Книга: Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

«Сармат» вышел в обычный космос в районе Марса и продолжал полет. Впереди уже четко угадывались очертания красной планеты, но его оба спутника – Фобос и Деймос, можно было пока что расмотреть только через оптическую систему при большом увеличении. Вскоре «Сармат» должен был начать торможение с целью выйти на орбиту Фобоса и совершить посадку. Благо космос поблизости от Марса был сравнительно пустынным, и очереди на вход в зону управления движением, как возле Земли и Луны, здесь никогда не бывало. Как не было и самих зон управления движением. Те редкие корабли, что прибывали на Марс и на его спутники Фобос и Деймос, не могли создать толкучки. Иногда бывали недели, когда вообще никто не появлялся. И тогда только небольшие глайдеры исследователей Марса и его спутников да отдельные грузовые шаттлы, работающие на местных перевозках, напоминали о том, что этот уголок Солнечной системы все же не забыт человеком. Именно из-за этого Алексей и решил, по согласованию с капитаном, провести тренировку в высадке с орбиты. Десантная группа во главе с командиром будет высаживаться на одной из спасательных шлюпок, Вальтер на своем «Томкэте» прикрывает высадку и эвакуацию, а на борту из всего состава группы останется один Петрович в ожидании возвращения «Томкэта». По поводу самих учений ни у кого вопросов не возникло, но у «шпаны» сразу возникли вопросы типа «а почему я?!». Ведь группа никогда не высаживается на планету в полном составе, кто-то должен остаться на борту корабля для его охраны. На этот счет у Алексея нашелся железный аргумент – «потому, что я так сказал!!!». Памятуя о недавних событиях, после такого ответа больше подобных вопросов никто задавать не захотел.
Вот теперь Вальтер с Алексеем и присутствовали в рубке, получая последний инструктаж. Алексей собирался лично пилотировать спасательную шлюпку, задействованную для десантирования, так как кроме Вальтера и его самого больше ни одного пилота в оперативной группе не было. Было трое сержантов десантников, имеющих теоретическую подготовку с очень небольшой практикой пилотатжа, но это на самый крайний случай. Когда вопрос встанет «или – или».
– По мере приближения к Фобосу перейдем на его круговую орбиту и оттуда произведем десантирование, а после этого уже будем заходить на посадку. Алексей Леонидович, не сильно ли далеко вы собираетесь стартовать? Мы могли бы сначала доставить вас на низкую орбиту Марса, а потом уйти к Фобосу.
– Не нужно, Геннадий Павлович. Не хочу задерживать «Сармат». Тем более лишний раз потренируемся в полете парой. Первым стартует Вальтер на «Томкэте», затем мы на шлюпке. Дальше следуем к Марсу, входим в атмосферу и совершаем посадку в безлюдном районе. Нам необходимо провести учебные стрельбы, и чем дальше это будет от обитаемых мест, тем лучше. Не нужно привлекать ничьего внимания. Переговоры между истребителем и шлюпкой будем вести только на пониженной мощности передатчиков, чтобы они далеко не прослушивались. После проведения учений стартуем и идем на Фобос. Проведем высадку в стороне от места стоянки «Сармата», за пределами кратера Стикни, но уже без стрельбы. Группа вернется на корабль пешим порядком. Я буду наблюдать за передвижением группы с небольшой высоты, а Вальтер вести разведку и обеспечивать прикрытие с воздуха. Когда все доберутся до места, тогда шлюпка и истребитель вернутся на корабль.
– А не загоните людей, Алексей Леонидович?! Тем более все это время надо находиться в скафандрах!!!
– Ничего, пусть привыкают. И не все время в скафандрах, в шлюпке разрешу их снять. Тем более действовать придется в условиях пониженной тяжести. На Марсе гравитация почти в три раза меньше земной, а про Фобос и говорить нечего…
Решив все технические вопросы, разошлись. Алексей пошел проводить последний инструктаж своей «банде», как он ее называл, а Вальтер отправился в шлюпочный ангар, где стоял «Томкэт». Пора было и самому готовиться к вылету.
В ангаре уже находился Петрович, суетясь возле своего подопечного. Вальтер даже удивился.
– Петрович, да сколько же его обхаживать можно?!
– Сколько нужно! Машина – она ведь как женщина. Ей ласка и внимание требуется! А для женщины много ласки и внимания не бывает!
Дальнейший разговор продолжился в таком же шутливо-фривольном тоне. Петрович помог Вальтеру облачиться в скафандр и забраться в кабину. Перед приближением к орбите Фобоса истребитель уже должен быть готов к вылету. Вальтер подключился к корабельной сети и прогнал все положенные предстартовые тесты машины. Когда бортовой компьютер закончил проверку, вызвал рубку и доложил о готовности. Петрович уже надел шлем со встроенной системой двусторонней связи с «Томкэтом» и вышел из ангара, наблюдая за происходящим на экране соседнего отсека и обмениваясь репликами с Вальтером. Из рубки пришло разрешение на разгерметизацию, и вскоре створки в верхней части ангара поползли в стороны, открывая черноту космоса, так как шлюпочный ангар являлся одновременно и шлюзом. Платформа, на которой стоял истребитель, пришла в движение и стала подниматься, оказавшись в скором времени на уровне внешней обшивки корпуса корабля. Истребитель уже перешел на бортовое питание, и его реактор вышел на взлетный режим. Вальтер с восторгом всматривался в величественную панораму космоса, окружившего его со всех сторон. Впереди и чуть слева висел в пространстве красноватый шар Марса, окруженный атмосферой. «Сармат» приближался к Фобосу, который пока еще было трудно разглядеть. Но вот приходит долгожданная команда из рубки:
– «Третий», старт разрешаю!
Запуск двигателей, отключение электромагнитных замков, и «Томкэт» начинает медленно отходить от «Сармата». Вот между громадиной балкера и крохотным по сравнению с ним истребителем уже сотня метров. «Томкэт» дает ход и начинает движение вокруг корабля, осматривая окружающее пространство. От борта балкера отделился еще один продолговатый предмет, размером раза в три больше истребителя. Шлюпка с десантом отошла от корпуса и сразу взяла курс в сторону Марса. Благо орбита Фобоса отстоит от красной планеты не очень далеко. Вальтер наблюдал за стартом шлюпки и сразу лег на параллельный курс.
– «Второй» – «третьему». Наблюдаю тебя визуально. Вокруг чисто.
– «Третий» – «второму». Понял, следуй за мной.
Шлюпка двинулась в сторону Марса, все больше удаляясь от корабля. Истребитель не отставал, следуя параллельным курсом. Вальтер сканировал пространство радаром и детектором радиоизлучения, но поблизости никого не было. Очень далеко фиксировались сигналы трех грузовых шаттлов, совершающих рейсы между Марсом, Фобосом и Деймосом, а в остальном ближайший космос оставался пустнынен, если не считать ряд орбитальных станций, находящихся впереди. Орбита Фобоса находится лишь немногим более девяти тысяч километров от Марса, то есть на ничтожно малом по космическим меркам расстоянии, поэтому полет до входа в атмосферу не займет много времени.
Вальтер восторженно смотрел по сторонам. Наконец-то он снова в своей стихии и занят любимым делом. Старый «Томкэт» несся в космическом пространстве, стараясь выдерживать постоянную дистанцию до шлюпки. Далеко позади остались Фобос и совершающий на него посадку «Сармат». А впереди вырастал огромный красноватый шар Марса. Они находились как раз над дневной стороной и можно было хорошо рассмотреть его пустынную поверхность в тех местах, где не бушевали песчаные бури. Воды в свободном состоянии на поверхности Марса нет, увы. Поэтому, куда ни кинь взгляд, сплошные каменистые плато и пустыни. Мечты многих писателей-фантастов древности о возможной жизни на Марсе так и остались мечтами. За исключением примитивных биологических форм, на красной планете не нашли ничего. Но вот различных полезных ископаемых хватало, поэтому человек обосновался здесь уже довольно прочно. Конечно, до уровня освоения Луны было еще далеко, и огромные пространства Марса по-прежнему оставались толком не исследованы и совершенно безлюдны. Вот как раз в одном из таких районов Алексей и собрался провести тренировку высадки с учебными стрельбами. Ради такого дела взяли даже дополнительный боекомплект.
Вальтер следил за окружающим пространством и вспоминал последний инструктаж перед вылетом. Алексей предупредил, что хочет посмотреть на его способность наносить точечные удары с воздуха по малоразмерным целям. Иными словами, сможет ли он на самом деле прикрыть группу с воздуха, отсекая от нее и уничтожая нападающего противника. А то можно «прикрыть» так, что ни от противника, ни от группы ничего не останется. Вальтер заверил, что проблем не будет, такие вещи ему приходилось проделывать неоднократно, но по ряду вопросов Алексея понял, что того грызут сомнения. И причины этих сомнений он понять не мог. В конце концов, списав это на недавний инцидент, решил больше не ломать голову над этим. Если командиру что-то кажется непонятным, пусть сам спрашивает. Нечего играть в угадайку…
Пояс орбитальных станций уже пройден и впереди вход в атмосферу планеты. Шлюпка и истребитель заранее начали торможение, чтобы избежать «таранного» входа. Хоть они и рассчитаны на такие вещи, но лучше их все же избегать. А то некоторые внешние датчики могут не выдержать. И вот появились первые признаки атмосферы. Вальтер внимательно следил за показаниями радара и радиовысотомера, удерживая визуальный контакт со шлюпкой. Вокруг по-прежнему никого не было, да и опасаться здесь по большому счету тоже некого. Делить здесь нечего, а устраивать какие-то междуусобные разборки чревато. Уж очень близко от Земли. Если есть желание с кем-то «разобраться», так в галактике полно подходящих мест, где даже бледная тень закона отсутствует. И прав тот, кто остается жив. Но порядок есть порядок. Ему сказали – охранять и прикрывать группу, вот он ее охраняет и прикрывает. Как умеет…
Между тем скорость уже заметно упала, и два небольших кораблика шли на высоте пятидесяти километров, приближаясь к заданному району. От шлюпки отделился небольшой предмет и рванулся вперед и вниз. Командир группы решил задействовать робота-разведчика. Он проведет тщательный осмотр предполагаемого места высадки, и только после этого будет принято окончательное решение. Проводив взглядом робота, Вальтер снова сосредоточился на показаниях приборов. Аппаратура связи с роботом у него есть, но позволяет лишь получать информацию, транслируемую аппаратом. Управление же осуществляется с борта шлюпки. Какое-то время ничего не происходило. Робот уже добрался до места и начал облет района. Вальтер анализировал полученную «картинку» и понимал, что для выбранной задачи этот участок подходит идеально. Ни людей, ни искусственных сооружений в пределах видимости не было. Только выжженная каменистая пустыня. Лишь кое-где возвышались отдельно стоящие друг от друга глыбы камней. Наконец, получен долгожданный сигнал о начале высадки. Истребитель и шлюпка скользнули вниз.
Дальнейшее не представляло трудностей. «Томкэт» вырвался вперед и повторил облет района предстоящей высадки. Обзор ровной пустыни с высоты был прекрасным, и если бы внизу находился противник, то спрятаться бы ему было весьма проблематично. Пока истребитель вел разведку, шлюпка барражировала на высоте и не приближалась близко. Осмотрев все визуально и просканировав пространство, Вальтер дал условный сигнал, разрешающий высадку. Шлюпка тут же пошла вниз, но перед самой посадкой облетела район, сбрасывая в разных местах пустые бочки. Их решили использовать в качестве мишеней для стрельб с воздуха. Дальнейшее Вальтера пока не касалось. Шлюпка совершила посадку, а он остался в воздухе на высоте тысячи метров, барражируя над районом на небольшой скорости и ведя постоянное наблюдение. Но желтоватое небо и коричнево-красная поверхность Марса оставались пустынны до самого горизонта.
Почти два часа ничего не происходило. Шлюпка стояла внизу, группа занималась на поверхности своими делами, а истребитель и робот-разведчик патрулировали воздушное пространство. Но неожиданно робот прекратил движение и застыл в воздухе как раз над центром района высадки. И тут же пришла команда:
– «Третий», учебная атака! Уничтожить все мишени к северу!
Истребитель резко увеличил скорость и захватил первую цель. Все действия Вальтера были уже доведены до автоматизма. Командир хочет узнать, как быстро цели будут уничтожены после отдачи команды? Да ради бога! Мог бы придумать что-нибудь и посложнее, чем стрельба по неподвижным мишеням… Первая неуправляемая ракета сошла с направляющих и устремилась вперед. Вальтер даже не стал снижаться, чтобы вести огонь с более близких дистанций. Ракета еще продолжает полет, а в прицеле уже следующая цель. Пуск! Вторая ракета исчезает из-под крыльев. Разворот в сторону третьей цели, захват, пуск! Теперь резкий уход в сторону со сменой высоты, для затруднения противнику ответного огня. К концу выполнения маневра бортовой компьютер зафиксировал, что все три цели поражены. Тут же последовала новая команда:
– «Третий», уничтожить все цели с запада!
Снова резкий разворот, и почти с этого же места последовательный пуск четырех ракет по четырем имеющимся целям. Снова уход в сторону, и снова все цели поражены. И снова команда на уничтожение оставшихся мишеней с юга и востока от шлюпки. И снова тот же результат! «Томкэт» вертелся в воздухе волчком, непрерывно меняя свое положение, но неизменно раз за разом поражал цели в той последовательности, в какой ему говорили. Очевидно, после этого командир группы решил усложнить задачу.
– «Третий», противник с северо-запада, дистанция пятьсот метров. Огонь!
Резкий разворот, и нос машины полыхает огнем. Носовые артустановки посылают несколько десятков малокалиберных снарядов в указанном направлении. Через несколько секунд внизу встает стена разрывов, перемалывающая марсианский грунт.
– «Третий», противник с юга, дистанция триста метров. Огонь!
Снова разворот, и снова огненный рой устремляется вперед, вскоре перемалывая все внизу. Но командиру и этого мало.
– «Третий», противник окружает! Огонь!!!
«Томкэт» рванулся вперед, сразу открыв огонь из артустановок по всему периметру вокруг шлюпки. Ближайшие снаряды взрыли грунт всего в ста метрах от ее корпуса. Вести огонь ближе опасно, можно повредить шлюпку разлетающимися осколками снарядов. Хотя, если припрет… Но тут уже и Вальтер решил добавить реализма к создавшейся ситуации.
– «Второй», срочный старт!!! Я тебя прикрою!
Очевидно, на шлюпке уже было все готово к взлету, так как она тут же взмыла в воздух, подняв тучи пыли. И она еще не успела набрать высоту в две сотни метров, как внизу все исчезло в сплошной цепи взрывов. Вальтер основательно «утюжил» район, не давая возможности вести ответный огонь, пока шлюпка не уберется на безопасное расстояние. И только после этого дал полную тягу двигателям, торопясь поскорее покинуть «опасное» место. Догнав шлюпку, снова уравнял с ней скорость и лег на параллельный курс.
– «Второй» «третьему», задание выполнено, условный противник уничтожен.
– «Третий», тебя понял. Действуем дальше по плану.
Дальнейшее не составило особых трудностей. Истребитель, шлюпка и робот-разведчик покинули атмосферу, направившись к Фобосу. Подлетев на дистанцию всего в тысячу метров, перешли на круговую орбиту, уменьшив скорость, и сначала облетели спутник. Внизу хорошо просматривались строения горно-рудного комбината, залитые огнями, а также стоящий рядом «Сармат», уже начавший погрузку. Комбинат располагался почти в центре самого крупного кратера Стикни, имеющего девять километров в диаметре, поэтому места хватало с лихвой. Робот пошел вниз, прекратив снижение на сотне метров, истребитель снизился до пятисот, сканируя окружающее пространство, а шлюпка совершила посадку за пределами кратера. Зачем Алексею понадобилась эта «пешая прогулка», Вальтер не понимал. Но это, в конце концов, не его ума дело. Решил, значит, надо…
То, что началось дальше, напомнило Вальтеру русскую пословицу «Кто в лес, кто по дрова». В условиях слабой гравитации Фобоса передвигаться в скафандрах было хоть и значительно легче, чем по поверхности Марса, но это приводило к тому, что многие члены группы совершали беспорядочные хаотические передвижения, не умея точно рассчитывать силу толчка для перепрыгивания через глубокие борозды, покрывающие склоны кратера. Поэтому шлюпка следовала на небольшой высоте, и Алексей контролировал движение группы в целом, давая конкретные подсказки. Вальтер только усмехнулся, представив, как вся группа сейчас материт про себя своего командира. Вместо того чтобы после высадки на Марс сразу возвращаться назад, на корабль, устроить такое цирковое шоу. Бывшие военные-то к этому привычные, а вот «шпане» сейчас приходится несладко. Но никто и не говорил, что будет легко! И за всем этим безобразием он наблюдал с высоты пятисот метров, сидя в удобном кресле в кабине своего истребителя. Нет, что ни говори, а все же хорошо, что он пошел в палубную авиацию Космофлота, а не в армию. А то тоже бы прыгал, как кузнечик…
Как оказалось, за передвижением «туристов» наблюдали не только Вальтер и Алексей. Многие из сотрудников комбината, находившиеся в данный момент на поверхности Фобоса, со смехом смотрели на это зрелище. Они к здешним условиям уже адаптировались, и за пределами жилых комплексов, где заканчивалось действие генераторов искусственной гравитации, точно рассчитывали свои движения. А то можно запросто нарваться на неприятность. Вот и сейчас подсказывали на дежурном канале радиосвязи, как лучше делать. В конце концов, с грехом пополам группа все же добралась до «Сармата», избежав потерь. Никого эвакуировать не пришлось. Вальтер внимательно рассматривал с высоты поверхность Фобоса, не забывая и об окружающем космосе. Но вокруг по-прежнему было спокойствие. Этот уголок Солнечной системы жил своей неторопливой жизнью.
Вскоре «Томкэт» коснулся платформы шлюза и замер, полет был завершен. Вальтер дождался закрытия шлюза и наполнения его воздухом, после чего заглушил реактор и перешел на внешнее питание. Старый истребитель не подвел, показав прекрасные летные и боевые качества. Когда он открыл люк и выбрался из кабины, рядом уже стоял Петрович.
– С возвращением, командир! Ну как аппарат?
– Петрович, все нормально! Аппарат хоть и старый, но работает прекрасно. Как там остальные?
– Матюкаются на чем свет стоит. Смотрел из рубки через оптику, какой цирк вы там устроили…
Уточнив ряд вопросов и посмеявшись над «пешей прогулкой», Вальтер выбрался из скафандра и отправился в каюту. Сначала обед и отдых, а вечером проведут разбор тренировки. Алексей понимал, что после такой встряски у людей будет одно желание – быстрее добраться до койки и упасть на нее. И никакой информации в данный момент они все равно адекватно не воспримут.
В конце дня собрались всей группой в кают-компании, и Алексей начал «разбор полетов». Конечно, многие услышали нелестные слова в свой адрес, но все и сами понимали, что группа еще несработавшаяся. Если бывшие солдаты действовали неплохо, то вот молодое пополнение из «шпаны» надо было еще учить и учить. Отдельным моментом были действия Вальтера. Алексей очень удивился той филигранной точности, с какой он вел стрельбу, причем даже не пытаясь это скрыть. Но Вальтер только пожал плечами.
– А что тут сложного-то? Стрельба с небольшой высоты по неподвижным контрастным целям. Задание для новичков.
– Но ведь ты стрелял одиночными выстрелами неуправляемыми ракетами! Одна ракета – одна цель! И ни одного промаха! А из пушек что творил! Сразу после команды – огонь в точно назначенное место!
– Так я ведь уже говорил – высота небольшая, цели неподвижны. Тем более «Томкэт» – машина хоть и старая, но серьезная и способна на многое. Просто надо уметь с ней ладить. И тогда она в обиду не даст…
Закончив разбор учений, Алексей отпустил всех отдыхать, а сам уединился в каюте и занялся просмотром записей, сделанных компьютерами «Томкэта», робота-разведчика и шлюпки, сличая их и синхронизируя по времени. Начал просмотр действий «Томкэта» по нанесению удара с воздуха с самого первого момента, когда была подана первая команда. Сначала в режиме реального времени, а потом в замедленном исполнении, часто делая паузы и замечая время от подачи команды к моменту начала ее исполнения. А также на головокружительные маневры «Томкэта», зафиксированные бортовыми компьютерами робота-разведчика и шлюпки из разных точек. И чем дальше он углублялся в это дело, тем более хмурым и задумчивым делался его вид. В конце концов, снова вывел на экран запись инцидента в коридоре, когда Вальтер уложил обоих бандитов. И растерянно пожал плечами.
– Кто же ты есть, Вальтер? Похоже, ты не врал… Ты действительно пилот. Причем очень хороший пилот… Не знаю, как насчет истребителя, а вот как штурмовик – точно… Но так грамотно бить морды…
Дальнейшие дни прошли относительно спокойно. Экипаж занимался погрузкой, оперативную группу Алексей гонял по поверхности Фобоса, а Вальтер и Петрович занимались «Томкэтом», так как устраивать штурмовку наземных целей на Фобосе никто бы не дал. А для обеспечения разведки и одного робота-разведчика хватит. И пока вся группа, кто про себя, кто вполголоса крыла матом своего командира, занимаясь тем, чем занимается пехота на войне, Вальтер и Петрович спокойно пили кофе рядом с «Томкэтом», разложив для видимости инструменты. Истребитель был уже перепроверен много раз и давно готов к вылету, но оба опытных служаки, дослужившиеся в Космофлоте от рядовых до самого старшего унтер-офицерского звания, прекрасно знали, что «работа занимает все отведенное на нее время», как гласит один из житейских законов. Поэтому лучше спокойно сидеть в ангаре рядом с истребителем и изображать бурную деятельность, чем явно бездельничать на глазах у всех остальных, вызывая всеобщее раздражение и косые взгляды начальства. И так их обоих уже прозвали «бездельниками». Бывшие военные в шутку, а «шпана» всерьез. Сейчас же, по крайней мере, все видят, что они заняты делом. Ну что поделаешь, сложная машина «Томкэт». Тщательного ухода и внимания требует…
– В общем, командир, чует мое сердце, скоро заваруха начнется. Я когда список всего, что в нашем оружейном контейнере лежит, прочитал, а потом своими глазами увидел, то понял, что скучать нам не придется. За каким хреном нам «Кинжалы»? Да еще и в таком количестве? Да и «Метель» тоже. О снарядах к пушкам я вообще молчу…
Вальтер был полностью согласен со своим техником. Когда перед первой загрузкой боезапаса контейнер с оружием для «Томкэта» был вскрыт, и они ознакомились с содержимым, то он понял, что намечается маленькая победоносная война. И он с Петровичем будет олицетворять авиацию в этой войне с неизвестным противником и в неизвестном месте. Попытка узнать что-то у Алексея ни к чему не привела. Командир группы сразу дал понять, что всему свое время. Тогда и узнают. Настаивать же никто не стал.
– Согласен, Петрович. С «Метелями» и снарядами более-менее ясно. На Марсе ими вволю потренировался, на радость нашему начальству. Значит, могут быть штурмовки наземных целей. А вот «Кинжалы» – вопрос. Нам что, предстоит встреча с авиацией противника?
– Вот и я о том же. А ну как их целая эскадрилья будет? Что ты один сделаешь?
– Были у меня разные нюансы… И с эскадрильей в двенадцать машин приходилось встречаться. До сих пор нехорошие воспоминания. Но ничего, продержался до подхода своих. А до этого четверых завалил.
– Ну, ты даешь! И не страшно было?
– Страшно. Да только я не этого больше всего боюсь. Когда в твоих руках мощная и надежная машина, это одно. Пусть у противника большое численное преимущество. По крайней мере, есть возможность устроить бой в виде свалки на малых дистанциях, когда многие даже не смогут вести огонь из опасения задеть своих. И можно воспользоваться этим, выбивая противника по одному. А вот оказаться в шкуре Нисидзавы я боюсь больше всего.
– А кто это?
– Был такой знаменитый японский ас в середине двадцатого века – Хироёси Нисидзава. Про него нам наш командир авиагруппы рассказывал, сам тоже японец. Так вот, тогда шла война на Тихом океане между Японией и США. Нисидзава был пилотом-истребителем японской морской авиации, имел на своем счету сто сорок семь сбитых американских самолетов. Это он сам так думал. Хотя, по некоторым другим данным, более двух сотен. Все сослуживцы поражались его летному мастерству, а американцы дали ему прозвище «Рабаульский дьявол». Но судьба сыграла с ним злую шутку. Не знавший поражений в воздухе, знаменитый ас погиб в воздушном бою, но не как пилот-истребитель, а как пассажир. Японский транспортный самолет с группой летчиков, отправлявшихся для приемки новых самолетов, среди которых был и Нисидзава, сбили американские истребители. На момент гибели ему было всего двадцать четыре года. И вот такого конца, Петрович, я боюсь больше всего. Когда на тебя нападают, а ты ничего не можешь сделать. И знаешь, еще что…. Может, это и выглядит бредом, но у меня предчувствие, что однажды я тоже окажусь в положении Нисидзавы…
– Типун тебе на язык, командир!!! Да, не повезло парню, но что поделаешь? Война – она война и есть. Чего это ты себе такую хрень в голову вбил? Давай-ка лучше о гораздо более интересных вещах поговорим. Например, о бабах…
Тема была вечная и неисчерпаемая, поэтому Петрович постарался перевести разговор на нее. Он видел, что Вальтер явно не в своей тарелке. То ли воспоминания о прошлом испортили настроение, то ли действительно его так потрясла нелепая смерть японского аса, что он вбил себе в голову, будто его постигнет то же самое. Вальтер согласился, что нечего ворошить прошлое и разговор перешел совсем в другую область, временами прерываясь хохотом. Обоим было, что вспомнить.
Именно за этим их и застал Алексей, неожиданно заявившись в ангар. Вальтер и Петрович уже собирали инструменты, собираясь идти на обед, как их опередили.
– А-а, вот вы где, бездельнички! Вы-то мне и нужны!
– Командир, и ты туда же! Мы не бездельничаем, а проводим предполетную подготовку машины с регламентными работами. Между прочим, пока твои лежебоки в цирковых трюках упражняются. Так кто из нас бездельники?
– Ладно, мужики, не заводитесь. Шучу. Петрович, машина в порядке?
– В полном порядке. К полету готова, только боезапас загрузить.
– Хорошо. Вам двоим пока могу сказать – предстоит высадка на Пандору. Поэтому боезапас на подвески смешанный. Двенадцать «Кинжалов», остальное – кассеты с «Метелями». Снаряды к пушкам до полного комплекта, разумеется. Пока навешивать не надо, но будьте готовы.
– Опаньки… «Кинжалы»? С кем воевать будем?
– Пока точно не знаю. Может, и обойдется. Но предполагаю, что «Тандерболты» и «Метеоры».
– И много?
– Тоже точно не знаю, но если будут, то уж никак не меньше трех. Но и более десятка вряд ли…
«Обрадовав» таким образом Вальтера и Петровича, Алексей ушел, оставив обоих переваривать услышанное. Энтузиазма полученная информация никому не добавила. Петрович сначала даже не понял.
– Командир, я что-то не пойму… Тебя хотят одного десятерым на съедение отдать?!
– Либо десятерым, либо троим, ты же сам слышал. Впрочем, что так, что так хреново, только в разной степени. Плохо не это. «Тандерболт» – штурмовик и против «Томкэта» не боец. Если только не умудришься сам подставиться под его носовой залп. А вот «Метеор» – орбитальный перехватчик планетного базирования. И хороший перехватчик, хоть и старый. А «Кинжал» его берет плохо. Ракета мощная, но электронные «мозги» у нее так себе, и она может потерять резко маневрирующую цель. Против неповоротливого «Тандерболта» пойдет за милую душу, а вот «Метеор» может ее стряхнуть с хвоста, если там будет сидеть толковый пилот…
– …твою мать, так чего же нам что-нибудь посерьезнее не дали?!
– Вопрос не ко мне, Петрович. Скорее всего, потому, что «Кинжал» относится к классу универсальных ракет. Его можно применять как против воздушных, так и против наземных целей. А все специальные ракеты класса «воздух – воздух», применяемые против истребителей, имеют слабый заряд, да и по наземным целям их не применишь. Система наведения не позволит. Вот кто-то в нашей конторе и решил сэкономить…
– И что же делать будем?
– Грузить на подвеску «Кинжалы» и «Метели». А дальше решать проблемы по мере их возникновения…
После такого разговора, взвесив все за и против, Вальтер пошел к Алексею и сказал, что ему надо протестировать истребитель еще раз в атмосфере Марса на малых высотах, если ожидается встреча с «Метеорами». Алексей возражать не стал, только предупредил, чтобы не лез на Марсе куда не надо. А то может возникнуть много глупых вопросов. Но Вальтер заверил, что выберет для тренировки пустынный район и к городам и космопортам на поверхности Марса приближаться не будет.

 

Совершая одиночный полет от Фобоса к Марсу, Вальтер анализировал еще раз всю информацию, которая накопилась за последнее время. Точкой отсчета послужило в высшей степени странное задание – рейд на Пандору. И вот теперь – опять Пандора. Не является ли все это звеньями одной цепи? И все эти встречи, которые произошли с ним на Луне и на Земле, не случайны, а подстроены? Но зачем? Что такого интересного есть на Пандоре, что его надо обязательно туда загнать? Причем именно его, Вальтера Хартмана, а не какого-то другого пилота? Или это все же случайное совпадение? Так ничего и не придумав, Вальтер решил отложить решение этой головоломки на потом. По крайней мере, до высадки на Пандору. Может быть, там удастся найти разгадку.
Атмосфера Марса встретила его, как и в прошлый раз. Поблизости никого не было, и «Томкэт» сразу ушел в безлюдный район. Сначала Вальтер погонял истребитель в стратосфере, но потом уходил все ниже и ниже. Под конец могучая машина с ревом проносилась над марсианской пустыней, поднимая за собой тучи пыли. Вальтер маневрировал на высотах до пятидесяти метров, отключив все ограничения в автоматике по минимальной высоте и скорости. Если бы это видело начальство или проектировщики «Томкэта», то они пришли бы в ужас. Но пилот был уверен в себе, а теперь надо до конца убедиться в возможностях машины. Если ему предстоит встреча с превосходящими силами противника, то чтобы выжить и победить, надо противопоставить тактику, к которой противник не готов. И лучше всего втянуть его в бой на предельно малых высотах, менее сотни метров, так как очень немногие пилоты способны к такому виду боевых действий. Если не сказать – единицы. Поэтому Вальтер выполнял раз за разом рискованные маневры на большой скорости в непосредственной близости от поверхности планеты, даже заходя в ущелья, снижаясь ниже вершин окружающих скал. Когда казалось, что еще чуть-чуть, и стремительная машина врежется в неожиданно возникшее препятствие. Но «Томкэт» несся вперед, чутко отзываясь на малейшие движения органов управления. И Вальтер понял, что «подружился» с этой сложной и требующей к себе уважения машиной. Отныне они представляли единый организм, задача которого – уничтожить врага и остаться в живых.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7