Книга: Брошенная колония
Назад: Глава двенадцатая Смута в королевстве
Дальше: Глава четырнадцатая По небу к земле

Глава тринадцатая
Небесный путь

Паренек тем временем быстро оделся и ушел. Но теперь это было неважно, Игнат знал, куда идти. Оставалось решить, стоит ли? Есть у него то, что перенесет его через мятежные земли или парень просто грезит небесами, не рискуя в них соваться? Вообще такие энтузиасты не редкость, в княжествах встречались умельцы с довольно удачными моделями, просто всегда это заканчивалось одинаково, тварей летучих немного, но стоило появиться очередному воздухоплавателю, возомнившему себя королем неба, как на него нападали, многие при этом гибли. Но все же люди упорно стремились вверх. В некоторых княжествах были профессиональные летчики, и кое-какой воздушный флот, его использовали только в заселенных районах в качестве разведки, и то не часто, даже там, где безопасно, например, как в Белогорском княжестве, риск нарваться на летающую в вышине тварь возрастал с интенсивностью полетов. Чем чаще, тем больше риска. А вблизи гор проценты сильно увеличивались, именно из-за этого люди почти не пользовались авиацией.
Вообще егеря не часто имели дело с летучей поганью. Те обычно селились гораздо дальше от людских анклавов, им без разницы – час лету, чтобы утащить овцу с выпаса, или, как вертюхи, сожрать внутренности на месте. Больших среди них было мало, и человека поднять они не могли, поэтому нападали на людей редко, в основном охотились на разную живность. Игнат за всю свою карьеру, если, конечно, не считать вертюх в вольных землях, всего трижды участвовал в подобной охоте. Один раз неудачно – логово так и не было найдено. Второй раз оно оказалось в недосягаемости. А третий – Игнат встрял. Нелюдь эту по исконной традиции назвали малым драконом. Была она, не сказать, что большой, размером с две багги и размахом крыла метра в три. Жила, как ни странно, в густых лесах. Имела задние лапы, на которых, сложив крылья, надо сказать, довольно компактно, бегала среди деревьев очень шустро, обожала завалы, где и устраивала логово. Летала очень далеко, для нее вылет на охоту за две сотни километров был легкой разминкой. Носитель темной энергии, причем на очень высоком уровне, никакая руна не спасет. Плюс малый дракон обладал еще одной дистанционной атакой – ядовитым выдохом, которую егеря и обычные люди называли просто туманом слез. Попав в этот туман, человек словно оплывает, мясо само слезает с костей за считанные секунды, одежда расползается, железные детали окисляются. Малый дракон имеет очень нежный желудок и так он готовит себе пищу. К счастью, его дыхание накрывает площадь не больше трех квадратных метров и действует всего полминуты. Брюхо защищено костяной броней, довольно крепкой, пистолет бы не справился, про нож и говорить нечего, но вот пулю из винтовки та особь, с которой столкнулся Игнат семь лет назад, переварить не смогла. Поднять с дракончика можно много полезного, самое главное – ядовитая железа, находящаяся в основании длинной шеи, та самая, что насыщает дыхание растворяющим эффектом. За нее можно получить полсотни золотом без торга, а если с торгом, то гораздо больше. Кроме этого много ценных для зелий потрохов и когти идут по чекану за штуку, из них добывают парализующий состав. Ну и шкура со спины, кожевенники платят охотно за такую кожу. У нее очень красивый четкий рисунок, и сапоги из подобного материала может позволить себе исключительно князь, поскольку отдать за обувку сразу четыреста золотых не каждый купец может. А ведь у Игната в сумке скрученная в рулон шкуры вертюхов, из которых еще только предстоит сшить одежду.
Демидов допил пиво, решение надо принимать быстро, похоже, других вариантов просто нет. Да и не известно вообще, рабочий ли вариант с полетом, вдруг этот энтузиаст вообще ни разу не летал. Пока что все, с кем Демидов общался, сказали одно и тоже – сиди, жди, как буча уляжется. Но это вообще не подходило егерю, такие конфликты могли тянуться месяцами, а то и годами. А еще они могли разрастаться, втягивая в свой гибельный круговорот все больше людей и территорий. Не факт, что удастся отсидеться в этом спокойном поселке, изредка подрабатывая по специальности.
Решительно поднявшись Игнат направился к выходу. Пора было прояснить, есть надежда взмыть вверх и миновать опасный район по воздуху, или придется искать путь по земле.
Похоже деньги у мечтателя водились. То, что Гретта назвала сараем, было двадцатиметровым ангаром из пластика с большими воротами во всю ширину, и находился он позади довольно внушительного, но не слишком ухоженного дома, который наверняка принадлежал энтузиасту-воздухоплавателю.
Игнат постучал в маленькую железную дверь, обнаружившуюся справа в стене, и остался ждать, пока откроют. Довольно долго в ангаре ничего не происходило, потом раздался довольно спокойный голос, в котором сквозило равнодушие ничем не интересующегося человека.
– Кого там демоны принесли на ночь глядя? Если это ты, Мария, то мне не интересно.
– Игнат Демидов, егерь, – крикнул в ответ Видок. – Есть разговор.
Дверь распахнулась, и на пороге возник парень. Сейчас на нем не было кожаной куртки, только шлем с очками, простая рубаха заляпана чем-то жирным, смотрел он на гостя с интересом. Выглянув наружу и больше никого не обнаружив, парень отошел в сторону, приглашающе махнув рукой.
Игнат зашел, внимательно оглядевшись по сторонам. Повсюду валялся инструмент, на стенде стоял магический движок, не новый, но вполне себе целый. Вдоль стены два десятка батарей, судя по свечению, половина заряжена под пробку. А посередине стояло нечто, напоминающее древний самолет, такие Игнат видел в учебниках истории, только на Земле их делали из дерева, а тут явный пластик. Скорее всего, парень руководствовался именно той картинкой – парные крылья, винт, хвост. Правда, вот форма была не такой обтекаемой, больше всего это напоминало узкую лодку с высокими бортами, поставленную на колеса. Довольно нелепо, но лишь бы летало.
Хозяин все это время молчал, стоя за спиной гостя, наблюдая за его реакцией на свое детище.
– Летает? – задал Игнат вопрос, который его больше всего интересовал.
Парень пожал плечами.
– Не знаю, только винт пару раз запускал. Меня зовут Вальтер, чем могу быть полезен?
– Игнат, – протягивая руку, которую энтузиаст воздушного флота немедленно пожал, представился еще раз Демидов. – Полезен ты мне можешь быть только одним – мне нужно, чтобы эта штука взлетела и перенесла меня, винтовку и рюкзак поближе к столице, или вообще на границу ближайшего княжества.
Вальтер вылупился на него, словно к нему сошел один из богов и протянул учебник по воздухоплаванью со словами: «Лети». Молчание затягивалось.
– Скажешь уже что-нибудь? Можешь налить выпить, мы обсудим твой самолет, его возможности и мою плату.
– Прошу прощения, в этот ангар люди приходят только, чтобы посмеяться надо мной. – Он указал на стол и пару стульев, – прошу, проходите, сейчас достану шнапс и пару бутербродов. Мария мне их исправно приносит, никак не может понять, что я ее не люблю.
– Дурак ты, парень, – усмехнулся Игнат. – Я знаю таких, как ты, вас только небо влечёт. Вот когда после дня в небе ты вернешься на землю в пустой дом, где нечего жрать, ты вспомнишь мои слова.
Вальтер промолчал, затем понимающе уставился на Игната.
– Вы на себя намекнули?
– Не совсем, я егерь, я не живу на одном месте, братство мой дом, а таскать за собой жену и детей, кои случатся – не самая лучшая идея. Но ты – другое дело. Подумай над моими словами.
Вальтер кивнул, выставив на стол бутылку и пакет с бутербродами, завернутыми в бумагу. Разлив две рюмки, он уставился на Демидова.
– За знакомство, – верно поняв хозяина, провозгласил Игнат.
Выпили. Шнапс оказался очень недурным. Откусив сэндвич с какой-то зеленью и ветчиной, Игнат уставился на Вальтера.
– Ну так что, летает твоя штука? Мне очень нужно быстро добраться до княжеств, а я оказался тут, заперт вашей маленькой гражданской войной. И все мне твердят, что прорваться нереально.
– Правильно твердят, – произнес парень. – Вот только я правда не знаю, летает мой агрегат или нет. Боюсь я, а вдруг не поднимется? Я духом тогда окончательно упаду, надо мной и так тут все смеются.
– Знаешь, наши предки начинали точно с таких же, и вот они долетели до другой планеты в другой звездной системе. Назови цену своего риска.
– Ваша вера. Я готов рискнуть, правда, вот беда, я не умею летать, хотя прочел про это все, что мог. Но практики это не заменит, да и летающие твари у нас, бывает, заглядывают в гости с гор.
Игнат вздохнул, много, очень много поставлено на карту. Эта несуразная конструкция, пилот, ни разу не летавший… Может, лучше отступить и найти другой вариант? Наконец, он решился.
– В первый полет я с тобой не пойду, ты уж не обессудь. Нам ведь что надо? Взлететь, долететь и сесть? Так?
Вальтер озадаченно кивнул.
– Ну, вроде того. А взлететь можно завтра в полдень. Если я правильно рассчитал, на одной батарее я смогу добраться до предместий столицы, а это три сотни километров. Вы как сюда добрались?
– На багги. Если ты переживешь свой первый полет и не угробишь аэроплан, ее придется быстро продать.
– Это не проблема, – усмехнулся летун, – трактирщик с удовольствием купит багги. Правда, полную цену не даст, этот жадный надменный хрыч свое не упустит, поймет, что вам быстро нужно, и даст максимум пять десятков чеканов.
– Что за лажа? Она четыре сотни стоит, – возмутился Демидов.
– Здесь вам никто эту цену не даст, вообще никто, в лучшем случае сто, но на это не рассчитывайте. Разве что попробовать барону загнать, тот транспорт ценит. Если машинка хорошая, возьмет для своих дружинников.
– Ладно об этом будем думать завтра, – отмахнулся Игнат, он, конечно, не рассчитывал на полную стоимость, но прикидывал, что денег от продажи хватит, чтобы купить нечто похожее в княжествах. Разлив шнапс он придвинул рюмку Вальтеру. – Ну давай, летчик, за то, чтобы у нас все завтра вышло. Что от меня нужно?
– Ничего, – выпив, отмахнулся парень. – Завтра подходи часам к одиннадцати, поможешь выкатить самолет на дорогу. Там место открытое, ровное, должен взлететь.
Они пожали друг другу руки, и Игнат отправился в таверну. Народу там было много, столов незанятых не осталось, а подсаживаться ни к кому не хотелось, поэтому Демидов поднялся к себе и лег спать пораньше. Но волнения не отпускали, в голове метались обрывки мыслей, проступил страх перед полетом. Он еще не знал, удастся ли Вальтеру взлететь, но уже боялся этого неумелого летуна. Заснуть удалось с трудом после нескольких часов кручения с боку на бок.
Проснулся Игнат рано разбитым и не выспавшимся. Сны снились один хуже другого, он разбивался на этом самодельном крыле, их настигала летающая тварь, глох мотор, их сбивали с земли. Добравшись до ванны, Видок долго плескал себе в лицо ледяной водой, надеясь смыть ночные кошмары. Теперь идея полета казалась ему еще менее привлекательной.
Завтракал Демидов за тем же столом. Время подбиралось к десяти утра, и в трактире было пусто, только неподалеку от входа маялся головой один из дружинников, да вышибала скучал на своем привычном месте.
Кое-как проглотив яичницу, перемешанную с колбасой и овощами, и запив крепким чаем, Игнат решительно направился к ангару Вальтера. Тот выглядел не лучше, глаза красные, похоже, не спал совсем, взгляд безумца, всего трясет от возбуждения.
– Может, отложим? Ты едва на ногах стоишь, – вместо приветствия предложил Игнат.
– Сейчас или никогда, – голосом, в котором проскакивали истерические нотки, ответил парень. – Я и так деревенским дурачком слыву, но если взлечу… – Свою мысль он не закончил и скрылся в ангаре.
Демидову ничего не оставалось, как пойти за ним следом. За ночь тут изменилось совсем немного, аппарат стоял на прежнем месте, исчез двигатель со стенда и часть батарей, что лежали у стены.
– Я уже запустил винт, вроде хорошо крутит, – направляясь к двери ангара и снимая замок, сообщил в пустоту Вальтер. Он распахнул двери, и в ангар хлынул солнечный свет. – Ну что, готов к позору?
– Я готов лететь, и я в тебя верю, такие, как ты, двигали людей в космос. Пошли, говори, что делать, – понимая, что парню сейчас нужна поддержка, бодро ответил егерь.
Это воодушевило Вальтера, он даже стал менее дерганным.
– Вышибай стопор из-под колеса с твоей стороны, упирайся в крыло. Не бойся, пластик крепкий, не развалиться. И толкаем, – распорядился летун.
Стоило самолету появиться на центральной улице и протиснуться в ворота в крепостной стене, ну не предусмотрены она для крыльев таких размеров, как со всех сторон повалил народ. Похоже, все население, не занятое на полях, в основном женщины и дети, ну и, конечно, дружинники барона ломанулись смотреть на деревенского дурака и его нового друга, который вроде как являлся почтенным егерем.
Число зрителей росло, и Вальтер снова начал нервничать. Вдруг он замер, уставившись на кого-то в толпе, и вроде как даже смог улыбнуться. Игнат перехватил его взгляд, там стояла маленькая кругленькая девушка лет восемнадцати с очень добрым лицом и сияющими от возбуждения и счастья глазами смотрела на летчика. Похоже, она стала тем фактором, которого Вальтеру не хватало, он теперь был защищен от смеха толпы и едких комментариев сиянием этих глаз. Если парень переживет первый полет и путешествие с Игнатом над зоной боевых действий, все у этой парочки будет замечательно.
Вальтер словно изменился под этим взглядом, он уверенно застегнул свою кожаную куртку, натянул толстые перчатки и опустил очки, после чего, махнув Демидову на прощание, полез в свою лодку. Внутри было два сидения, как в багги, друг за другом, места не сказать, чтобы много, весь самолет метра три в длину.
Прошла минута, друга, смешки в толпе стали громче. Кто-то крикнул:
– Десять к одному, что не взлетит. Десять чеканов, – добавил тот же голос.
– Принимаю, – азартно крикнул Игнат.
Народ потянулся к импровизированному тотализатору. Демидов прикинул, что если выиграет пари, то доход будет не меньше сорока золотых. А если проиграет, то потеряет не больше десяти.
Винт самолета вздрогнул и стал быстро раскручиваться, переделанный движок, снятый с небольшого грузовика, давал все больше оборотов. Нигде не делают специальных двигателей для самолетов, только переделки, выполненные рукастыми энтузиастами.
И вот самолет вздрогнул и шустро побежал по каменистой, но вполне гладкой дороге. Отрыв, колеса поднялись на полметра и снова стукнулись о покрытие, похоже, Вальтер прибавил оборотов, шевельнулись закрылки, снова отрыв, и на этот раз самолет пошел вверх и довольно резво.
– АААА, – заорал Игнат во всю глотку, – взлетел!!!
Сейчас он был готов прыгать от счастья, глядя на маленький самолет, забирающийся все выше. Вот он уже в сотне метров, вот еще сотня, вот пошел на круг, разворачиваясь к поселку. Конечно, никаких фигур высшего пилотажа егерь не ожидал, но он надеялся, что парень нормально сядет. Первая часть плана пока что оправдала себя, и была выполнена.
– Гони золото, – обратился Демидов к дружиннику, который принимал ставки.
Тот посмотрел на бумажку, куда записывал информацию, и нехотя вытащил кошель с золотом. Получилось даже лучше – пятьдесят три чекана. Десять надо будет отдать летуну, пусть подарок Марии купит, это ее заслуга.
Самолет ходил по кругу. Похоже, Вальтер привыкал к своей новой машине, учился держать ее в воздухе. Некоторые зеваки, махнув рукой, ушли, остальные зрители расположились в высокой траве у дороги, кто-то умный заявил, что взлететь – это пол дела, сесть сложнее.
Игнат снова предложил забиться на деньги, но азарт у народа прошел, и специалист по полетам заткнулся.
Так продолжалось около часу. Наконец, новоявленный покоритель неба решил, что пока хватит, и начал осторожный заход на посадку. Это едва не стоило ему жизни, только чудом он сумел поднять аэроплан, почти зацепил колесами крепостную стену поселка. Машина прошла над самыми крышами и, развернувшись, снова пошла на посадку. На этот раз Вальтер учел прошлую ошибку и садиться начал в километре от посёлка. Вышло так себе: трижды самолет подскакивал, словно на кочках, и, наконец, пилот догадался сбавить обороты, и все пошло гораздо лучше. Минута, и самолет застыл в пяти метрах от зрителей. Скепсиса резко поубавилось, люди кричали и хлопали в ладоши, дружинники молотили по плечам выбравшегося наружу Вальтера так активно, что Демидов стал опасаться, что они его зашибут. Но обошлось.
Видок в общую кучу не полез, он стоял в стороне вместе с Марией и улыбался, теперь он верил, что все может получиться. Вальтер, наконец, выбрался из толпы поклонников и подошел к ним. Все изменилось за этот час, не было больше деревенского чудика, перед ними стоял уверенный в себе мужчина, который воплотил свою мечту. Он сделал шаг к девушке и, решительно ее обняв, поцеловал в губы. Это был очень долгий и очень личный поцелуй, егерь деликатно отвернулся.
– Спасибо тебе, Игнат, – хлопнув Видока по плечу, поблагодарил Вальтер. – Вчера я еще не знал, что в мой ангар вошел самый важный в моей жизни человек. Ты подарил мне надежду, я твой должник, и завтра утром я доставлю тебя так далеко, как смогу.
– Не за что, и ты ошибаешься, она твой самый важный человек, – Демидов посмотрел на девушку. – Думаю, у вас все будет хорошо, и самые важные для вас люди появятся чуть позже. – Мария при этих словах покраснела. – И если ты решился перебросить меня через земли герцога и графа, то нужно спешить и попробовать продать багги с наибольшей выгодой. Кстати, держи, твоя доля, – он протянул пилоту тринадцать чеканов.
– Не понял? – не прикасаясь к деньгам, удивился тот.
– Я неплохо заработал на твоем взлете, и обобрал немало скептиков. Так что, держи, Марии подарок купишь.
Вальтер забрал деньги и небрежно сунул их в карман.
– Ну что, потащили самолет в ангар? Нужно будет кое-что изменить, пока есть время, и поспать. Знаешь, как на верху здорово? Внизу все такое маленькое, а небо необъятное, и все мое.
– Не раскатывай губу, – остудил его Игнат, – небо не принадлежит тебе, там властвуют нелюди, и на твоем месте я был бы крайне осторожен, они не любят конкуренции. И чем чаще ты будешь летать, тем больше риск нарваться на очередную тварь. Или почему, думаешь, люди почти отказались от полетов?
Покоритель неба ничего не ответил, только уперся в свое крыто и принялся толкать самолет в сторону поселка. Мария шла рядом, и на ее лице читалось беспокойство, похоже, девушка гораздо лучше пилота осознавала опасность полетов.
Как и предупреждал Вальтер, с продажей багги вышло плохо: трактирщик давал шестьдесят пять золотом, лейтенант дружинников, смешно картавящий слова, семьдесят. Игната это в корне не устраивало. Там, в княжествах, меньше чем за триста даже не стоило рассчитывать найти транспорт, и то это будет редкостная развалюха. А ведь нужно еще прикинуть цену переходов с транспортом, это около семидесяти золотом. Без машины, конечно, гораздо дешевле. Может, плюнуть и добраться до Сторожья чисто порталами, там во дворе братства его ждет его машина, которую он оставил, идя порталом Арианы. А может, и вправду попробовать доехать до замка барона? Дорога нармальная, за час добраться без проблем.
Игнат засунул в машину винтовку, кольчугу надевать не стал, только разгрузку с патронами, все остальное имущество надежно заперто в комнате, здесь не воруют.
До замка добрался быстро. Командир поста внимательно досмотрел багги, изучил подорожную и дал добро на проезд.
Городок при замке оказался чуть больше поселка, на воротах еще один кордон при магичке, которая с трудом, но все же смогла определить в Демидове измененного. Явный слабосилок, способная максимум на бытовые заклинания, пятая ступень, и то с натяжкой. Конечно, резерв у нее побольше, чем у Игната, намного больше, может, даже что-то серьезное сможет сотворить, например, волну огня метров на пять, но по сравнению даже с чародейкой четвертой ступени она дите малое, с игрушками возящееся.
В городке было два трактира. Игнат за двадцать минут посетил оба, выяснив, что тут дают больше, но ненамного. Еще ему посоветовали обратится к местному купцу, который, осмотрев машинку, назвал цену в сто тридцать. Это, конечно, гораздо дороже, чем все остальные, но все равно очень мало. Оставался только барон. Ворота в замок были распахнуты, стена, надо сказать, внушительная, метров десять, и зачарована на совесть, явно не слабосилки этим занимались, а довольно сильная колдунья не ниже третье ступени.
Барон сам вышел к гостю, видимо, в замке после начала смуты в королевстве стало довольно скучно, и хозяин страдал без новостей, поэтому новому человеку обрадовался. Это был высокий высохший мужчина с нездоровым цветом лица, с повязкой на правом глазу, длинными несуразными руками и неприятным цепким взглядом, причем тот стал таким после того, как хозяин смерил фигуру Видока. Припомнив, что говорил дружинник о жене барона, все вставало на свои места, по идее, баронессу непременно должен был заинтересовать высокий сильный мужчина. За спиной хозяина, сместившись чуть в сторону, торчал мужчина среднего роста в синем сюртуке с гербом точно таким же, как на пограничном столбе, и с пистолетом в кобуре, внушительной такой гаубицей с длинным стволом. Взгляд его был холодным и цепким, похоже, начальник охраны. На посетителя он смотрел вполне доброжелательно с большим интересом.
– Барон Арист фон Крайц, – представился хозяин. – Чем обязан?
– Игнат Демидов. Егерь. Возвращаюсь с вольной охоты в диких землях и застрял в вашем гостеприимном баронстве в связи со смутой.
Барон почтительно склонил голову.
– Не отобедаете со мной и моей семьей? Давно в наших краях не бывали члены вашего братства.
– Почту за честь, но сначала хотел бы обсудить дело, которое меня привело к вам.
– Если вы хотите ссудить у меня денег, то даже не рассчитывайте, – довольно жестко заявил Крайц. – Я не даю в долг и уж точно не занимаюсь благотворительностью, хотя вы не производите впечатления попрошайки.
Игнат мысленно двинул барону в зубы и получил при этом яркий образ от Фарата, который был очень рад подобному началу побоища.
– Я не попрошайка, – добавив в голос холодка и неприязни, ответил Видок, – но дело и вправду касается денег, я хочу продать мой транспорт, а конкретно эту багги.
– Это все меняет, – улыбаясь, заявил барон. – Ненавижу просителей и любителей халявы. Прошу простить меня за не очень приятные слова. Честный торг – это признак делового человека. Сколько вы хотите?
– Не меньше трехсот пятидесяти, она не очень новая, но в отличном состоянии, батарея заряжена почти под крышку.
Барон кивнул.
– Хорошо, вы не против, если Эдвард осмотрит ее?
– Конечно. Это деловой подход.
Телохранитель барона полез в машину, все обнюхал, все проверил, сделал тестовый круг по двору, довольно лихо развернул ее на скорости, еще раз осмотрел двигатель и подвеску.
– Ваша светлость, егерь правду сказал, – подойдя к барону, доложил дружинник, – багги и вправду в очень хорошем состоянии, хотя ей, похоже, не меньше пяти лет. Очень неплохое приобретение, правда цена чуть задрана, думаю, она стоит около трехсот.
Игнат мысленно матюгнулся, он знал, что так будет, но все же рассчитывал, что Арист согласится на предложенную цену.
– Итак, триста, – назвал свою цену барон.
– Накиньте еще двадцать пять, и по рукам, среднее между вашей и моей ценой.
Барон задумался.
– Пятнадцать, и по рукам, больше не дам. Да и никто вам больше не предложит. Неужели, я не знаю свои владения? Сколько вам давали – сто пятьдесят максимум?
– Двести, – соврал Игнат. – Мы договорились? Триста пятнадцать и не чеканом меньше.
Они пожали друг другу руки. Барон выглядел вполне довольным, Игнат в душе тоже, он не надеялся получить больше двухсот, от силы двухсот пятидесяти.
– Итак, вы примите мое приглашение отобедать? А казначей пока деньги отсчитает. И поскольку машина уже принадлежит мне, то заберите оттуда ваши вещи.
– Деловой подход, – улыбнулся Игнат. Забравшись в багги по пояс, он вытащил из крепежа на потолке винтовку, больше ничего его в машине не осталось.
Обеденный зал был именно зал – вытянутое помещение метров в двадцать в длину. Стол метров семь, за ним десяток стульев, но сейчас заняты только два, нарядно одетые женщины в роскошных платьях уставились на гостя, который ворвался их мир, обряженный в простую рубаху, темные заправленные в полу сапоги, штаны с кобурою на боку. Винтовку и разгрузку по настоянию хозяина Видок оставил в соседней комнате.
Сестры были похожи, обе блондинки, обе довольно высокие, одна в фиолетовом платье, вторая в красном с белым. Лица плоские, глаза немного раскосые, красивые женщины. Едва Игнат вошел, та, что в красном, сидевшая по правую руку от хозяина замка, мгновенно уставилась на егеря, как кролик на удава. Она мгновенно раздела его взглядом, повертела, прикинула расклад, и глазки ее тут же похотливо заблестели.
– Моя жена, – представил блондинку в красном барон, – Аная фон Крайц.
– Баронесса, – Игнат склонился в почтительном поклоне, приложив правую руку сердцу.
– Ее сестра Гретта Шац.
– Магесса, – еще раз поклонился Видок.
Барон остался доволен манерами гостя.
– Дамы, Игнат Демидов, егерь.
Женщины благосклонно кивнули.
– Уважаемый егерь, не соблаговолите ли вы сесть рядом со мной? – пропела баронесса, и Игнат мгновенно уловил, как изменилось настроение хозяина, от того плеснуло злостью.
– Я бы рад, баронесса, занять место подле такой прекрасной женщины, но увы, оно уже занято вашим супругом. Думаю, ваша сестра не откажет мне в удовольствии находится подле нее, ведь такой красивой женщине тоже требуется мужское внимание.
Лицо Анаи скисало все сильнее и сильнее, и к концу речи выглядело так, словно она уксуса хлебнула, но предъявить гостю было нечего, так ловко он выкрутился из попытки захвата. А вот глаза сестры весело блеснули, ее явно позабавила эта сцена.
Барон бросил на Игната благодарный взгляд и, указав на место рядом с Греттой, направился к своему «трону» с торца стола.
Обед прошел в праздной беседе, хозяева интересовались событиями большого мира и были сильно разочарованы тем, что Игнат уже месяц шляется по пустошам в погоне за редкой нелюдью. Но пара забавных баек из жизни охотника на тварей компенсировали новости из большого мира, рассказ о том, как Демидова загнала на дерево стая фурий, была принята с большим энтузиазмом.
– Надеюсь, вы останетесь погостить? – отсмеявшись, спросила Гретта. – Могу поспорить, у вас в запасе много забавных историй.
– Будьте нашим гостем, – мгновенно подключилась баронесса.
От Ариста снова плеснуло злостью и ревностью, но уже не так сильно, он видел, что гость старательно избегает любых намеков жены, которая чуть ли не из платья выпрыгивала.
– Увы, сиятельные госпожи, я вынужден отказаться, меня ждет работа, я уже принял заказ, и он не терпит задержек. Уже сегодня мне нужно вернуться в Кохем. И коли я остался без средства передвижения, я хотел бы попросить его светлость изыскать возможность меня туда подбросить.
Барон при этом буквально засветился от счастья. А вот дамы были явно разочарованы. Весь обед сестры соперничали за внимание Демидова, и, похоже, для них это оказалось в новинку, поскольку между ними разве что молнии не летали, хотя Демидов ощущал, как от Гретты, сидящей рядом, иногда прямо тянуло сильной магией. Но та сдерживала себя. Но если бы он решил остаться, похотливая баронесса могла наломать дров, а ему очень не хотелось оказаться внутри гребаного треугольника.
– Конечно, – мгновенно согласился барон. – Я думаю, один из моих бойцов с радостью подбросит вас до поселка. – Он посмотрел на девушку, которая прислуживала за столом. – Передай Эдварду, пусть Закарий готовится к поездке, нужно проводить нашего гостя.
– Да, ваша светлость, – протараторила девушка и мгновенно исчезла.
Прощание не затянулось. Арист в сопровождении жены и магессы лично вышел проводить Игната, сестры шли на приличном расстоянии друг от друга, обмениваясь острыми, как бритва, взглядами, но Фарат подсказал, что обе рады, что трофей не достался сопернице.
Багги стояла у входа. По иронии это была та самая машина, которая еще несколько часов назад принадлежала Демидову. За рулем сидел незнакомый парень, смуглый, с черными курчавыми волосами и довольно неприятным хищным выражением лица, на нем была куртка дружинника с гербом. На коленях лежал короткий автомат из Яр-княжества. Дружинники, в отличие от егерей, любили скорострельные машинки, ведь им не нужно пользоваться рунными пулями из чистого железа, обычные мягкие или бронебойные стоили по чеку за десятку, а кое-где и за дюжину.
Игнат сердечно распрощался с хозяевами. Деньги ему принесли сразу в десятке холщевых мешочков, пришлось рассовывать их по карманам разгрузки, при этом она серьезно потяжелела. Уже не его багги рванула с места и шустро вылетела из ворот замка, мимо пролетел маленький городок, затем и мобильная застава дружинников. Закарий, или как он попросил его называть Зак, гнал очень быстро, насколько позволяла дорога. Игнату не очень нравилось подобное насилие над его бывшей машиной, а еще по непонятной причине ему очень не нравился сам водитель. Что-то было в этом смуглом мужике неприятное, веяло от него недобрым.
Дорога шла меж двух холмов. По прикидкам до поселка оставалось километров пять, когда багги прижалась к обочине. Фарат завозился, похоже, почуял недоброе. Палец Зака лег на спуск автомата, и ствол пошел вверх, дабы упереться в бок егеря. Он проделал это очень быстро и расчетливо, похоже, давно вынашивал план, не мог он не знать, что у Демидова много денег, ведь наверняка по казарме слух прошел, что пришлый никому незнакомый егерь продал машину за кучу золотых. Его жалования за год, наверное, в половину меньше, а тут такой куш. Он был быстр, но Игнат оказался еще быстрее, он давно приготовился, и раньше, чем ствол коротыша оказался на линии прицеливания, пистолет демидова уперся в лоб смуглого.
– Опусти автомат, болезный, а то нажму на спуск, твои мозги по дороге разбросает, – предупредил Игнат. – Не с тем ты решил связаться, погань. Выбирай, на суд барона или я тебя сейчас тут завалю?
– Вези на суд, не докажешь ничего, – смело заявил Закарий.
Игнат пожал плечами, «око» никуда не делось, Видок давно уже почистил память амулета, и как только почуял неладное, активировал запись. Он забрал автомат из дрожащей руки дружинника, связал и пересадил на место пассажира. Вот только в замок он не собирался возвращаться, в Кохеме стояла рота, которой командовал капитан из замка, вот ему Игнат и собирался сдать разбойника.
Пятнадцать минут, и багги проехала к воротам Кохема, и тут же дружинники, контролирующие въезд вскинул стволы, беря на прицел водителя, оно и понятно, ведь рядом с мало знакомым егерем сидел связанным один из них.
– Что это значит? – громко поинтересовался старший.
– Требую суда, зови капитана, я обвиняю этого человека в грабеже и попытке убийства.
Зацепило, просто так подобными обвинениями не бросаются, морды у мужиков вытянулись и стали растерянными.
– Доказательства, – крикнул кто-то из дружинников быстрее, чем старший его одернул.
– Есть доказательства, зови капитана.
Старший не стал брать на себя слишком много.
– Зигфрид, пулей к капитану, пусть поспешит, скажи, ситуация сложная.
Боец сорвался, словно ему в задницу огненешар вставили, и потушить его можно только очень быстрым бегом.
– Выходи, оружие на землю, – приказал старший Игнату.
Пленник в этот момент стал скалить зубы, но Демидов решил вести себя вызывающе нагло, короткий удар по зубам тыльной стороной кулака, брызнула кровь.
– Не скалься, а то вообще зубы выбью. Тебя скоро повесят, жаль только у меня времени нет, чтобы на это посмотреть.
Дружинники заволновались, но вмешиваться в воспитательный процесс не стали.
– Вылезай наружу, оружие долой, – снова повторил старший свой приказ, словно ничего не произошло.
Игнат послушно выбрался из багги, но к ремню даже не прикоснулся, его пистолет спокойно болтался в кобуре.
– Мужики, извините, но разоружаться не буду, подождем капитана, ствол только ему отдам. Не нервничаем, я вам не враг.
Капитаном оказался рано поседевший мужчина лет сорока с толстым шрамом на скуле. Он выслушал старшего патруля, затем пленника. Как Игнат и ожидал, Зак рассказал совершенно «правдивую» историю о том, как чужак его неправильно понял.
– Что скажешь? – спросил капитан, мрачно глядя на Игната.
– Я лучше покажу, – улыбнулся в ответ Демидов. Стянув медальон и подбросив его в воздух, спросил, – есть у вас магичка, чтобы с глазом умела работать?
Капитан мрачно кивнул, дело принимало совсем плохой оборот. Если до этого момента было только слово чужака против слова гвардейца барона, то теперь появилось вещественное доказательство, и если этот демонов егерь прав, и вина Зака будет доказана, он будет обязан повесить его не меньше чем через час на центральной площади. Таков закон Гарнского королевства, несмотря на смуту, частью которого до сих пор оставалось баронство. И даже сам Арист фон Крайц не сможет ничего сделать, если выдвинуто подобное обвинение.
– Прозовите Карлу, пусть приходит в дом старосты, – распорядился капитан Франциск. – А ты давай за мной, будем решать.
Решать не потребовалось, магичка запустила три минуты записи, все было понятно без слов. Зак растерял всю свою уверенность и мелко вздрагивал в углу, растирая по морде кровь из разбитых губ, сочувствующих взглядов больше не было.
Игнат все же увидел, как его повесили. Не всем дружинникам понравилось решение капитана, но на того давил закон. Виселицы в поселке не было, но ветка огромного дуба, росшего посреди небольшой площади, отлично подошла. Свист, «палач» выбивает ногой стул, тело бьется в петле, темные штаны намокают.
– Зря ты так, тебе тут еще торчать и торчать, – произнес капитан, уходя в сторону трактира, – смута нескоро кончится, и герцог с графом еще долго будут друг другу кровь портить.
– Это угроза? – спокойно спросил Игнат.
Франциск, которого все называли просто Францем, покачал головой.
– Нет, егерь, ты в своем праве, это предупреждение. Машину отгонят обратно в замок, но думаю, барону не понравится то, что здесь произошло. Он законник, но всякое может случиться. Зак был хорошим бойцом из личной замковой стражи.
– Нормальным, – согласился Видок, – для обычного человека, по меркам егерей – так себе. Ладно, гнев барона я как-нибудь переживу. – Мысленно он усмехнулся, завтра на рассвете его тут уже не будет, и пусть хоть молнии сверкают.
Когда он вошел в «Колесо», неся в руках винтовку, его буквально опалило ненавистью, такого количества злых взглядов он в одном месте еще не видел.
Игнат поднялся на верх, переложил деньги в рюкзак, стало полегче, хорошо бы добраться до банка, а то вес золота приближается к критическому. В дверь постучали, робко, неуверенно. Видок достал пистолет и, согнув в локте руку, готовясь выстрелить от бедра, крикнул:
– Войдите!
На пороге возникла Мария, она улыбнулась, но увидев пистолет, испугалась. Демидов убрал оружие.
– Что случилось?
– Вальтер велел передать, что он уже в курсе того, что произошло. Предлагает вам, господин егерь, перебраться к нему в ангар. Жалко, поздно уже ночью лететь нельзя, но как только на рассвете откроют ворота, вам нужно будет исчезнуть отсюда. Иначе плохое произойдет, дружинники хоть и знают, что все по закону, но смерть своего не простят, – все это девушка выпалила на одном дыхании.
– Хорошо, – согласился Игнат. – Вот только сейчас уходить нельзя, народу в зале очень много, кто-то может увязаться за нами. Передай Вальтеру, что я буду ночью. И спасибо ему, что не отступил.
Девушка кивнула и скрылась за дверью. Игнат же принялся перебирать вещи, рюкзак очень прилично потяжелел, четыреста золотых – это уже груз, каждый чекан весил три грамма, четыреста золотых чуть больше кило. А еще кое-какие шмотки, боезапас, еда, фляга с легким вином, купленная еще в поселке Дмитрия, шкуры и зелья, чистое железо срезанное с одежды Юркого и его напарника. Итого: вес под десять килограммов.
Едва часы показали два ночи, Игнат распахнул окно, которое выходило на задний двор. Номер был оплачен до завтра, дверь заперта изнутри, он никому ничего не должен. Выглянув наружу, Демидов убедился, что снаружи пусто, и спихнул рюкзак. Тот упал с легким стуком за живую изгородь. Окно маленькое, пришлось лезть спиной вперед, высота чуть больше семи метров, но для егеря это как разминка. Повиснув на руках, Демидов разжал пальцы и беззвучно приземлился на слегка подведшую клумбу. Винтовка за спиной немного мешала, но ничего не поделаешь, в рюкзак она уже не влезла.
Идти пришлось задами, чужими огородами. Брехали собаки, чуя чужого на своей территории. Один раз чуть не нарвался на пеший патруль, но спасла изгородь. Через двадцать минут Игнат вышел к знакомому ангару. Перемахнув высокий забор, он постучал в дверь. Та открылась почти сразу. Вальтер отступил в сторону, пропуская егеря внутрь.
– Не передумал? – спросил Игнат, жуя очередной бутерброд, которым Мария снабдила энтузиаста-воздухоплавателя, и который тот благородно разделил с гостем.
Вальтер покачал головой.
– Мое слово твердое, на рассвете летим, тебе нельзя здесь оставаться, зарежут. Ко мне часа три назад заходили двое местных, все выспрашивали про тебя, и что нас связывает. Потом трое злых и пьяных дружинников приперлись, сроду у меня столько за вечер гостей не было. Ты можешь лечь вон там, – летун мотнул головой в угол, где лежал старый матрас с не менее старым, но чистым одеялом. – Не сказать, что королевское ложе, но поспать не помешает, а я тут в спальнике расположусь.
Игнат, достав пачку местных папирос, принялся дымить, обдумывая произошедшие события. Последнее время ему жутко не везло на отношения с местными властями. Конечно, никакого официального преследования не будет, но Вальтер прав, зарезать его в трактирной драке проще простого. Надо сматываться, и быстро, а сейчас главное выспаться перед полетом.
Растоптав окурок, егерь улегся на матрас, раздеваться не стал, только легкое одеяло на себя натянул. Он думал, что его ждут беспокойные сны, но вместо этого он мгновенно отрубился. Похоже, удачный взлет и посадка энтузиаста убедили его подсознание, что все будет хорошо.
Назад: Глава двенадцатая Смута в королевстве
Дальше: Глава четырнадцатая По небу к земле

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт