с трудом, но вспоминая нужную дыхательную технику. Одновременно с этим pазум опять окутало мягкое тепло, осторожно стирая волнение и тревогу.
— Ты чуть не свалилась в паническую атаку, — полуэльф сердито поджал губы. — Моя вина. У тебя и так изматывающий день, так ещё и я сорвался. На сегодня хватит разговоров. Как целитель, приписываю тебе покой. Пойдём, я уже вызвал автомобиль.
  У меня не осталось никаких моральных сил, так что я не стала споpить. К тому же я чувствовала себя разбитой и совершенно сбитой с толку. В народе говорят, что утро вечера мудрёнее… Пожалуй, следует проверить, насколько поговорка правдива.
  Хенрим помог мне подняться и обеспокоенно спросил:
— Может, тебя понести?
— Я не настолько слаба, — недовольно фыркнула я.
— Как скажешь, — вздохнул он, но все же приобнял меня за плечи для поддержки.
  За дверью обнаружился молодой эльф, переминающийся с ноги на ногу. Увидев нас, он просиял лицом и торопливо выдохнул:
— Госпожа, спасибо вам огромное!
  Я непонимающе на него посмотрела.
— Вы спасли моему брату жизнь! — нервно заламывая пальцы, пояснил он. — И стали тем самым чудом, которое я молил у Плододающей, пытаясь сделать хоть что–то!
— Это моя обязанность, как некроманта, — тихо отозвалась я и искренне добавила: — Я всего лишь студентка. Так что очень рада, что все вышло, и ваш брат в порядке.
— О, не стоит скромничать! — обаятельно улыбнулся эльф. — Скромность, конечно, украшает, но вы и без того очень красивы.
— Я прошу прощения, но вынужден прервать ваш обмен любезностями, — сухо сказал Хенрим, настойчиво подталкивая меня вперёд, — но моей подруге необходим покой.
  И, прежде чем эльф успел сообразить, что происходит, буквально утащил меня прочь. Я тихонько хихикнула и искоса посмотрела на недовольного мозгоправа. Не сказать, чтобы я серьёзный знаток душ, но в том, что меня только что приревновали, была уверена.
  На выходе из здания уже собралась толпа, а дорогу нам преградил эльф в форме местной службы правопорядка:
— Простите, вы — та самая некромантка, спасшая жизнь мастеру Форетри?
— Да, это я, — утомлённо отозвалась я.
— Если вам не трудно, не могли бы вы проехать со мной в Управление?..
— Ей трудно, — решительно сказал Хенрим, не позволив мне даже рот открыть. — Подобные магические действия отнимают очень много сил, она едва на ногах держится, — все же соизволил пояснить.
— О, простите, не подумал, — стушевался эльф. — Тогда, может, завтра?
— Мы свяжемся с вами, — сухо пообещал целитель и повёл сквозь толпу, за которой виднелся автомобиль.
  Перед нами без вопросов расступались. На нас глазели. Стоило нам пройти — за спинами начинались приглушённые шепотки. Такое пристальное внимание заставляло меня ёжиться и невольно убыстрять шаг. Более–менее спокойно выдохнула я только в салоне автомобиля.
— Завтра ты проснёшься знаменитой, — усмехнулся Хенрим, поглядывая в окно. — Я, пожалуй, не припомню, когда некромант последний раз вытаскивал душу эльфа в Коранте.
— Знаменитой — это плохо, — я откинулась на мягкую спинку и устало прикрыла глаза. — Не люблю повышенное внимание.
— Теперь от этого точно никуда не деться. А потом ещё спасённый тобой очнётся и, конечно же, захочет отблагодарить…
— Ты что, пытаешься заставить меня пожалеть, что я в это влезла? — я повернула голову и с прищуром посмотрела на едва сдерживающего улыбку мужчину.
— А ты можешь пожалеть? — искренне заинтересовался он.
— Нет, конечно, — я зевнула, прикрыв рот ладошкой. — О–о–ох…
  Хенрим притянул меня к себе и, устроив поудобнее, проговорил:
— Спи. Все равно нам ехать долго.
  Мне было тепло, уютно и вообще просто замечательно. Так что я даже спорить не стала. Смежила веки и тут же отключилась.
Назад: ГЛАВА 16
Дальше: ГЛАВА 18

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег