Книга: Брошенная колония
Назад: Глава четырнадцатая По небу к земле
Дальше: Глава шестнадцатая Да что ж так не везет!

Глава пятнадцатая
В оке урагана

До вечера удалось пройти километров десять. Демидов бросал настороженные взгляды на Киру, магичка держалась с завидным упорством, не ныла, молча выполняла приказы егеря, ни слова не сказала, что больше не может, только монотонно переставляла ноги, цепляясь за все полами плаща.
Уже сгущались сумерки, а конца их путешествия не видно. Лес оказался гораздо больше, чем казался сверху, похоже, самолет Вальтера рухнул чуть ли не с самого края. Игнат уже начал подыскивать место для ночлега, когда под ногой оказалась тропа, обычная человеческая тропа, даже имелся свежий след, отпечаток широкого каблука. А еще потянуло дымом.
Фарат по приказу егеря быстро просканировал местность, сейчас джинн пребывал в отличном расположении духа и подчинялся беспрекословно. Большая поляна, к которой вела давно заброшенная дорога, одноэтажный бревенчатый дом, но довольно в приличном состоянии, три человека у костра во дворе, мертвая женщина, брошенная в кусты, словно поломанная и больше ненужная кукла, остатки ее одежды валялись у костра. Троица в обносках, только у одного новые сапоги, на запястьях видны следы кандалов, они очень долго их носили, и теперь эти красные полосы останутся навсегда. Беглые преступники с каторги или с рудников. Оружия не видно, хотя нет, у одного старое ружье – двустволка, у второго энергетический бич, серьёзная штука, магическое оружие, можно оглушить человека, а можно развалить надвое. Именно таким Веревея стеганула его вдоль спины, когда он сматывался из проклятого подвала. Похоже, они тут уже несколько дней.
Игнат повернулся к Кире.
– Подожди тут десять минут, затем иди по тропинке чуть больше километра, там дом, где мы сможем отдохнуть.
– А ты? – устало спросила магичка.
– А я, магесса, буду решать вопрос о ночлеге с нынешними хозяевами.
Женщина покорно кивнула и уселась на поваленную сосну. Фарат просканировал спутницу Демидова, помимо неимоверной усталости волшебница испытывала безоговорочное доверие к компаньону.
– Десять минут, – напомнил Игнат и, перейдя на легкий бег, направился по тропинке.
Проблему нужно было решить быстро и по возможности без лишнего шума. Ну и не загадить поляну, похоже, убежище довольно надежное и не хотелось бы, чтобы она была забрызгана кровью. Фарат довольно заурчал, он уже понял, что сейчас снова получит много жизненной энергии.
Игнат вышел на край поляны спустя пять минут, даже дыхание не сбилось. Он обошел ее по кругу, прикрывшись от противников домом. Сумерки сгустились настолько, что почти сравнились с ночью. До каторжников было всего метров семь восемь, до слуха егеря долетел негромкий, но отчетливый разговор.
– Демоны тебя задери, Карл, зачем ты ее убил? Два дня она нас здорово развлекала. Что у тебя за уродские представления об удовольствии? Хуже, чем нелюдь.
– Заткнись, урод, – голосом, полным злобы, рыкнул здоровяк в сапогах. – Я ее притащил, она была моя, что хочу, то и делаю. Надо будет, еще одну приволоку. А может, тебя огуляю.
Третий подобострастно хохотнул, голосок у него был тонкий и противный. Игнат выглянул из-за угла, как он и ожидал, парочка, сцепившись, каталась по земле. Третий, вскочив на ноги, радостно повизгивал, подбадривая Карла.
Игнат даже ускоряться не стал, просто вышел из-за угла, прислонив винтовку к стене, и бесшумно возник за спиной писклявого. Правая рука легла на подбородок, левая на затылок, мощный рывок, хруст сломанных позвонков прозвучал словно барабанная дробь. Фарат был счастлив, его буквально распирало от силы. Демидов на мгновение даже испугался, если джинн захочет, он в одно мгновение захватит его тело. Дерущиеся даже не заметили упавшее на траву тело, они, рыча и тяжело дыша, продолжали кататься по поляне. Чудом можно было считать то, что не влетели в костер и не сбили треногу с котелком.
Наконец, здоровяк Карл оказался сверху, его руки-грабли сомкнулись на шее противника, тот попытался их разжать, но это трепыхание было безрезультатно. Спустя полминуты он только хрипел, вяло колотя противника по рукам, но тот не собирался останавливаться. Похоже, Карл из тех, кто, зверея, теряет контроль и не соображает, что делает. Мир станет гораздо лучше без него и его подельников.
Игнат зашел Карлу за спину и повторил проделанное с писклявым. Сбросил обмякшее тело с почти задохнувшегося каторжанина и ударом ноги в горло добил последнего из беглых.
Фарат буквально светился от силы, которая его распила, мысленный посыл пришел в голову Игната спустя мгновение и перевести его можно было однозначно: «Спасибо, я не причиню тебе вреда». Игнат улыбнулся, их симбиоз, похоже, пришел к полной гармонии. Но кокон не помешает усилить, как только Кира сможет, он обязательно попросит ее заняться этим. Уж больно много воли сейчас у джинна. И так дух не слабый, но сейчас вообще запредельно силы набрал.
Игнат быстро обыскал тела, сложив находки у костра, единственный кошель, в котором три серебряных чека номиналом в пятерку. Демидов еще не сталкивался с этими монетами, в княжествах и королевствах они появились совсем недавно. Ружье Карла, энергетический хлыст с полным зарядом, похоже, его захватили при побеге, такими часто любят пользоваться надзиратели. Нож и топор. Правда, топор оказался не обычным, а с рунами, дорогая игрушка, не оружие, но деревья валить таким гораздо легче, чем обычным стальным. Мешок с едой полупустой. Игнат принюхался к котелку, каша с мясом, и даже не подгорела. Он снял треногу с огня, зачем готовить, если все сделали за тебя?
Теперь нужно разобраться с телами. Фарат быстро нашел удобное место, где их можно прикопать без особых затрат. Женщину Игнат решил похоронить отдельно от ублюдков, завтра нужно будет вырыть могилу за домом. Он отволок трупы в яму, оставшуюся от корней вывороченной сосны, дерево долго болело и вот рухнуло. Тащить, правда, пришлось прилично, почти сотню метров. Сбегав три раза, Игнат устало закидал тела землей, благо в доме нашлась вполне приличная лопата. Когда он вернулся, Кира уже сидела у костра, она медленно повернула голову, покрытую неизменным глубоким капюшоном, и устало спросила:
– И кто тут был? Надеюсь, не хозяева?
– Нет. Похоже, домик забросили какое-то время назад. Тут расположилась тройка каторжников, которые насиловали, а затем убили молодую женщину, завтра ее похороню за домом. Надеюсь, ты ничего не имеешь против, чтобы покарать убийц.
– Не имею, собакам – собачья смерть. Судя по отсутствию крови, ты убил их быстро, хотя они этого не заслужили.
– А ты жестока, – усмехнулся Игнат. – Но ты права, я убил их легко, не хотелось портить кровью это место, думаю, нам нужно остаться здесь, пока ты не придешь в себя. Ты очень вымоталась, твой резерв пуст, и прежде, чем выходить к людям, надо его восполнить.
– Спасибо, – ответила магичка, – ты так заботишься обо мне. Обычно люди нас недолюбливают, боятся нашей силы.
– Я сам не совсем человек. Ты же знаешь, как таких, как я называют. Так что, мы похожи. Хотя насчет вас люди обычно правы, я знаю многих магесс старшей ступени, надо сказать, что они редкостные надменные стервы в отличие от середнячков и тех, кого едва можно назвать магами и магичками, они как раз гораздо ближе к людям.
– Тут ты, пожалуй, прав, – устало подтвердила Кира. – К сожалению, я не могу сказать тебе, что я другая, но, похоже, у нас с тобой наладился неплохой контакт, так что, посмотрим, как будут развиваться наши отношения. У тебя есть, что пожевать? А то тот бутерброд давно растворился.
– У нас полный котелок каши, сваренный прежними хозяевами поляны, и в мешке у них бутылка вина, какое-то дешёвое местное пойло.
– Сойдет. Я не в том положении, чтобы требовать большего, да и не хочу я большего, я хочу есть, пить и спать. И тогда завтра я смогу попробовать пополнить свой резерв и исправить то, что со мной сделали эти потомки шлюх и демонов, их оплодотворивших.
Игнат протянул трофейную ложку, которую успел сполоснуть водой, быстро вскрыл бутылку вина, просто срубив кинжалом пробку и часть горлышка.
– Стаканов нет, придется пить так.
– Все равно, – отмахнулась Кира и сделала глоток. При этом капюшон упас с ее головы. – Не смотри, – попросила она, пытаясь вернуть его на место покалеченной рукой, но только зашипела от боли.
– Оставь, – попросил Игнат. – Я постараюсь не смотреть, если тебе неприятно, но я не вижу ничего ужасного в этом, скоро ты залечишь свои травмы и снова станешь красивой, как и прежде.
– А ты уверен, что я была красивой? – поинтересовалась Кира, но не стала возвращать капюшон на место.
– Конечно, уверен, – заявил Игнат, за что получил жуткую улыбку на обезображенном лице. Он стоически выдержал эту гримасу и улыбнулся в ответ, после чего снял с треноги уже слегка остывший котелок и поставил между ними. – Налетай.
Кира морщилась каждый раз, когда ложка, полная теплой вкусной каши с мясом, отправлялась в рот. Разбитые, потрескавшиеся губы двигались с трудом, от активной работы они снова лопались, появлялась сукровица. Но женщина, перебарывая неприятные ощущения, продолжала есть, похоже, она давно не питалась нормально. Там, где ее держали, больше калечили, чем кормили.
Наконец котелок опустел, Игнат даже удивился, поскольку большую часть съела Кира, ее ложка звякнула о дно, магичка рассеяно уставилась на пустой прибор.
– Еще хочешь? Я могу приготовить, – предложил Игнат.
Она покачала головой, за время ужина она прекратила замечать свое изуродованное лицо.
– Мне нужно отдохнуть. Ты заглядывал в дом?
– Заглядывал, там пусто, крыша уцелела, есть кровать, старая и наверняка скрипучая. Эти там прибрались, во всяком случае, грязь вымели, паутину убрали.
– У тебя есть спальник?
– Нет, последнее время он был мне почти не нужен, всегда была крыша над головой. Кроме того, я не беру заказы, и уж точно не думал, что окажусь в подобной переделке, да и летом он мне и не нужен совсем. Давай сделаем так, я сейчас нарублю лапника, на него кину свой пыльник, а ты укроешься своим плащом. Не царское ложе, но поспать сможешь. А я покараулю, не стоит вести себя беспечно в этом лесу, он очень неспокойный. За последние двое суток я подвергся атаки летающей нелюди, потом налетел на падальников, затем схлестнулся с фанатиками, ну и как бонус – убил трех беглых каторжников. Да я даже на работе столько дерьма за месяц не собирал. Ну так что, сделать тебе ложе?
– Если тебя не затруднит.
Игнат вооружился трофейным свинорезом, тяжелый нож с массивной рукоятью, широкий и очень острый, килограмма полтора, наверное. Заготовка лапника не затянулась, три молодые ели лились своих веток.
– Отвернись, – попросила Кира.
Игнат отвернулся, но попросил Фарата дать картинку, ему было интересно, почему магичка не желает снимать свой плащ. Все оказалось до банальности просто, плащ сутана – это ее единственная одежда, он был надет на красивое худое израненное тело, ожоги, порезы, кровоподтеки, похоже, над мегессой издевались не один день. На ногах у нее были какие-то стоптанные башмаки, явно чужие, вообще непонятно, как она в них почти сутки прошла. Судя по тому, как она легко их сняла, они размера на два больше. Да, потрепало магичку, но ничего, восстановится, если правду про себя рассказала, все же третья ступень – это не слабосилок, таким везде рады, кроме того она гильдейская. Ей бы только добраться до своих.
Фарат прекратил трансляцию, как только она забралась на кровать и укрылась «плащом».
– Спокойной ночи, – пожелал ей Игнат и вышел наружу.
– Спокойной, – раздался в ответ сонный голос смертельно уставшего человека.
Костер, горевший в трех метрах от входа, почти потух. Демидов подбросил в него очередную порцию сушняка и уселся на бревно. Несколько секунд он сомневался, джинн, сканировавший местность по его приказу, сообщил, что никакой опасности вокруг на три километра нет, и Игнат решился. Достав из мятой пачки папиросу, он прикурил от уголька, ему тоже нужна была хоть какая-то разрядка, слишком много навалилось за один день. А еще, похоже, Фарат стал сильнее, тридцать лет назад он с трудом мог просканировать полкилометра, два месяца назад всего два, а вот сейчас уверенно заявил, что в пределах трех никого нет. Видок никогда не спрашивал джинна, как они развиваются, и в чем суть этого развития. Ночь в его распоряжении, у него есть о чем поговорить с «пассажиром». Первый мысленный вопрос остался без ответа, «напарник» его проигнорировал. Но Демидов оказался настойчивым.
– Да, мы развиваемся, но ты и без меня это знал, – пришел мысленный ответ. – Да, поглощая жизненную силу умирающего существа, я получаю новые способности и усиливаю старые. Например, я теперь могу, как ты понял, сканировать более большую площадь. Да и ускорение теперь не жалкие две секунды, а минимум пять. У меня обострилось чутье на нелюдей, а еще я теперь могу без особого вреда для человека извлечь его воспоминания.
– Ты хочешь сказать, что некровзгляд можно применять к живым людям? И они не станут одержимыми?
– Да, – пришел мгновенный ответ, – они даже не почуют, что я копаюсь у них в мозгах. Но это касается только совсем недавних воспоминаний. А то я могу и убить их в таком состоянии, или свести с ума, взять под контроль. Вы даже не представляете, насколько уязвимы. Я воспринимаю твой мир через твои ощущения, и вы сильно заблуждаетесь считая себя венцом творения природы. Как жаль, что ты не можешь увидеть мой мир. Хотя, кто сказал, что не сможешь? Если распахнуться врата, все изменится в одно мгновение.
– Насчет экспериментов с памятью людей, даже не мечтай, – осадил собеседника Игнат.
– Наступит момент, когда без этого невозможно будет обойтись, – философски ответил джинн.
Егерь понял, что эта бестелесная сволочь права, возможно, ему очень понадобится информация, и получить ее иным способом не выйдет. А еще Игнат знал, что он, не задумываясь, использует для этого Фарата.
– И что будет с нами, когда откроются врата?
– Обитатели моего мира смогут спокойно существовать в вашем. Тех, кого ты называешь нелюдью, станет гораздо больше. А еще придут другие – измененные. Внешне они похожи на вас и обладают своеобразной магией, они могут превращаться в нечто очень быстрое и опасное. Да ты же видел такого, подручный Светаны, который перебил магичек. Та ведьма звала его шайтаном, но это неверно, верное название – изменяющийся. Даже не представляю, как его протащили в этот мир, небось, где-то есть гигантский разрыв, да и явно не обошлось без ритуала с жертвами. Вообще, одержимые получают очень много, помимо магии еще знания, вот так и притащили сюда одного из народа ОР.
– Что-то совсем безрадостно. Почему раньше не сказал про тут тварь из подвала, ведь ты наверняка ее сразу опознал?
– Говорю, как есть. А насчет этой нелюди? Ну да, скрыл, тебе это знание все равно ничем бы не помогло.
– Их можно вычислить, есть отличия от людей?
– Можно. Я подскажу, если почую такого рядом. Но не думай, пока артефакт иных спит, такие нелюди будут редкостью, встретить такого, все равно, что завтра на эту поляну явится король со свитой. Пока одержимые не активируют артефакт. Вот тогда таких станет много, а людей гораздо меньше.
– А зачем его вообще активировать? – озадачился Игнат. – Чего добиваются духи, контролирующие Веревею и ей подобных?
– А зачем вы прилетели на эту планету? – пришел мысленный ответ от джинна. – Экспансия, расширение среды обитания. Ты думаешь, там, за разрывом, один мир? Ошибаешься, там десятки миров, только нами заселены три. Вы прилетели на металлических лодках, мы открываем дыры в пространствах.
– Почему ты мне это все рассказываешь, ведь я могу помешать?
Этот откровенный разговор был самым продуктивным за долгие годы, и подобное беспокоило Игната, всего подобных было четыре за тридцать лет совместного существования.
– Ты не сможешь помешать. Как вы люди говорите, игра началась? Так вот, все что ты видишь вокруг, часть игры. Те, кого вы называете инквизиторшами и магичками, люди, обладающие силой или умеющие ее нейтрализовать, давно в курсе всех этих вопросов. Во всяком случае, те, кто руководит, этими двумя орденами. Я не рассказываю тебе нечто сокровенное, данному противостоянию сотни лет. Сейчас очередная попытка. Это всем известно. Добыв ключ, ты существенно замедлил реализацию плана.
– А чего сразу не сказал, что тебе знакома та руна?
– Ты не спрашивал, да и против своих я не иду, я все же пленник.
– Но все эти годы ты помогал мне убивать тех, кого ты называешь своими.
– Не совсем так. То, что вы называете нелюдями, вроде диких зверей, провалившиеся в нору и оказавшихся в другом мире. Да, иногда в них находится не слишком сильный дух, он для меня пыль. Как я ничто для более сильных. Там, за границей, таких, как я, много.
– То есть, если я опять столкнусь с Веревеей, ты не поможешь?
– Помогу. У нас с тобой очень сложный союз. Если она разрушит твое тело, вместе с ним погибну и я. Пусть я джинн, но я ей не нужен. Ей управляет тот, кто гораздо выше меня, поэтому тогда в подвале я дал тебе все возможное, на что был способен. Я не желаю умирать. Я не знаю, как тебе объяснить, уцелеть мы сможем только вместе. Либо я захвачу мертвую оболочку, но кокон меня крепко держит. Очень немногие маги знают, что чем дольше дух находится в этой темнице, тем больше он с ней срастается, боюсь, я обречен на вечный союз.
– Тебе не кажется, что ты слишком откровенен? Мне это не нравится, есть подвох?
– Именно поэтому нет подвоха, поэтому я с тобой откровенен. Я понял, что я не могу уйти от тебя. Вот если бы ты погиб в моем мире, я снова стал бы свободен, а тут я погибну вместе с тобой. Теперь мы зависим друг от друга. Заметь, я сейчас очень силен, и могу легко завладеть тобой. Но долго ли я проживу? Даже также магичка, оставшаяся без сил и спящая сейчас в этом каменном строении, легко обнаружит меня в тебе. Пока я привыкну к телу, она успеет убить оболочку. Даже если где-то затаиться и смириться, я не протяну долго, я не выведу тебя на уровень Веревеи. Такие, как ты, или носители силы быстро распознают одержимого, так что, мне это невыгодно. Хотя и провел с тобой долгие годы, но твоего умения выживать у меня нет. Так что, просто прими на веру, мы, как вы, люди, говорите, с тобой в одной лодке, и я не собираюсь ее раскачивать. А теперь посмотри вон туда, в сторону леса, и побыстрее советую тебе убить эту погань, она порождение вашего мира.
Игнат поднял голову и скривился, на краю поляны метрах в сорока от него стояла мертвая девушка. Поняв, что замечена, нежить пригнулась, опершись на руки, одна из которых, похоже, была сломана, и приготовилась к толчку ногами, после чего, издав визг, резанувший по ушам, словно по стеклу провели ножом, рванулась вперед. Она была быстра, но еще быстрее оказался бич надсмотрщика, который Игнат взял в виде трофея с тела Карла. Ухватив рукоять, Демидов изготовился для удара. Не сказать, что он любил энергетические бичи, но сейчас почему-то взялся именно за него. Трехметровый огненный хлыст извивался по зеленой вытоптанной траве, он был не таким, каким его приголубила одержимая магичка, тот был иного свойства, зависел от силы, держащего в руках, здесь же была банальная напитанная силой деревянная палка. Десять метров, семь, пять, три… Огненный язык со свистом рассек воздух. Видока окатила волна жара. Все вышло, как на тренировках в далекой юности, огненная тонкая струя захлестнула вывернутую шею погибшей женщины, рывок, и голова покатилась по земле, запахло паленым. Обезглавленная нежить не собиралась умирать, но сейчас она стояла на четвереньках и слепо шарила руками.
Игнат выпустил рукоять, и огненный жгут мгновенно исчез, в руке егеря был зажат его небольшой рунный нож. Зайдя со спины, Демидов вогнал клинок точно в сердце нежити. Та дернулась и рухнула на траву, нож засветился, поглощая сущность, голова прекратила визжать. Вокруг снова стало тихо.
– Откуда это здесь взялось? – таща труп за дом, спросил Игнат у Фарата.
– Я не знаю, – пришел мысленный ответ, – я только почувствовал перерождение. А вот почему оно произошло? Убил и ладно, разруби на куски и сожги или закопай. Но лучше сжечь.
Тут Игнат был полностью согласен. Вооружившись топором из трофеев, быстро заготовил дров. Кира спала очень крепко, даже не проснулась на визг этой твари, а ведь на пол леса слышно было. Видок быстро соорудил ложе из дров, водрузил на него расчлененные останки. Зажигающая жидкость давно кончилась, так что пришлось по старинке, но сушняк занялся отлично, и уже через пару минут начало тянуть горелым мясом.
– Этот лес однозначно неприятное место, – заметил егерь, глядя, как догорает костер.
Тело полностью уничтожить не удалось, но прогорело оно здорово, Игнат трижды подбрасывал дрова. То, что осталось, он зарыл в совсем маленькую могилу, копать долго не пришлось.
– Просканируй местность, у нас еще три свежих покойника неподалеку. Не нравится мне все, сроду такого не было, чтобы тело вот так просто вставало ни с того, ни с сего.
– Пусто тут, – мысленно ответил Фарат. – Но я уловил след разрыва, он был чуть меньше дупла вон в том дереве и открылся прямо рядом с телом, потом почти мгновенно схлопнулся. Похоже, в него проскользнула какая-то непонятная сущность, занявшая оболочку.
Редко, но подобное бывает, на этой поляне умерло несколько людей, а как известно, разрывы часто возникают на местах гибели разумного существа, притягивает их смерть, особенно мучительная.
Игнат вернулся к костру, потом принялся рыться в своем рюкзаке. У киры не было одежды. То, что осталось от покойницы, никуда не годно. Запасную рубашку Демидов извел на шины для пальцев волшебницы. Остались только штаны, но они будут ей велики, хотя пусть так. На секунду возникло желание раскопать могилу и снять рубашку с тощего паренька, в самый раз была бы, но передумал, скорее всего, магичка откажется от такого «подарка». Если бы она раньше сказала, что у нее только плащ балахон, он бы раздел его заранее. Но в штанах ей будет все же удобней. Игнат подкинул в огонь сушняка, спать почему-то не хотелось, хотя он очень устал.
Кира проснулась в полдень, проспав почти двенадцать часов. Видок уже сварил из половины оставшегося пайка что-то вроде похлебки, и теперь магичка уничтожала свою порцию. Надо сказать, внешне она выглядела все так же ужасно, но похоже, отдых пошел ей на пользу, не было в ее ярко-изумрудных глазах обреченной усталости.
– Что ночью были за звуки? – расправившись с похлебкой, спросила Кира. – Я сквозь сон слышала какой-то визг, потом он оборвался, и я снова уснула.
– Нежить в гости заходила, не бери в голову. Давай лучше подумаем, как тебя в порядок привести?
Кира нахмурилась, на ее обезображенном лице, которое она больше не прятала, это было жутковато. Кроме того, от движения лопнула небольшая ранка на лбу, показалась сукровица.
– Какая нежить?
– Обыкновенная, мертвая девушка ночью переродилась. Не спрашивай, как, все равно не знаю. Мой «пассажир» предположил, что рядом случился микроразрыв, из которого выскользнула сущность, захватившая мертвую оболочку. Нежить была уничтожена, так что, разговор закрыт. Вернемся к нашему вопросу, я смотрю ты отдохнула, теперь нужно заняться тобой, что от меня требуется?
– Ничего не требуется, кроме одного, сутки мне никто не должен мешать. Поэтому советую тебе лечь поспать, а я пока подготовлю руны, пополнение энергии у таких, как я, это не тоже самое, что у слабосилков, мне потребуется полноценный рунический круг. Придется его рисовать в доме на полу, это единственное место, здесь, на природе, не выйдет.
– Мне дом без надобности, – отмахнулся Игнат. – Если дашь мне возможность поспать часа три-четыре, то я смогу прикрыть тебя во время накопления.
– Тогда, спокойной ночи, – пожелала Кира, – хотя сейчас полдень, хорошего сна. Игнат, спасибо тебе, мне жаль, что я не могу дать тебе отдохнуть нормально, но время поджимает. Чем дольше я тяну с лечением, тем больше вероятность не справиться с последствиями пыток. Очень не хочется иметь шрамы на лице, оно мне дорого.
– Ничего, все у тебя будет хорошо. Вот, держи, сможешь справиться с этим? – Игнат протянул волшебнице трофейный пистолет, который так и не успел продать. – Патроны на людей, чистого железа под такой калибр у меня нет.
– Нормально все будет, – забирая оружие, ответила магичка. – Кстати, спасибо за штаны. Как догадался, что я без белья?
Игнат подмигнул и направился в дом.
– Секрет братства, – не оборачиваясь, бросил он. – У тебя красивое тело, хоть ему и досталось в последнее время.
Игнат вырубился мгновенно, он только успел сунуть под голову рюкзак, как провалился в крепкий сон.
Проснулся он, когда на лес опустились сумерки. Странно, Кира сказала, что разбудит его раньше, вокруг стояла почти полная тишина. Игнат поднялся, заметил на полу вырезанные ножом руны, похоже, магичка уже подготовила все для ритуала.
– Фарат, где Кира? – приоткрыв кокон, потребовал уточнения ситуации егерь.
– Сидит у костра и доедает свою половину запасов каторжников. Опасность вокруг отсутствует.
Игнат обошел рунный круг по широкой дуге, не дело ходить по чужим знакам. Странно, половина из них ему была не знакома, ну да кто он такой, чтобы лезть в вопросы высшей магии?
– Проснулся, – обрадованно заявила Кира, повернув к нему свое обезображенное лицо, – уже будить тебя собиралась.
– Ты вроде хотела меня раньше поднять? – садясь рядом и доставая папиросу, с укором произнес Демидов.
– Хотела, но решила, что тебе тоже нужен отдых. Ты очень сильно мне помогаешь. Почему я не могу позаботиться о егере, который уже так много сделал для меня?
– Одна магичка мне жизнь спасла, – напомнил Игнат, – и это лишь самое малое, что можно сделать для нее. А теперь, когда мы покончили с любезностями, все готово к ритуалу?
– Да, сейчас доем, допью воду и пойду в дом. Думаю, ты знаком с примитивной формулой ритуала, поскольку сам немного владеешь силой.
Демидов кивнул.
– Тогда ты знаешь, полная сосредоточенность. Я уже изготовила себе повязку, чтобы ничто не отвлекало. Это, конечно, не мои обычные усиленные наушники, но сойдет. Дальше пусть хоть небо на землю валится, не входи в дом, и постарайся защитить меня.
– Сделаю все, что в моих силах, – заверил волшебницу Видок, – только пыльник заберу, ночью может быть прохладно.
Игнат прошел в дом и, забрав рюкзак с плащом, вернулся к костру. Молча достав из кармана ложку, занялся едой, которую приготовила Кира. Все, что нашлось в мешке каторжников, магичка пустила вход, какие-то вялые овощи, мелкую крупу, которая не разварилась, копченое мясо…
– А грибы откуда?
– Прогулялась по опушке, тут их на удивление много, – пояснила Кира. – Все, Игнат, пора заняться делом, дай мне ровно сутки.
Демидов кивнул.
– Занимайся, сколько потребуется, я прикрою.
Женщина поднялась и, мотнув полами своего балдахина, ушла в дом. Дверь за ней закрылась, лязгнул старый запор. Демидов снова остался один.
Вечер прошел в молчании, джинн, похоже, еще накануне исчерпал весь свой запас красноречия. Игнат перебрал рюкзак, в котором так и валялись куски чистого железа, добытого в вольной области. Никак не получалось продать, да и на носы сапог нужно было сделать новые накладки. Еды совсем мало, в рюкзаке беглых каторжников осталось грамм триста каменного копченого мяса, которое скоро подохнет. У него в заначке прессованная плитка из злаков, готовый концентрат для каши и вяленая говядина. Немного, но на одну похлёбку хватит. Родник был в двадцати метрах от дома. Так что, с водой проблем нет, но вот с провизией нужно что-то делать. Грибы в темноте не пособираешь, да и на Интерре они своеобразные, ночью в землю зарываются, придется дождаться рассвета. Грибы, конечно, хорошо, но и мясо бы не помешало. Игнат осмотрел. Заряды в двустволке, как он и думал, дробовые, такие для охоты самое то. Утром можно будет пройтись вокруг посмотреть на зверье, может, что бродит.
Ночь, в отличие от прошлой, прошла спокойно. Из дома, в котором заперлась Кира, не раздавалось ни звука. Умывшись у родника и дожевав остатки похлебки, которые специально оставил на завтрак, Игнат прихватил с собой трофейную двустволку и переступил границу леса. С грибами магичка не обманула, он нарезал целый мешок прежде, чем обошел поляну по кругу. Оставив трофей у костра, он еще раз приказал джинну просканировать местность, и, убедившись, что вокруг нет ничего представляющего опасность, углубился в лес. Выследить дичь с помощью Фарата удалось довольно быстро. Два часа, и пара упитанных лесных зайца с жестковатым, но вполне вкусным мясом заняли свое место на внушающей палке. Еще через час дырявые шкурки и требуха были закопаны подальше от дома, а на самодельном вертеле жарился первый ушастый.
Сутки прошли в праздном безделье, в округе никто так не появился. Игнат скучал, он понимал, что нужно торопиться, времени потеряно очень много, но быстро он все равно не смог бы передвигаться. В королевстве беспорядки, плавно переросшие в гражданскую войну, а вот этот лесной домик оказался «око урагана» – вокруг бардак, а тут тишина и спокойствие.
Игнат надеялся на возможности Киры. Если поставить ее на ноги и вывести за периметр странной аномалии, мешающей открывать порталы, то магичка сможет доставить его хотя бы в Белогорское княжество. Правда, там его разыскивают в связи с гибелью главы специального отдела инквизиции и главы гильдии магии Сторожья, но это и к лучшему, он расскажет, где спрятана руна, пускай у них по этому поводу голова болит. Денег дадут – спасибо, нет – демоны с ними. Уж больно рисково оказалось владеть ей.
– Есть что пожевать? – раздался из домика усталый голос Киры. – Умираю с голоду.
Игнат обернулся, магичка стояла, прислонившись к косяку, капюшон скрывал ее лицо.
– Удалось? – спросил он, возвращая на костер тушку зайца, который бережно хранился в свежевскопанной яме, завернутый в листья лопуха. – Садись, сейчас разогрею, зайцы тут на диво жирные и сочные. Впервые подобных вижу. Может вид такой? А в котелке, – он кивнул на треногу, – грибы с мясом, покрошил туда зайчатины и потушил, получилось недурственно. Да и приготовилось недавно, еще горячее, наверное.
Магичка опустилась на бревно, пожав плечами.
– В лесных зайцах не разбираюсь, – и приняла протянутую флягу, она, не стесняясь, откинула капюшон и сделал пару глотков, правда, Игнат видел, как дрожат ее пальцы.
– Сейчас поем и спать, – уже более твердым голосом заявила она. – По-хорошему, мне для полного заполнения резерва нужны еще сутки, но, похоже, у нас их нет, надо уходить. Того, что есть, хватит подлатать себя и создать портал к башне гильдии в Белогорске.
– С чего такая спешка? – озадачился Игнат, но к предупреждению отнесся серьезно, многие волшебницы владели третьим глазом и нутром чуяли изменения вокруг себя, а некоторые даже обладали даром ясновидения, такие оракулы пользовались большим почетом.
– За нами идут, – отрывая лапу зайца, ответила она.
Демидов подтянул к себе винтовку и, приоткрыв кокон, приказал Фарату просканировать местность.
– Не беспокойся, егерь, – мягким и очень приятным голосом произнесла Кира, – они появятся тут только завтра вечером, я видела собак и искоренителей, обыскивающих в сумерках пустой дом. Мы уйдем раньше, чем они выйдут на наш след.
Она обглодала первую лапу и взялась за следующую, горячий сок тек по ее длинным белым пальцам, капая на траву, сейчас магичку меньше всего беспокоили манеры, она была очень голодна. Следом настал черед котелка грибов с мясом все того же зайца. Наконец, она, облизав ложку, сунула ее в карман балахона.
– Ночью я займусь собой, и к утру буду выглядеть гораздо лучше. Негоже появляться перед мегессой Даной в таком виде.
Игнат слегка расслабился, джинн не обнаружил никаких следов противника. Теперь Демидов наблюдал за своей спутницей, она довольно ловко орудовала одной рукой, отрывая куски мяса от тушки, лежащей на лопухах. Похоже, в ней проснулся дикий аппетит, поскольку меньше чем за десять минут Кира умяла половину зайца. Наконец, она вытерла руку об траву и уставилась на Демидова.
– Чего это ты на меня так смотришь?
– Да так, думаю, что нам нужно будет устроить хороший загул в Белогорске. У меня там дом, и я приглашаю тебя, егерь, быть моим гостем.
– Я бы с радостью принял твое предложение, магесса, – со всей почтительностью произнес Игнат, – и с удовольствием навещу тебя в твоем доме, но сначала мне очень нужно попасть в княжество Дар, там меня ждет дело, от которого зависит жизнь очень многих людей. Я боюсь, что опоздал. Так вышло, что вот уже месяц я пытаюсь добраться туда из очень далеких мест, и как видишь, постоянные задержки в пути не слишком сильно приблизили меня к цели.
– Задержка в пути – это я? – поинтересовалась Кира, ей было очень больно говорить, лицо по-прежнему оставалось одной большой раной.
– Не только, не принимай на свой счет. Я рвусь вперед, но препятствия на моем пути множатся, словно само провидение не желает, чтобы я добрался до Сторожья.
– Сторожья? – как-то странно спросила Кира. – Что тебе нужно в этом мертвом городе?
Игнат замер, уставившись на магичку.
– Мертвом?
– Чуть меньше месяца назад, еще до событий в столице королевства, разлетелась новость, что в результате операции на окраине княжества погибла магесса Сторожья с помощницами и инквесса из Белогорска, которая вела какое-то расследование. Вроде там егерь был замешан, который исчез. – И тут Кира уставилась на него. – Егерь, который исчез… – пробормотала она. – Игнат, это ты?
Демидов с минуту молчал.
– Что с городом?
Волшебница тоже молчала, пытаясь добиться таким методом ответа. Не вышло, она вздохнула и продолжила рассказ.
– Точно никто не знает, что там произошло. Ночью было атаковано неизвестной очень могучей ведьмой отделение братства егерей, от дома ничего не осталось. Погиб старый егерь, глава отделения.
– Прости, Дед, – не сдержался Игнат. – Дальше? – потребовал он.
– Никто не знает, почему, но люди стали умирать или обращаться, нападая на других выживших. Служба «Железного кулака» закрыла город по приказу своей главы магессы Светаны, которая потом просто исчезла. Никто не знает, погибла она в городе или ушла. Спустя несколько дней там остались только мертвые и одержимые. Гильдия, и войска князя Кая, окружила город. И круг из трех магесс второй ступени при поддержке десяти волшебниц третьей обрушил на город огненный дождь. Там нет больше жизни, только пепел в кольце уцелевших внешних стен.
Игнат тяжко вздохнул, все эти люди погибли из-за него, из-за того, что он по глупости не отдал эту гребанную руну инквессе Рене. Права была Тамара, Веревея ни перед чем не остановится. Похоже, она своего добилась, руна-ключ наверняка уничтожена. Теперь некуда спешить, осталось быстро добраться до Белогорска, обратиться за помощью к братству, и идти на поклон к инквессам.
– Тебе все еще нужно в Сторожье? – пробился сквозь его мысли голос Киры.
– Уже нет, теперь мне очень нужно в Белогорск.
– И что тебя там ждет?
Игнат улыбнулся.
– Уж точно не твой дом, скорее всего, допросная инквизиции или подвал гильдии, куда сбегутся все ваши умелицы из «Стражи силы».
– И ты так спокойно об этом говоришь? – в голосе Киры была жуткая смесь жалости и сожаления. – Наши девочки из стражи не шутят, да и инквизиторши тоже. Что произошло в Сторожье?
– Не нужно тебе этого, – грустно улыбнулся Видок. – Давай отдохнем, а завтра ты откроешь портал, и я шагну навстречу судьбе. Тебе нужно привести себя в порядок, я тут наткнулся на маленькое лесное озеро, всего в паре километрах отсюда. Если подлечишься, то можно будет ополоснуться, если честно, от тебя не фиалками пахнет.
Изумрудные глаза Киры нехорошо блеснули, но она ничего не сказала, посидели, помолчали.
– Хочешь, я открою тебе портал? – после затянувшегося молчания предложила магичка. – Куда пожелаешь, не так далеко, но километров на четыреста меня хватит. Давай, я переправлю тебя в княжество Яр? Таким, как ты, там всегда рады. Или куда-нибудь на окраину, где до тебя нет дела, поближе к вашему братству?
Игнат покачал головой.
– Мне необходимо пройти весь путь до конца. Но ты зря беспокоишься, не думаю, что мне что-то грозит, правда, придется ответить на очень много вопросов. Деда жалко, хороший был мужик.
Назад: Глава четырнадцатая По небу к земле
Дальше: Глава шестнадцатая Да что ж так не везет!

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт
enadFam
Я пожалуй просто промолчу --- все прям профи такие.... fifa 15 by xatab скачать торрент, скачать игру fifa 15 ultimate или скачать fifa 15 16 17 скачать fifa 15 без вирусов