Книга: Искажающие реальность-3
Назад: 17.2 Густав
Дальше: 18 Беда приходит

17.3
Уилл

Когда вошли в систему Плодовитых, Уилл вёл крейсер с крайней осторожностью. Где оказалась одна канонерка землян, может оказаться и вторая. Роботер передал приветствие по земному протоколу – и, к огромному облегчению, не получил ответа. Ничто не двигалось среди мусора, не собиралось атаковать. Система была так же мертва, как и в тот день, когда «Ариэль» покинул её.
Приблизившись к дрейфующим мастодонтам, Айра сбросил скорость. Все уставились на стену экранов, показывающую зловещие, утыканные острыми зубцами глыбы. Они зло сияли под предательским солнцем погибшей системы. Уилл уже и забыл, каково оно, видеть звёздное кладбище – бесконечно, несказанно холодное, тоскливое.
Все молчали, глядя на застывшую смерть. Первым заговорил Айра.
– И что сейчас?
– Погодите минутку, – сказал Уилл, сканируя руины.
Он отыскал нужное в нескольких астрономических единицах от дальнего края кольца – именно там, где и подсказывали Преобразившиеся в новом разуме Уилла.
– Туда, – указал он.
Он вывел на экраны изображение гнездового корабля. Тот сохранился значительно лучше, чем корабль, где отыскали архив. Ржаво-красный корпус – гладкий, без проломов. Колоссальные папоротниковые стволы – Уилл знал теперь, что это индукторы поля – втянуты, защищены от столкновений и радиации. Как и предсказывал Хьюго, мёртвые корабли на периферии системы остались в лучшем состоянии, чем те, которые в центре.
Перед тем как сменить курс, капитан окинул роботера тяжёлым взглядом.
– Ладно. И что ты собираешься делать с ним?
Рэйчел и Хьюго повернулись, с ожиданием глядя на роботера. Уилл прикусил губу. До сих пор как-то не получалось объясниться. После бегства с Нью-Анджелеса он был как оглушённый, и первые пару дней не мог делать вообще ничего. Хотелось реветь навзрыд. Он проводил время либо на мостике, работая, либо в одиночестве – к очевидной обиде Рэйчел. А когда наконец Уилл пришёл в себя, вернулись сомнения.
Он чувствовал, что Айра догадывается о планах роботера. Да и все, наверное, догадываются.
– Я собираюсь его отремонтировать, – сказал он.
Айра многозначительно кивнул, словно ожидал такого ответа.
– Надеюсь, мне не нужно напоминать, что земляне прибудут очень скоро? Что у нас есть всего три дня?
– Я знаю.
– Ладно. А теперь скажи мне, как ты собираешься отремонтировать корабль возрастом в десять миллионов лет, вдесятеро больший, чем наш?
Уилл прокашлялся и ответил:
– Роботами.
И самому ему ответ показался смехотворно нелепым.
Айра закрыл глаза, затем выговорил:
– Понятно. Но где ты собираешься найти топливо для него?
– Мы сделаем топливо. На корабле есть машины для этого.
– Кто бы сомневался.
Уилл чуть справился с нахлынувшей злостью. Как же надоело, когда тебя считают идиотом!
– От нас ожидают именно этого! – упрямо выговорил он. – Альтернатива – погибнуть в звёздной вспышке. Мы восстановим корабль.
Айра пару секунд равнодушно глядел на роботера, затем повернулся к своей консоли и молча направил «Наньшань» к руине.
По мере приближения Уилл тревожился всё сильнее, но и радовался. Корабль похож на тот, с архивом, но он гораздо сохраннее, и, похоже, немного больше. Пришлось долго искать место швартовки для «Наньшаня», но Уилл в конце концов заметил щель в корме и выслал роботов-манипуляторов, чтобы заякорить корабль и проложить рельс в глубину пролома. По рельсу десятками пошли роботы. Они расползлись по поверхности, будто муравьи, исследуя её, затем посыпались внутрь.
Уилл направил изображения корабельных внутренностей на экраны. К отчаянию роботера, корабль представлял собой такой же забитый льдом лабиринт, как и первое исследованное судно инопланетян. Однако, к большому облегчению, свободно плавающего снега оказалось гораздо меньше. Может, трубопроводы здесь не полопались так жутко и бесповоротно?
– Этот корабль был спроектирован с тем, чтобы выдержать страшные повреждения и остаться в строю, – ободряя, напомнил Уилл, не столько другим, сколько себе. – Все его системы многократно продублированы. Все повреждения лишь оттого, что он слишком долго оставался в открытом космосе. Судя по спектру составляющих экзокорпуса, корабль прибыл уже после вспышки. К тому же нам не требуется исправлять всё – лишь восстановить базовые функции.
Хотя проблема в том, что корабль рассчитан на многочисленную команду. Мало отремонтировать – надо ещё и управлять. Место рабов-Плодовитых должны занять роботы. А для общения с ними придётся проложить глобальную коммуникационную сеть. Пока на борту есть восемь тысяч автономных единиц. А нужно вдесятеро больше – самое малое.
Гнездовой корабль имел на борту огромный запас расходных многоцелевых роботов. Конечно, теперь все они – хлам. Но на борту есть фабрики-автоматы, производящие роботов. Потому первая задача запустить их.
Уилл глядел на мониторы, раздумывая, и заметил, что остальные глядят на него. Он не сразу понял, в чём дело. Затем дошло: они ожидают его мнения.
Но первым нарушил молчание Айра.
– Ну и? – выговорил капитан. – На тот случай, если ты забыл, напоминаю: мы следуем твоему плану. Устраивает тебя находка?
Уилл кивнул.
– Тогда за работу. Никто не против? Отлично. Хьюго?
Физик вздрогнул. Но его лицо казалось совершенно пустым – как обычно в последнее время. После побега он сделался очень скупым на слова.
– Посмотри, что можно сделать с оружием и защитой, – велел Айра.
– Я дам тебе команду роботов, – добавил Уилл.
Физик кивнул.
– Но твоя первейшая задача – отремонтировать несколько гамма-пушек на «ключе», таких, какие ты сделал в прошлый раз. Тогда у нас появится шанс, когда прибудут земляне.
Айра косо глянул на Уилла, будто ожидая, что тот оспорит приказ, но роботер не собирался обсуждать очевидное.
– Отличная идея, – поддакнул он.
В любом случае надо, по меньшей мере, учетверить рабочую силу, прежде чем Хьюго сможет заняться работой, которую запланировал для него Уилл.
– Я теперь знаю, что делать, – сказал ученый. – Будет легче.
– Ты займись двигателями, – велел Айра Рэйчел. – Может, эта развалина и старше человечества, но если она сможет идти, мы имеем шанс выжить и даже что-нибудь учинить с ней.
– Нет, – поморщившись, сказал Уилл. – Сначала её помощь нужна мне. Необходимо восстановить фабрики. И провести диагностику. Следует удостовериться, что корабль не развалится, прежде чем двигать его.
– Да уж, звучит обнадёживающе, – заметил Айра. – В таком случае, Рэйчел, иди с ним. Кстати, Уилл, если ты не против, – капитан слегка поклонился, и при нулевой гравитации движение вышло потешным и преувеличенным, – я займусь стратегией обороны. Прости меня за скептицизм, но, подозреваю, нас атакуют до того, как ты закончишь работу.
– Отлично, – согласился Уилл, стараясь не выдать радости.
Как же хорошо, что капитан не будет стоять над душой! Оспаривать его авторитет при команде было всё ещё мучительно и неловко. Гораздо лучше работать, когда Айры нет поблизости.
Тот хлопнул в ладоши.
– Так, всем за работу. Хьюго, ко мне. Давай определим, что у нас есть на текущий момент.
Они с Хьюго удалились смотреть на орудийный отдел «Наньшаня». Рэйчел подплыла к Уиллу.
– Можно переговорить с глазу на глаз? – тихо спросила она. – Я бы хотела расставить точки над «и», прежде чем мы начнём работу. Я вижу, что ты избегаешь меня.
Она скривилась, отвела взгляд.
– Я просто хотела сказать, что если ты чувствуешь, будто произошедшее между нами было ошибкой, это ничего. Я переживу. Просто скажи, и всё.
– Нет, дело не в этом, – выговорил Уилл, качая головой.
Тревога исчезла с её лица, но остались любопытство и недоумение.
– Так в чём же?
– Я не всё рассказал тебе, ну, про тюрьму на Нью-Анджелесе, – с трудом подбирая слова, выговорил он и скрипнул зубами.
До сих пор тяжело даже вспоминать, не то что рассказывать.
– В общем, оно было хуже, чем с креслом, в котором мы нашли Хьюго. Оно, ну…
Слёзы навернулись на глаза. Он хотел рассказать о том, что с ним делали, но слова не хотели выходить из глотки.
Рэйчел в ужасе глядела на него.
– Ох, Уилл, – выдохнула она и крепко обняла. – Мне так жаль! Если хочешь, чтобы я отстала, – только скажи.
– Нет, я не хочу, – сказал он и погладил её волосы.
А потом поцеловал их. Очень нежно.
Она улыбнулась ему. В её глазах блестел отчаянный, весёлый задор.
– Я верю в тебя и в то, что ты делаешь. Верней, в то, что мы делаем. Преобразившиеся дали тебе средства. Теперь лишь вопрос времени – научиться использовать их.
Уилл с благодарностью подумал, что Рэйчел всё поняла и не стала донимать, сменила тему. Средства, да. Но что же есть на самом деле? Голова, полная СОПов, и тело, населённое почти разумными клетками. Да, инструменты отличные, но какой прок от клеток-роботов, когда ремонтируешь звездолёт?
А потом он увидел, как оно должно быть. Ему всегда казалось, что трубы бегут сквозь весь корабль, словно артерии. Пусть Плодовитые качали по ним лишь воду. Если в достаточной мере защитить корабль от радиации, в его артериях могут жить клетки Уилла – и тогда таким странным, даже жутким образом корабль станет продолжением роботера. Он уже знал, что под внешним корпусом гнездового корабля уровень радиации ниже, чем на земных звездолётах. Иначе рабы не выдержали бы там и минуты, пусть и в скафандрах.
Хотя перспектива поражает воображение. И пугает. Одно дело – заменить несколько микроскопических контактов, и совсем другое – починить сотни километров туннелей на радиоактивном, замороженном корабле. Но странное дело: отчего-то верится, что всё получится и заработает. Пришла подспудная убеждённость в правильности решения – как при разгадывании очередной головоломки Преобразившихся. Решение встроено в саму задачу. Если подумать как следует, обязательно найдёшь его.
– Ты только что подарила мне безумную идею, – сказал он, глядя Рэйчел в глаза.
Он взял её за руку.
– Пойдём со мной в медицинский отсек!
Он потянул её за собой, объясняя на ходу, – и Рэйчел всё шире раскрывала рот от удивления.
– Если я отремонтирую достаточно большу́ю часть системы трубопроводов и запущу в них жидкость, моя кровь сможет детектировать мелкие дефекты, ориентируясь на перепады давления и температуры.
Когда он договорил, Рэйчел заключила:
– Ты прав. Идея безумная.
Но всё равно пошла за ним.
Медицинский отсек «Наньшаня» был немногим больше чулана. Оба с трудом втиснулись туда. Рэйчел зашарила по полкам.
Уилл напряг руку.
– Забери у меня пинту, – сказал он.
Тем временем он занялся следующей фазой эксперимента. Прихваченные с собой медицинские роботы увезли несколько тонн медикаментов и припасов, в том числе сорок пять литров искусственной плазмы. Её Уилл поместил в защищённом контейнере за жилым ядром корабля. Плазма послужит пищей клеткам. Затем Уилл углубился в собственный рассудок и отдал распоряжение своим клеткам.
Рэйчел достала гиподермический шприц, осторожно вытянула кровь. Затем пришлось с чрезвычайной осторожностью разгерметизировать жилое ядро, чтобы поместить кровь в сосуд с плазмой, но Уилл справился с этим. Спустя десять минут он уже наблюдал через окуляры роботов, как его кровь расходится в плазме.
– Если мы сможем создать клеткам подходящие условия, они станут экспоненциально размножаться, пока не кончатся запасы протеина, – заметил он.
– Кончатся? – с улыбкой спросила Рэйчел. – Да ты шутишь? Чего на корабле Плодовитых в избытке, так это протеина.
Она была права. Корабль полон трупов. По сути, вся система заполнена трупами. Протеиновая роскошь.
Уилл улыбнулся.
Назад: 17.2 Густав
Дальше: 18 Беда приходит