Книга: Снежная Королева: Шлейф Снежной Королевы. Бой Снежной Королевы. Тень Снежной Королевы. (сборник)
Назад: Тень Снежной Королевы
Дальше: Глава 2

Глава 1

Истребитель «Корсар» пробивал облачность. Вальтер уже давно засек сигнал радиомаяка, сработавшего всего один раз на долю секунды по запросу. Но этого хватило, чтобы чувствительная автоматика его машины засекла точку посадки кораблей. Он раньше часто проделывал такой маневр в случае сплошной облачности – уменьшал тягу двигателей, снижая скорость в атмосфере. Одновременно система радиолокационной маскировки создавала на экране вражеских радаров ложный эхо-сигнал, соответствующий сигналу обычной гражданской яхты небольшого размера. Конечно, в космосе эта уловка распознавалась быстро, но в условиях атмосферы с сильной облачностью позволяла подкрасться к цели почти вплотную, если цель по каким-то причинам не хотела себя обнаруживать. И сейчас был именно такой случай…
Когда пилот-истребитель первого класса, штаб-унтер-офицер Вальтер Хартман прибыл на авианосец «Адмирал Грейг» после выхода из госпиталя и представился командиру корабля, тот сначала не знал, радоваться такому «подарку» или отправить его обратно в распоряжение департамента кадров при штабе Космофлота, высказав сидящим там канцелярским крысам все, что о них думает. С одной стороны, за Хартманом давно тянулась слава возмутителя спокойствия и бабника, из-за чего его и убрали с глаз долой с прежнего места службы. К тому же он был из «инкубаторских», как за глаза называли пилотов, прошедших ускоренный курс обучения под гипнотическим воздействием, когда в мозг человека за два месяца стараются впихнуть то, на что в условиях нормального обучения уходило не менее двух лет. И к которым все командиры подразделений палубной авиации, прошедшие «классическую» подготовку, относились крайне настороженно, так как опасались насильственного вмешательства в психику. А с другой стороны, это был настоящий талант в летном деле. И все предыдущие командиры, устраивавшие Хартману периодические разносы по поводу его художеств, не колеблясь подписывали на него наградные листы и признавали, что второго такого пилота в их подразделении нет. А тем, кто есть, очень далеко до Хартмана. Хотя назвать их слабаками язык не поворачивался. Просто Вальтер Хартман, отъявленный бабник, регулярно вляпывающийся из-за этого в неприглядные истории, оказался настоящим Асом с большой буквы, чей талант пилота-истребителя проявился со всей силой именно благодаря не прекращающимся военным действиям в глубинах космоса. Помогло в какой-то степени и ходатайство командира авиагруппы авианосца, который очень хотел получить хорошего пилота-истребителя и пообещал, что сильно куролесить ему не даст, а вот в бою и для выполнения очень сложных одиночных заданий такой пилот незаменим. Поэтому, переговорив предварительно с командиром авиагруппы и выслушав его мнение, командир авианосца задал Вальтеру всего один вопрос.
– Хартман, а почему вы до сих пор пилот первого класса? Судя по тем наградам, что у вас есть, налету часов и сложности выполненных заданий, давно должны были бы получить экстра-класс. И почему не подали рапорт с просьбой направить на учебу в Академию Космофлота? Неужели не хотите стать офицером? С вашими-то успехами в летном деле? Ведь у вас уже шесть лет службы пилотом-истребителем за плечами!
– В повышении классности мне несколько раз отказывали в связи с субъективным мнением лиц, от которых это зависело, господин капитан первого ранга! То же самое и с рапортом о направлении в Академию!
Хартман ответил официальной фразой и не стал уточнять, что в последний раз ему отказали из-за случайно раскрывшейся любовной интрижки с женой одного из офицеров штаба части. Обманутый муж-рогоносец стал делать все возможное и невозможное, чтобы навредить Вальтеру, но командир авиаэскадры быстро пресек эту вендетту, заявив, что ему гораздо проще найти канцелярскую крысу, которая будет рыться в бумагах, чем найти такого пилота, как Хартман. И если господин лейтенант не согласен с такой постановкой вопроса, то может подать рапорт о переводе в другую часть. Рапорта о переводе лейтенант подавать не стал, но нажаловался по своим каналам, и в Академию Вальтер не попал. А очень скоро произошла авария с его истребителем, в результате которой он на три месяца угодил в госпиталь. Случай был очень странный и подозрительный, но наверху быстро замяли дело, списав аварию при посадке на повреждения, полученные в ходе боя с противником. По выходу из госпиталя Вальтер хоть и прошел медицинскую комиссию, но согласно писаным и неписаным правилам, принятым в палубной авиации, после такой аварии он имел право либо подать рапорт с просьбой о переводе на место службы в Космофлоте, не связанное с полетами, либо выйти в отставку по ранению. Выслуга лет в условиях боевых действий и полученные награды обеспечили бы ему достойную пенсию. К удивлению многих, он категорически отказался и попросил снова направить его пилотом в родную авиаэскадру. Но тут уже вмешалось высокое начальство и спровадило возмутителя спокойствия на авианосец, подальше от близких соблазнов гражданской жизни на планетной авиабазе. Сами же пилоты авианосца сразу признали прибывшего коллегу своим, и Вальтер Хартман легко начал новую главу своей жизни. Правда, кое-какие выводы он все же сделал и несколько поутих, стараясь по возможности не раздражать начальство. Хотя слава Казановы настигла его и здесь, поэтому вскоре очень многие из женской части экипажа «Адмирала Грейга» томно вздыхали при виде Вальтера. И отважный пилот не разочаровал их ожиданий! Для себя же Вальтер решил – хватит маяться дурью. Надо любыми путями продержаться хотя бы год, не влипнув в очередную историю, чтобы снова подать рапорт о направлении в Академию. Пора делать карьеру, а то время уходит. О чем ему говорили не только друзья, но и командиры. Перед этим вылетом командир авиагруппы, ставя задачу, сказал прямо:
– Вальтер, когда вернешься, отправляешься на Землю с ближайшим транспортом, тебе дается месячный отпуск. А затем направляешься на учебу в Академию Космофлота. Твой рапорт удовлетворен. Только прошу, не куролесь больше.
– Не волнуйтесь, господин капитан первого ранга, не буду!

 

Пока истребитель несся к планете, вынырнув из гиперпространства в окрестностях Пандоры, в системе звезды Денеб, Вальтер еще раз прокрутил в уме полученное задание. Задание, в общем-то, несложное. Подойти как можно ближе к цели и атаковать. Цель – небольшой грузовой корабль на поверхности планеты и одна, возможно – две яхты. Необходимо вывести из строя всех. Но не разнести в пух и прах, а только повредить, лишив их возможности взлететь. Именно поэтому и послан истребитель, а не штурмовик с мощным противокорабельным вооружением. У тех, кто находится внизу, не должно возникнуть сомнений в случайности обнаружения. Так, обычный патрульный полет истребителя, на который им «повезло» нарваться, совершив посадку в неподходящее время и в неподходящем месте.
Согласно показаний приборов, нижняя граница облачности расположена на высоте всего лишь пятисот метров. Погода, что ни говори, не очень благоприятная. Но тем дольше удастся прикидываться «мирной овечкой», сбросив овечью шкуру и показав волчьи зубы в самый последний момент. Вальтер внимательно смотрел на экран радара, который уже хорошо фиксировал два крупных металлических объекта на поверхности планеты. Но вот в сплошной облачности стали появляться разрывы, и через несколько секунд его машина вывалилась из облаков. Внизу было океанское побережье. С одной стороны – сплошной зеленый ковер тропических джунглей до самого горизонта. С другой – синяя гладь океана, подернутая рябью небольших волн, лениво накатывающихся на песчаный берег. С такой небольшой высоты визуальный обзор был прекрасным. Но красоты дикой природы здешнего мира интересовали Вальтера в данный момент меньше всего. Перед ним открылась цель – небольшой контейнеровоз, совершивший посадку на побережье, и довольно крупная космическая яхта. Что именно это за цели и кто на них находится, он не знал. Ему поставлена конкретная задача – эти два корабля не должны взлететь. Остальное его не касается.
Дальнейшее было обычной рутиной. Запуск генератора помех, отстрел ловушек. Правда, аппаратура истребителя сразу же фиксирует помехи. Что ни говори, но ребята внизу подготовились к возможным неприятностям. Хотя это их не спасет. Вальтер предвидел такой поворот событий и не стал устраивать состязание двух противоборствующих электронных систем, а просто отключил заранее системы самонаведения ракет, наводя их на цель самым древним способом – визуально. В этом случае после пуска ракета пойдет по прямой либо согласно заданной траектории, не реагируя ни на какие посторонние сигналы. Хоть такой способ стрельбы требовал хорошей сноровки и был доступен далеко не всем пилотам, но зато давал возможность поражать неподвижные цели с высокой точностью в условиях максимального электронного противодействия противника. Сбить несущуюся на тебя с огромной скоростью болванку, если она ни на что не реагирует, можно только другой болванкой, либо очень плотным огнем артавтоматов на последнем участке полета, а такое далеко не всегда возможно. Вот и сейчас Вальтер не предвидел проблем. Два гражданских корабля, что серьезного у них может быть? Контейнеровоз попал в сетку прицела, и сразу же три небольшие ракеты сошли с направляющих, устремившись к цели. Небольшой доворот, и еще одна ракета уходит в сторону стоящей неподалеку яхты. Поскольку уничтожать корабли ни в коем случае нельзя, а надо их только слегка раскурочить, приходится заниматься подобными фокусами в стиле Вильгельма Теля. Все это заняло не более трех секунд, истребитель заложил крутой вираж и ушел вниз, прижавшись к джунглям, чтобы не попасть под возможный ответный огонь. Работа закончена, больше здесь делать нечего.
Вальтер уже снизился и за малым не стриг верхушки деревьев корпусом своего «Корсара», уходя в сторону, как неожиданно понял, что возникли проблемы. Система контрольной связи между выпущенными ракетами и истребителем зафиксировала только один взрыв. Из четырех ракет лишь одна поразила контейнеровоз, а три остальных не сработали! Телеметрия с них пропала раньше, чем они достигли цели. Хоть это и было странным, но факты – упрямая вещь. Вздохнув, Вальтер бросил машину вверх. Надо посмотреть, что случилось. Достигнув кромки облаков, «Корсар» развернулся и пошел обратно, стараясь обойти цель по дуге, не приближаясь слишком близко. Все равно элемент внезапности уже утрачен. И вскоре он убедился в своих подозрениях. Из корпуса контейнеровоза валил дым, вырываясь через пробоину в обшивке. Одна ракета в него все же попала. А вот яхта стояла совершенно целехонькая. И если он сейчас улетит, то ничто не помешает ей удрать, и задание будет провалено. Со стоящих кораблей тоже заметили появившийся в небе «Корсар» и тут же отреагировали. Эфир был забит помехами, поэтому три ракеты, выпущенные с контейнеровоза, сразу потеряли цель и ушли в сторону. Но вот две другие приближались. Вальтер не стал надеяться на генератор помех и ловушки, а сразу начал маневр уклонения, лишний раз доказав, что не зря считался лучшим пилотом на «Адмирале Грейге». Совершив головокружительный маневр на огромной скорости и сверхмалой высоте, он все же загнал обе ракеты в джунгли, где они и взорвались, врезавшись в ветви деревьев. Наблюдая на экране обзора задней полусферы две ярких вспышки и поднявшиеся клубы дыма, с досадой подумал, что придется делать второй заход на цель. И все его жадность. Пожалел еще пару ракет на яхту. Уж одна бы точно попала. Кто же знал, что эти ребята такие шустрые и система ПВО у них налажена довольно-таки неплохо. Хотя ему было строго-настрого сказано – только повредить корабли, сделав невозможным взлет. А три легких ракеты класса «корабль – корабль» превратили бы яхту в груду металлолома… Впрочем, что теперь гадать и жалеть, задание все равно еще не выполнено…
Снова прижавшись к верхушкам деревьев, Вальтер лихорадочно думал. Подходить снова на небольшой высоте нет смысла. Его ждут. Скорее всего, у противника помимо ракет имеются также артавтоматы с фотоконтрастной системой наведения, работающей в оптическом диапазоне, и помехи в эфире ей не мешают. Что поделаешь, новое – это хорошо забытое старое. Когда-то артавтоматы представляли из себя серьезную угрозу авиации и крылатым ракетам на малых дистанциях, просто разламывая их в воздухе, создавая сплошную стену разрывов. И сейчас древние способы ПВО получили второе рождение, вернувшись на качественно новом уровне. Поэтому, если только он рискнет сунуться в зону эффективного действия зенитного огня, то запросто может нарваться на неприятности. А ему надо не только выполнить задание, но и вернуться домой. Поэтому атака с разгоном лбом об стену не подходит. Черт бы побрал начальство, вот нашло работенку! Вполне могло бы дать приказ уничтожить противника одним ударом, применив соответствующие средства! Так нет же, надо его только слегка подстрелить. Чтобы дичь не смогла удрать, но обязательно осталась живой. Да еще и создать видимость случайности встречи. И все это – одиночному истребителю, вынужденному атаковать таким «суперщадящим» методом несколько целей! Ох, перемудрило начальство… Впрочем, не первый раз. Вальтер уже привык творчески подходить к выполнению многочисленных практически невыполнимых заданий. Когда требовалось сделать что-то из разряда нереального и обязательно в одиночку, то сразу вспоминали о Хартмане. Что раньше, до аварии, что после нее, уже на борту «Адмирала Грейга». И Хартман ни разу не подвел, совершая настоящие чудеса. Именно к такому выводу приходили все, кто смотрел запись полета после его возвращения.
Вот и сейчас он раздумывал, что же такого необычного можно применить в создавшейся ситуации, дабы соблюсти требование начальства. Чтобы были не только «и волки сыты, и овцы почти целы», но и самому вернуться домой. Истребитель барражировал над джунглями на малой скорости, не входя в зону действия зенитного огня, а Вальтер все прокручивал в уме различные варианты. Контейнеровоз с такими повреждениями не взлетит. Даже в условиях хорошо оборудованного космопорта ему бы потребовалось не менее двух суток на ремонт. В условиях дикой планеты это может растянуться на неопределенное время. И то, если на борту есть все необходимое для ремонта. А вот яхта может удрать. Не может же он сторожить ее до бесконечности. Если бы стояла задача уничтожить цели – никаких проблем. Либо атакой с воздуха с применением всего своего арсенала, либо имитировать уход, совершить посадку в джунглях и ждать там в засаде до самого взлета противника. Такие вещи ему тоже приходилось проделывать, ввергая в ужас «теоретиков». Но поскольку уничтожать никого нельзя, то этот вариант отпадает. Приближаться близко, чтобы наделать дыр в корпусе яхты из пушек, тоже нельзя, так как с ним церемониться не станут. Черт их знает, этих залетных, какими средствами ПВО они еще располагают. Уже ясно, что начальство его крупно подставило. То ли по незнанию, то ли осознанно, играя в какие-то свои игры. Где подобные ему – вроде пешек на шахматной доске, которыми жертвуют ради улучшения качества игры. Но пешка, в отличие от других фигур, может превратиться в ферзя…
Вальтер усмехнулся. Те, кто сейчас находится внизу, надеются на свою электронику и мощное оборонительное вооружение. Ну-ну… В следующее мгновение «Корсар» пошел вверх, вскоре скрывшись в облаках. Противник следит за ним с помощью радаров, но больше не стреляет, бережет боезапас. Если «Корсар» выпустит одну-две легкие ракеты с большой дистанции, то они с высокой долей вероятности могут быть перехвачены. А применять что-то более серьезное, вроде роботов-перехватчиков, нельзя. Они разнесут яхту на килограммы. А что, если попробовать применить древний метод, о котором он читал в книгах и который сейчас практически не применяется – бомбометание с пикирования на цель? Когда-то он был очень эффективен на заре развития авиации. Когда еще не было ни управляемых ракет, ни роботов-перехватчиков. А были обычные неуправляемые авиабомбы, которые летели туда, куда пикировал самолет. Пишут, что были даже специально сконструированные для этого машины – пикирующие бомбардировщики. До сих пор Вальтер отрабатывал такую атаку только на тренажере (к немалому удивлению сослуживцев), так как в реальной жизни надобности в ней просто не было. Этим не занимались даже штурмовики, что уж говорить об истребителях. А вот теперь выпал как раз подходящий случай проверить теорию на практике…
Забравшись на большую высоту и выйдя в точку прямо над целью, «Корсар» неожиданно ринулся вниз, войдя в отвесное пике. Вальтер отключил всю аппаратуру, работающую на излучение, так как в этом не было необходимости. Радары обоих вражеских кораблей исправно работали, нащупывая в высоте истребитель и выполняя этим роль своеобразных маяков. Карта местности была заранее заложена в бортовой компьютер, и место расположения обеих целей зафиксировано сразу же после обнаружения. Поэтому Вальтер безошибочно наводил истребитель на яхту. Противник уже понял, что его хотят взять живьем, а это дает ему определенные преимущества. Поэтому внизу ждут, когда «Корсар» снова выпустит одну-две ракеты-малютки, чтобы успеть их обнаружить и уничтожить. А там могут и сами надоедливым охотником заняться, если есть чем. Да только этих ракет вы, ребятки, не увидите. А когда увидите, будет поздно.
Поверхность планеты стремительно приближалась, и Вальтер не отводил взгляда от прицела. Прямо под ним была сплошная стена облаков. Наконец, истребитель вошел в них, продолжая падать прямо на цель. Пора! Нажатие кнопки, и четыре легкие ракеты сходят с направляющих, продолжая свой стремительный полет отвесно вниз. «Корсар» тут же уходит в сторону, продолжая снижение и вываливаясь из облаков. Мелькнули в стороне оба корабля на побережье и тут же скрылись. «Корсар» снова шел на сверхмалой высоте, едва не задевая верхушки деревьев. Удалившись на порядочное расстояние, Вальтер решил взглянуть на результат своей атаки. Обойдя цель по дуге и поднявшись до нижней кромки облаков, он продолжил полет над океаном. Здесь деревья не загораживали корабли, стоящие на песчаном берегу, и с помощью оптической системы их можно было хорошо рассмотреть. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – задумка удалась. По берегу спешно удирали люди. На корпусе яхты были заметны две небольших пробоины, причем из одной шел дым. Рядом с яхтой удалось разобрать две воронки от упавших ракет. Вальтер довольно улыбнулся. Вот теперь задание выполнено, древний способ не подвел. Контейнеровоз получил одну ракету в борт, и экипаж сейчас лихорадочно занимается ремонтом. Через пару недель может и управятся. А вот яхта застрянет надолго, если не найдется здесь квалифицированного специалиста-оружейника. Противника сгубила шаблонность мышления. Видя на экранах радаров пикирующий прямо на них истребитель, внизу ожидали момента пуска ракет с отстрелом ловушек, чтобы постараться перехватить их. А пуска-то и не было! Вальтер произвел не боевой пуск, а аварийный сброс ракет, да еще и с заблокированными взрывателями. И они понеслись к цели, как обычные железные болванки, обнаружить и перехватить которые чрезвычайно трудно. Две «болванки» из четырех угодили в яхту, пробив обшивку корпуса, застряв внутри и не давая никакой гарантии, что в скором времени они не взорвутся. В итоге экипаж яхты тут же удрал, опасаясь взрыва, и вернется на борт не скоро. Если вернется вообще, так как не знает, по какой причине не взорвались ракеты.
Окинув взглядом окружающий пейзаж и убедившись, что два корабля застряли здесь надолго, Вальтер начал набирать высоту.
Первым делом он отправил по гиперсвязи кодированное сообщение о выполнении задания. Подробности указывать не стал. Выполнил – и выполнил, а каким образом, это никого не касается. Но вот когда вернется, разговоров не избежать. Странное поведение ракет и неожиданно сильное сопротивление двух гражданских судов заставят задуматься кого угодно. Ох, что-то нечисто с этим рейдом… Кому же он надрал задницу? Причем так, что за малым не надрали ему самому? По большому счету его это волновать не должно. Он – военный пилот и выполняет полученный приказ, в котором все «от сих до сих». Никакой лишней информации нет. А все-таки интересно, кого же это нелегкая занесла на Пандору? И что за криминальную негоцию они там проворачивали? То, что криминальную, не вызывает сомнений. Для других на Пандоре не появляются. Ох, и клянут его там сейчас. Извините, ребятки, служба. Ничего личного. Как-нибудь выкарабкаетесь. А у него впереди долгожданный отпуск, а затем четыре года относительно спокойной жизни во время учебы в Академии. Как говорится, сбылась мечта идиота. Заканчивается очередной этап его жизни, и он сделал все возможное, чтобы достойно подойти к этому рубежу, выбравшись из дерьма, в которое влез по собственной дурости…

 

Детство Вальтера фактически прошло на улицах Берлина. Своего отца он не знал вовсе, а мать больше интересовали перспективные замужества и ранний ребенок, случайно появившийся на свет, был ей не особо нужен. Но с переспективными женихами не получалось, а вот в разного рода сомнительные истории Ребекка Хартман вляпывалась с завидным постоянством. Именно тогда она и вспоминала о ребенке. Одно время ее даже хотели лишить родительских прав, но обошлось. На непутевую мамашу пытались повлиять родители и ее старший брат Эрвин, дядя Вальтера, но все без толку. Кончилось тем, что мать пристрастилась к бутылке, и сын перестал ее интересовать окончательно. Но Вальтер от этого особо и не расстроился. Он уже привык к тому, что мать вспоминает о нем только во время очередного судебного разбирательства. Учился он неплохо, но школу по большей части прогуливал. Как ни пытались учителя внушить, что с его светлой головой он может добиться многого, но только если будет прилежно учиться и прекратит вести такой разгульный образ жизни, ничего не получалось. К окончанию школы Вальтер уже промышлял мелкими кражами и взломами уличных банковских терминалов со своими дружками, но до поры до времени ему все сходило с рук, полиция никак не могла его поймать. Гром грянул через неделю после окончания школы. Пойдя на очередное «дело», банда великовозрастных оболтусов угодила в подготовленную полицией ловушку. Из всех удалось уйти только троим, в том числе и Вальтеру, но у полиции осталась видеозапись, по которой опознать его было делом времени. Какое-то время Вальтер скрывался у знакомых, но понимал, что долго так продолжаться не может. Помощь пришла с неожиданной стороны. Дедушка и бабушка, а также его дядя Эрвин, полковник спецназа, развили бурную деятельность. Если раньше они пытались воздействовать на Вальтера и его мать уговорами, то теперь предприняли радикальные меры. У Эрвина нашлись друзья в берлинской полиции, которые в приватной беседе подсказали, что ему лучше сделать. Они согласны не форсировать поиск несовершеннолетнего преступника, который все же сумел не попасться с поличным, но только в том случае, если он уберется с глаз долой и не появится на Земле как минимум пять лет, пока не пройдет срок давности по этому делу. Куда он направится и что будет делать эти пять лет – его проблемы. В противном случае тюремный срок ему гарантирован. Придя на квартиру, где скрывался Вальтер, дядя Эрвин сначала двинул его легонько, но так, что подняться он был долго не в состоянии, а когда все же оклемался, произнес проникновенную речь.
– Видишь, чего ты добился, придурок? В тюрягу захотел? Мало того что у мамаши твоей мозгов нет, так у тебя, получается, тоже?
– Дядя Эрвин, но меня же не поймали!!!
– У них есть запись с твоей мордой, идиот! Да и дружки твои тебя сразу же сдали! Хорошо, что у тебя хватило ума не идти домой. Правда, твою мамашу особо не удивило, когда к ней нагрянули фараоны. Думаю, за бутылкой она толком и не поняла, что случилось.
– Но что же мне теперь делать?!
– Насколько мне удалось договориться, особо усердствовать в твоем розыске не будут, но только в том случае, если ты уберешься отсюда ко всем чертям, пока не пройдет срок давности в пять лет. И это с учетом того, что ты еще несовершеннолетний. И за это время не вляпаешься еще во что-нибудь. Иначе загремишь в тюрягу с учетом старого срока и того, что натворишь за эти пять лет.
– Но куда же я денусь?! Ведь я только-только школу закончил, ничего не умею!!!
– То есть как ничего? Воровать умеешь. Банковские автоматы взламывать умеешь. Не попадаться с поличным тоже умеешь. Талант! Башку бы тебе оторвать за такой талант! Ладно, племяш, хватит о грустном. Свою дуру сестру я не смог спасти, так может хоть тебя из дерьма вытащу. У меня есть возможность пристроить тебя на военную службу. Оттуда, как из Иностранного легиона в былые времена, выдачи нет. Но только при условии, если ты будешь находиться подальше от Земли, хотя бы на Луне. Тем более «странная война» против Конфедератов фактически так и не прекратилась, и никого твое прошлое там интересовать не будет. Разве только службу безопасности. Но по их меркам ты никакой опасности не представляешь. Мало ли у кого были небольшие грешки до службы. В спецназ и десантные войска не предлагаю – кишка тонка. Не с твоими физическими данными там служить. Поэтому выбирай что-нибудь другое. Голова у тебя варит неплохо, в технике хорошо разбираешься. Поэтому лучше выбери что-то, связанное с обслуживанием техники. Работа поспокойнее, чем в боевых частях, да и гражданскую специальность получишь, которая после службы пригодится.
– Дядя Эрвин, но не хочу я в армию!!! Зачем она мне?!
– А у тебя выбор небогатый. Либо армия, либо тюряга. Хотя, если ты категорически против службы, то не настаиваю, толку все равно не будет. Я предложил тебе реальный способ выбраться из дерьма, в которое ты влез. Можешь принять мое предложение или отказаться. Но тогда выкручивайся сам, как сможешь. Больше я помочь тебе не смогу. Мои возможности очень ограничены.
– Но… Но мне же восемнадцать только через четыре месяца исполнится! Как меня на службу возьмут?!
– А это не твоя забота…
Дядя Эрвин сдержал слово. На призывном пункте никто особого внимания на Вальтера не обратил и глупых вопросов задавать не стал. И очень скоро матрос Военно-космического флота Федерации Вальтер Хартман оказался на Луне, в учебном отряде по подготовке техников палубной авиации. Первый месяц показался ему сущим адом. Привыкший к вольной жизни Вальтер искренне не понимал значения воинской дисциплины, хотя много позже осознал, что ничего запредельного от него и не требовали. Но он терпел, так как прекрасно понимал, что в тюрьме ему пришлось бы гораздо хуже. В какой-то степени облегчением было то, что командование учебного отряда старалось сделать из них в первую очередь квалифицированных технических специалистов. Сам командир, капитан первого ранга – инженер, на первом построении так и сказал.
– Вам крупно повезло, что отныне вы принадлежите к славному братству Космофлота! И вы должны гордиться этим! Это не армия с ее «ать-два» и строевыми приемами с оружием и без оружия! Ваше оружие – боевые корабли и палубная авиация! И вот чтобы эта палубная авиация работала, как положено, мы и научим вас всем премудростям, о которых ваши сверстники, оставшиеся за бортом, даже понятия не имеют. Сразу хочу вас обрадовать – лишней строевщины в Космофлоте нет. Ваша задача – стать хорошими техническими специалистами. Чтобы вы могли заставить летать то, что летать уже не может. И если это вам удастся, то значит вы не зря провели шесть месяцев в этих стенах. А «ать-два» оставим пехоте…
Командир учебного отряда не обманул. Действительно, все попавшие в него новобранцы занимались строевщиной постольку-поскольку, а основной упор был сделан на изучение техники. Через месяц Вальтер уже свыкся со своей новой жизнью, и произошло то, чего он сам не ожидал – его заинтересовала служба в палубной авиации. Но его готовили в технический, а не летный состав. Самое большее, на что он мог рассчитывать после окончания учебной подготовки, это должность авиатехника на авианосце Космофлота. Хоть авианосец тоже летает, но это все же не то. А Вальтеру очень хотелось самому ощущать в руках боевую машину, мчащуюся среди звезд. Причем чем дальше, тем сильнее. Понимая, что сейчас от его желания мало что зависит, он постарался стать одним из лучших в отряде. А накануне окончания учебной подготовки пришел к командиру с неожиданной просьбой – о переводе в летный состав. Капитан первого ранга внимательно его выслушал и попытался понять причину столь странного поступка.
– Вальтер, мне не совсем понятна твоя просьба. Как ты хочешь перейти в летный состав? На учебу в Академию Космофлота тебя пока никто не отправит, ты должен отслужить матросом минимум два года с момента поступления на службу. Да и соваться тебе туда пока нельзя. Я ведь знаю о твоих проблемах.
– Я говорю не об Академии, господин капитан первого ранга. Я говорю об учебном центре в Сильвер Лэйк, здесь же, на Луне.
– Об «инкубаторе»?! Ну ты, парень, даешь… Ты хоть знаешь, что там творится?
– Так точно, знаю. Ускоренная подготовка летного состава палубной авиации Космофлота путем интенсивного ментального воздействия.
– Ни хрена ты, похоже, не знаешь. Сказок современных алхимиков наслушался? А ты знаешь, что такое интенсивное ментальное воздействие? Это когда в твою башку пытаются за пару месяцев впихнуть то, на что обычно уходят годы. Ты не боишься стать подопытным кроликом? Хоть эти умники и уверяют, что их метод безопасен для здоровья, но я им не верю. Кроме этого, потери среди «инкубаторских» пилотов в первых боях почти в два раза выше, чем тех, кто прошел нормальную, классическую подготовку, и это доказанный факт. Тебя это не пугает?
– Никак нет, не пугает!
– Ну, смотри, я тебя предупредил. Раз хочешь сыграть в рулетку с судьбой… Если не передумаешь, сразу после выпускных экзаменов подавай рапорт с просьбой о направлении в «инкубатор». Можешь не сомневаться, в тебя там вцепятся сразу. Они из кожи вон вылазят в поисках нужного контингента, так как все же какие-то минимальные требования к кандидатам на обучение этим способом предъявляются. Алкоголики, наркоманы и полные дебилы там не нужны, а нормальные люди в очереди туда не стоят. Ты для них будешь настоящей находкой. Авиатехник в возрасте восемнадцати лет, наркотой не балуешься и голова хорошо соображает. Дерзайте, матрос Хартман. Как знать, быть может, из вас получится настоящий ас. Если только не свернете шею в самом начале…
Дальнейшие события подтвердили правоту слов командира учебного отряда. Выпускные экзамены на авиатехника третьего класса матрос Вальтер Хартман сдал на отлично и в этот же день подал рапорт с просьбой о переводе в летный состав палубной авиации. И буквально на следующее утро его вызвали к командиру, где уже ждал незнакомый капитан третьего ранга. Вальтер вошел и доложил о прибытии, а офицер тут же впился в него заинтересованным взглядом.
– Вот ты какой, Вальтер Хартман… Матрос Хартман, я командир эскадрильи учебного центра палубной авиации Космофлота, капитан третьего ранга Николаев. Мы получили рапорт от вашего имени с просьбой о направлении на курс ускоренной подготовки летного состава методом интенсивного ментального воздействия. Вы подтверждаете это?
– Так точно, господин капитан третьего ранга, подтверждаю!
– Хорошо. Вашу медицинскую карту я уже изучил, со стороны врачей претензий нет. Ваш рапорт будет удовлетворен после того, как вы ознакомитесь с условиями процесса подготовки, предъявляемыми требованиями, и зафиксируете свое согласие в письменном виде. Садитесь. Прочитайте этот документ и, если не измените своего решения, распишитесь на каждом листе.
Николаев положил на стол тонкую пластиковую папку, на которой уже красовалась фотография Вальтера и были написаны его имя и фамилия. Вальтер сел за стол, раскрыл папку и начал читать. В основном это были общие фразы о том, что он дает свое согласие на обучение подобным методом и не будет иметь претензий, если в процессе подготовки возникнут какие-то накладки. Особо оговаривалось, что по окончании учебного центра он обязуется отслужить пилотом палубной авиации Космофлота не менее двух лет. После этого может либо продолжить службу пилотом в прежнем унтер-офицерском звании, так как право на получение офицерского звания учебный центр не давал, либо поступить в одну из Академий Космофлота, чтобы стать офицером, либо уволиться в запас. Прилагалась действующая шкала выплат жалованья (довольно-таки солидного даже по военным меркам) с учетом выслуги лет, полученного звания и места службы. Неплохо знавший историю, Вальтер подумал, что Иностранный легион никуда не делся. Только называется теперь по-другому и масштабы гораздо больше. А суть осталась та же. Как бы то ни было, его все устраивало, и он не колеблясь подписал документ.
– Я согласен, господин капитан третьего ранга!
– Поздравляю, матрос Хартман! Надеюсь, вы не пожалеете о сделанном выборе. Собирайтесь, мой глайдер будет готов через час…

 

По мере приближения к лунной базе Сильвер Лэйк, где располагался учебный центр, Вальтер бы поражен его масштабами. На огромном поле космопорта стояло несколько сотен машин разных типов. Из разговора с командиром эскадрильи он узнал, что первый полет с инструктором совершит уже через неделю. Методика подготовки хорошо отработана, и надо те два месяца, что на нее выделены, использовать с максимальной пользой, без отвлечения на «ать-два». Так оно и оказалось. Добровольцы, прибывшие в учебный центр, сразу приступали к работе. Курсантов разбили на группы по двадцать пять – двадцать шесть человек. Вальтер был единственный в своей группе, кто уже отслужил полгода и имел профессию авиатехника, поэтому его сделали старшим. Все остальные – восемнадцать пацанов и шесть девчонок пришли с гражданки, сразу после школы. Правда, перед отправкой в центр их подержали месяц на карантине, чтобы дать понятие о военной службе, и тех, кто не сбежал после этого, направили на учебу. Знакомство с инструктором и врачом своей группы Вальтер запомнил навсегда. Поздоровавшись, капитан-лейтенант представился и сразу «обрадовал» прибывших:
– Ну что, гроза галактики и окрестностей, за что боролись, на то и напоролись? Добро пожаловать на борт! Будем делать из вас асов. Потому что по-другому вам не выжить. Вы – палубная авиация! Передовая часть флота, которая первая наносит и первая принимает на себя ответный удар. И от того, насколько вы освоите науку побеждать, будет зависеть ваша жизнь. Ничего, не мандражируйте! Мы сделаем из вас настоящих бойцов! И тыловые крысы еще позавидуют вам!
Затем слово взял врач, майор медицинской службы Космофлота:
– В общем так, леди и джентльмены. Запомните главную истину. Самая сложная, дорогостоящая и хрупкая часть летательного аппарата – это пилот. И от его состояния зависят возможности машины. Поэтому со всеми проблемами по медицинской части сразу бежать ко мне. Я ваш «семейный доктор». Наблюдаю за вашей группой, и моя задача не завалить вас на медкомиссии, а вовремя вмешаться и помочь, если вдруг что-то даст сбой. Не волнуйтесь, «подремонтируем». Но следите за своим здоровьем, не гробьте его сознательно наркотой. Кто попадется на этом – вылетит с треском со службы без права на пенсию. Особо касается вас, девчонки. Не вздумайте забеременеть в процессе учебного курса. Это крайне негативно скажется на ребенке. Но думаю, раз вы сюда пришли, то пока данное мероприятие не планируете. Поэтому лучше воздержитесь эти два месяца от романов, потом наверстаете…
Но по этому поводу доктор опасался напрасно. Абсолютно всем курсантам «инкубатора» было не до романов. Учебный процесс представлял из себя погружение в транс на несколько часов каждый день с последующей отработкой внушенных знаний и навыков сначала на тренажерах, а после недели обучения уже и в реальных полетах. Первые три-четыре полета проходили с инструктором, потом летали самостоятельно. К концу дня все были как выжатый лимон, с единственным желанием поскорее упасть головой на подушку и выспаться. А на следующее утро все начиналось по новой, и так все два месяца. У некоторых иногда возникали проблемы с самочувствием, но «семейный доктор» не соврал – всегда приходил на помощь и за весь период обучения никого по медицинским показаниям не отчислили. Уже много позже Вальтер узнал, что методика подготовки таким методом отработана до мелочей. И возникла она не от хорошей жизни. Во время войны требовалось быстро восполнять потери в летном составе, а с классической четырехлетней подготовкой это было просто нереально. Вот и взяли на вооружение последние разработки медицины. Армия не рискнула связываться с подобным вмешательством в психику. Армейская авиация, оперирующая только в атмосфере и на ближних подступах к планетам, тоже. А вот Космофлот, гораздо чаще имеющий боевые столкновения с противником в глубоком космосе, взял новинку на вооружение. И не прогадал. Хотя новому методу сначала очень многие предрекали полный провал. Причины для этого были довольно весомые – потери среди выпускников учебного центра в первых боях были гораздо выше, чем у тех, кто прошел нормальный четырехлетний курс. Как и все новое, метод обучения путем погружения в транс не был лишен «детских болезней», от которых со временем избавились, но предубеждение против него у широкой публики осталось. Поэтому на желающих пройти подготовку ускоренным методом смотрели, как на конченых придурков. И никакие последующие успехи не могли переубедить скептиков в обратном. Но с этим Вальтеру и остальным предстояло столкнуться гораздо позже, а пока они постигали сложную науку пилота палубной авиации Космофлота. Первый месяц обучение было общим, отрабатывали полеты на всех существующих типах машин. А на втором месяце подготовки уже началась специализация – весь курс разделили на истребителей и штурмовиков, в зависимости от достигнутых успехов в разных направлениях летной работы и в какой-то степени от желания. К слову сказать, успехи Вальтера поражали весь преподавательский состав. Можно было смело утверждать, что он наконец-то нашел свое место в жизни. Он был готов летать часами, и в атмосфере и в космосе, не считая это нудной работой. После успешного прохождения подготовки в учебном центре в Сильвер Лэйк все курсанты получили квалификацию пилота третьего класса и воинское звание младший унтер-офицер палубной авиации Космофлота. С этого момента их дороги разошлись. Сначала Вальтер был направлен на авианосец и прослужил на нем больше четырех лет, а потом попал на планетную авиабазу на самой дальней планете Федерации – Амальтее. Место очень даже веселое и цивилизованное, наполненное многими соблазнами жизни. И герой пилот не устоял. О его похождениях слагали легенды, но он всегда умудрялся выпутываться из самых щекотливых ситуаций. В какой-то степени ему помогали прошлые и нынешние заслуги, но в основном его прикрывал командир авиаэскадры – капитан первого ранга Максимов, которого Вальтер спас от верной гибели в бою возле Сахары в системе Проксимы еще во время службы на авианосце. Вызвав Вальтера «на ковер» после очередного скандала и пропесочив в очередной раз, командир спроваживал его на патрулирование подальше в космос, пока все не утихнет. По возвращению герой-любовник вел себя какое-то время тихо, но вскоре всплывала очередная скандальная история. В последний раз, закончив неизвестную по счету головомойку, командир устало сказал:
– Вальтер, «казанова» ты хренов!!! Доиграешься когда-нибудь, что тебя очередной муж-рогоносец пристрелит из-за угла! Тебе что, незамужних баб мало?
– Так ведь у них может опасное желание замужества возникнуть, а в мои планы это никак не входит. Такое уже не раз было. А с замужними в этом плане никаких проблем, господин капитан первого ранга!
– Ох, «казанова»… И за что тебя только бабы любят?
– А бабы любят, когда их любят!
Вальтер вспоминал этот разговор с улыбкой, пока не приключилась авария при посадке. Хоть доказать ничего и не смогли (или не захотели), но определенные выводы сделать все же пришлось. С того света врачи его вытащили, но предупредили, что ему крупно повезло, так как хорошо оборудованный госпиталь находился не очень далеко от места аварии. В противном случае рассчитывать было бы не на что. Поэтому на «Адмирале Грейге» Вальтер несколько поутих. Хоть с привычками Казановы и не расстался, но с замужними дамами старался больше не связываться. А то второй раз хорошего госпиталя под боком может и не оказаться…
Истребитель уже проходил стратосферу, как неожиданно пискнул радар. Одного взгляда на экран было достаточно, чтобы понять – еще ничего не закончено. Сзади настигал робот-перехватчик. Вальтер чертыхнулся от удивления и бросил машину вниз. Уйти от робота по прямой нечего и думать, а достичь безопасной дистанции от планеты для входа в гиперпространство он все равно не успеет. Но откуда взялась эта железяка?! Если бы на контейнеровозе или яхте было нечто подобное, то они применили бы такое оружие сразу. Получается, тут находится еще одна «конкурирующая фирма»?! Впрочем, об этом лучше пока не думать. Надо любыми путями стряхнуть с хвоста этого прилипалу.
«Корсар» стремительно падал, теряя высоту. Робот-перехватчик прочно захватил цель и быстро приближался. Вальтер максимально задействовал постановку помех на разных частотах, но это не помогло. Отстрелил пару ловушек, но это тоже не дало положительного эффекта. То, что было эффективным против ракет с «куриными» мозгами, не помогало против робота. Оценив скорость сближения, Вальтер понял, что умная железяка успеет догнать его раньше, чем он достигнет поверхности планеты, где можно было бы повторить трюк с маневрированием на сверхмалых высотах и больших скоростях. Поэтому остается рискованный, хоть и эффективный метод избавления от подобных неприятностей. Тем более робот один. Но для этого надо обладать железными нервами и очень хорошо знать возможности своей машины и настигающей по пятам смерти.
Вальтер дал форсаж двигателям, и «Корсар» огненным метеором прошивал атмосферу – воздух вокруг корпуса уже представлял раскаленную плазму. Скорость сближения с роботом замедлилась, но он продолжал настигать истребитель. Сделав траекторию полета в атмосфере более пологой, Вальтер включил автопилот, заставив «Корсар» идти по прямой. Робот повторял траекторию движения цели и в конце концов зашел в хвост истребителю. До момента поражения – не более пяти секунд. И тут корма истребителя полыхнула огнем. Установленные в кормовой части корпуса артустановки обрушили на преследователя град малокалиберных снарядов. Часть прошла мимо, но часть поразила робот, покрыв его обшивку сплошной стеной разрывов. Робот тут же завилял и начал быстро отставать. Было хорошо видно, как взрывы рвали его корпус, от которого во все стороны разлетались обломки. Очень скоро он перешел в беспорядочное падение и скрылся в облаках. Вальтер облегченно вздохнул – пронесло. Все же с такими сюрпризами лучше не встречаться. Сейчас он в очередной раз нарушил инструкцию, разработанную «теоретиками». Положено было включить автоматическое сопровождение цели с автоматическим открытием огня из кормовой артустановки, а самому заниматься пилотированием машины. Правда, помогло бы это или нет, не известно. Он же включил автопилот и повел машину по прямой, вынудив робот гнаться за ним, не меняя курса. А сам полностью сосредоточился на стрельбе вручную, открыв огонь не раньше и не позже, чем это было необходимо. В итоге – «Корсар» цел, а робот-перехватчик грохнулся в джунгли. То-то разговоров будет на борту авианосца…
Между тем истребитель продолжал снижение и вошел в облака. Лезть вверх в такой странной и непонятной ситуации Вальтер больше не хотел. А ну как еще кого нелегкая принесет? Поэтому лучше уйти подальше от этого подозрительного места на минимальной высоте, так его гораздо сложнее обнаружить. Пройдя облака и выйдя в горизонтальный полет чуть выше вершин деревьев, «Корсар» помчался прочь. Неизвестно, каких еще неприятностей можно ожидать от этих «штатских». Но пока все было тихо. Место стоянки двух неизвестных кораблей осталось далеко позади, истребитель с ревом несся над джунглями, распугивая местных обитателей, но ничего подозрительного больше не происходило. Отмахав таким образом почти две тысячи километров, Вальтер решил снова набрать высоту. «Корсар» шел в полном одиночестве, пронзая небо Пандоры. Автоматика истребителя не обнаруживала чужих сигналов. Если внизу и находится противник, то счел за благо затаиться. Ну что же, Вальтера это вполне устраивает. Вскоре плотные слои атмосферы остались позади, истребитель вырвался в космос и понесся прочь от планеты. Сканирование пространства детекторами радиосигналов и радаром ничего не дало. Поблизости никого не было. Удалившись на безопасное расстояние от Пандоры, Вальтер еще раз окинул взглядом окружающий космос. Позади удалялся бело-голубой шар планеты, окруженный золотыми искорками звезд. Ему казалось, что за ним наблюдают, просто больше не хотят связываться. Ладно, джентльмены, это ваши проблемы. А ему пора домой. Вальтер включил гипердвигатель, и «Корсар» исчез, нырнув в гиперпространство.
Правда, далеко лететь не пришлось. Авианосец поджидал его на орбите Азалии, самой дальней небольшой планетки в системе Денеба, размером чуть меньше Луны. Место уединенное, и здесь обычно никто не показывается, так как ничего ценного на Азалии обнаружено не было. Простая каменная глыба, лишенная атмосферы и изрытая кратерами, представшая перед взглядом Вальтера, когда его «Корсар» вынырнул из гиперпространства. На орбите лежала в дрейфе поисково-ударная группа в составе авианосца, линейного крейсера и восемнадцати эсминцев и фрегатов. Вся пространственная сфера вокруг них патрулировалась истребителями и штурмовиками, поднятыми с авианосца. Появившийся «Корсар» тут же обнаружили и пошли на сближение, не обращая внимания на положительный ответ автоматики «свой-чужой». Вальтер сразу назвал пароль по УКВ-связи, и его пропустили, но сопровождали до самой посадки.
Дальше все было, как обычно. Вальтер смотрел на приближающийся авианосец и думал, что, возможно, садится на него в последний раз. Но привычка уже давно стала второй натурой, и он четко выполнял заход на посадку. Картина вокруг поразила бы воображение любого, кто никогда не был связан с Космофлотом. Слева висел в пространстве темный шар Азалии, на которой благодаря отсутствию атмосферы можно было разглядеть подробности рельефа – кратеры, горные пики, хребты и равнины. Хоть освещенность на таком удалении от Денеба не очень хорошая, но все же рассмотреть поверхность планеты было можно. Вокруг держали строй легкие корабли – эсминцы и фрегаты. Чуть сзади находился линейный крейсер, а спереди медленно надвигался его родной авианосец «Адмирал Грейг». Но Вальтер видел такое уже много раз и считал чем-то обычным, не заслуживающим особого внимания. Сейчас надо сосредоточиться на главной задаче – посадке на авианосец. Автоматика автоматикой, но лучше, когда пилот за ней приглядывает. Вот уже хорошо видны створные лазерные огни. Еще минута, и «Корсар» плавно касается полетной палубы. Дальнейшее от него уже не зависело. Автоматика тут же поместила истребитель на платформу шлюза, и вскоре он оказался внутри корпуса корабля, на ангарной палубе. Машину тут же обступили техники, а Вальтер открыл люк кабины и выбрался наружу.
– Уф-ф… Все, ребята, я прибыл. Аппарат в вашем полном распоряжении.
– С возвращением, Вальтер! Э-э-э… А ты что, аварийный сброс четырех ракет на «не взрыв» сделал?!
– Ага. Пришлось.
– Но зачем?!
– Ну, так уж получилось…
Между тем подошел командир авиагруппы авианосца, капитан первого ранга Накадзима, и Вальтер тут же вытянулся в струнку.
– Господин капитан первого ранга, задание выполнено! Машина повреждений не имеет!
– Вольно, вольно. С возвращением, Вальтер, поздравляю! Давай срочно к командиру. Только смотри, у него сейчас наш главный «инквизитор» и какая-то неизвестная крупная шишка. Никогда его раньше не видел…
Сказанное Вальтеру очень не понравилось. Кого это нелегкая принесла? Уж не по его ли душу? Ох, не обмануло его предчувствие. Что-то дело нечисто… Но деваться некуда. Сбросив скафандр и передав его техникам, Вальтер быстро переоделся в повседневную форму и направился на доклад к командиру корабля, который принял его незамедлительно. Вальтер зашел в каюту и доложил о прибытии.
Командир «Адмирала Грейга», капитан первого ранга Севастьянов, действительно был не один. За столом сидел также главный «инквизитор» – начальник службы безопасности эскадры, полковник Рейснер, и неизвестная личность в мундире капитана первого ранга. Причем, несмотря на эмблему палубной авиации на рукаве незнакомца, Вальтер сразу заподозрил, что к авиации данный субъект имеет такое же отношение, как он сам к балету. Командир улыбнулся.
– Господа, вот и наш герой вернулся. Поздравляю с успешным выполнением задания и благополучным возвращением, штаб-унтер-офицер Хартман! А теперь давайте во всех подробностях, с самого начала…
Дальнейшие полчаса Вальтер излагал свой полет во всех подробностях. Не забыл упомянуть о своей нестандартной атаке во время второго захода на цель и отступлении от буквы инструкции по отражению атаки робота-перехватчика. Командир был очень удивлен, но не более того. Он и полковник Рейснер часто задавали уточняющие вопросы, незнакомый же офицер молчал и только слушал. В том, что он тоже из ведомства Рейснера, Вальтер уже не сомневался. Ох, что-то нечисто с этим вылетом… И угораздило же его напоследок вляпаться в очередную историю. Как бы не обвинили в том, что он сделал что-то не так. Ведь начальство никогда не бывает виноватым. Виноваты всегда конкретные исполнители… Но тут пришел командир авиагруппы.
– Господин капитан первого ранга, получены данные объективного контроля. Можно просмотреть запись полета.
– Давайте посмотрим. А наш герой прокомментирует…
Просмотр кассеты с записью полета не занял много времени, так как офицеров интересовали сами моменты атак двух целей на поверхности планеты. Но то, как эти атаки были проведены и как Вальтеру удалось сбить висевший на хвосте робот-перехватчик, повергло всех в состояние полного изумления. Даже молчавший до этого незнакомый капитан первого ранга удивился.
– Хартман, но как вам пришло в голову атаковать вторую цель ракетами, как обычными бомбами? Тем более с заблокированными взрывателями?
– У меня не было выбора, господин капитан первого ранга. Приказ четко гласил – только повредить цели, сделав невозможным взлет. А попадание нескольких ракет превратило бы яхту в кучу металлолома. Приближаться близко для обстрела из носовых артустановок я тоже не мог – у противника оказалось очень хорошее зенитное вооружение. Вот я и применил этот древний метод – бомбометание с пикирования. Отрабатывал его раньше на тренажере. Сброшенную на «не взрыв» ракету, как и бомбу, практически невозможно обнаружить и перехватить.
– А почему вы сделали все с точностью до наоборот при отражении атаки робота?
– При автоматическом сопровождении цели и автоматической стрельбе нет стопроцентной гарантии поражения цели, господин капитан первого ранга. Вот я и заставил робота гнаться за мной на последнем участке полета по прямой, что сделало его легкой мишенью для моих кормовых артустановок. Я наводил их на цель и открывал огонь вручную. При такой ситуации у робота не было ни малейшего шанса на успех.
– А если бы вы не попали?!
– Не попасть по цели, которая летит с постоянной скоростью, нулевым угловым смещением и не меняя траектории? Это невозможно, господин капитан первого ранга!
– Но ведь для того, чтобы гарантированно поразить такую цель, надо открывать огонь на последнем участке полета, когда время до поражения составляет несколько секунд!!!
– Да, ну и что? На самом деле, это не так уж и сложно при соответствующей подготовке.
Незнакомый офицер только покачал головой. Пауза продолжалась недолго, потом он принял решение:
– У меня больше нет вопросов.
Дальнейший разговор носил сугубо технический характер, и вскоре Вальтера отпустили. Но когда он покидал командирскую каюту, у него сложилось стойкое убеждение, что его возвращение не планировалось. Значит, предчувствие во время рейда на Пандору не обмануло. Его специально подставили. С какой целью – это другой вопрос. Возможно, расчитывали даже на то, что ему не только не удастся вернуться, но не удастся также выполнить основную задачу по выводу из строя тех двух кораблей, и вся эта затея имеет какую-то другую, потаенную цель. А он своим нестандартным поведением поломал чьи-то планы. И что будет дальше, зависит от изначального варианта. Первый, ниболее благоприятный, если хотели подставить не кого-то конкретно, а любого пилота, который подвернется под руку. И совсем паршивый, если хотели подставить именно его скромную персону. Но зачем? Кому он помешал? И это не банальная вендетта очередного мужа-рогоносца, уж очень грандиозен размах мероприятия. А если это так, то дальнейшие попытки не прекратятся…
В конце концов решив, что данных для разгадки этой головоломки пока что маловато, Вальтер отправился в свою небольшую каютку. Там можно будет поваляться на койке и пораскинуть мозгами в спокойной обстановке. Все равно после такого полета ему положен отдых не менее сорока восьми часов. Пока еще ничего страшного не случилось. И если его подозрения верны (хотя и непонятны), то скоро должны последовать следующие действия неизвестного противника. Вот тогда и можно будет строить какие-то прогнозы и выработать тактику дальнейших действий…
Но длительного отдыха не получилось. В дверь постучали, и на пороге каюты неожиданно возник сам командир авиагруппы, капитан первого ранга Такуми Накадзима собственной персоной. Вальтер тут же вскочил и стал по стойке смирно, но офицер махнул рукой.
– Сиди, Вальтер. У меня к тебе разговор. Не стал говорить при нашем «инквизиторе» и этой «темной лошадке». Ничего странного во время полета не заметил?
– Заметил, господин капитан первого ранга. Ждали меня там. Как будто специально их кто-то предупредил. Но стрелять по мне всерьез почему-то не стали. Ничто не мешало им сразу же выпустить робота-перехватчика. Но они этого не сделали, понадеявшись на более простое оружие, и в результате нарвавшись на неприятности, получив серьезные повреждения. Если только там не присутствовал кто-то еще, кого я не обнаружил.
– Вот и я о том же… Просмотрел запись полета несколько раз, но… Ничего не могу понять. Никогда таких странных заданий не было. Если мои подозрения верны, то тебя хотят подставить. Причем совершенно непонятно, с какой целью. Как думаешь, это не проделки твоих старых «друзей»?
– Не думаю, уж очень все масштабно. Такое далеко не каждому адмиралу или генералу под силу. А мои старые «друзья» на подобное не тянут, не тот уровень.
– Возможно… Но все равно, Вальтер, смотри по сторонам. И постарайся избегать любых сомнительных ситуаций. Во всяком случае, когда это зависит от тебя.
– Но что они мне здесь могут сделать? Ведь я никому не переходил дорогу!
– Это ты так считаешь. Но тот, кто играет против тебя, считает по-другому. Возможно, сам ты лично и не нужен, а тебя просто хотят использовать как пешку, которой жертвуют ради выигрыша ферзя. После просмотра записи полета у меня сложилось такое мнение.
– У меня тоже.
– Я рад, что ты меня понял. Отдыхай, Вальтер. Здесь-то я тебя прикрою, а вот когда отправишься на Землю, всякое может случиться…
Когда Накадзима ушел, Вальтер снова улегся на койку и погрузился в раздумья. Значит, ничего ему не показалось. Если командир авиагруппы, едва просмотрев запись полета, сразу заподозрил неладное. Кому же он помешал, ничего не значащий в военной иерархии штаб-унтер-офицер, каких многие тысячи в Космофлоте Федерации? Или он по незнанию сунул свой нос куда не следует? Нет, это вряд ли. Тогда бы от него избавились гораздо более простым способом. Поэтому остается только ждать. Если был нужен не он лично, а кто-то вообще для выполнения этого в высшей степени странного задания, то не все потеряно. Сорвалась рыбка скрючка, и черт с ней. Будут ловить другую. А вот если нужен именно Вальтер Хартман собственной персоной, это гораздо хуже… Ладно, что гадать. Командир дал дельный совет – смотреть по сторонам и избегать попадания в любые сомнительные ситуации. А когда он уберется отсюда, то может, все само собой нормализуется? И на Земле к нему потеряют интерес?
Включив стереопанель на переборке, Вальтер рассматривал панораму космоса за бортом. Прямо напротив него плыла в космическом пространстве чужая планета, окруженная золотистыми искорками звезд. Таинственная и малоизученная (за ненадобностью) Азалия, окраина системы звезды Денеб. Эскадра пока еще оставалась здесь по каким-то причинам, но его это не касалось. Внимательно разглядывая поверхность небольшой планетки, он думал, вернется ли еще когда-нибудь сюда? За время своей службы он побывал во многих мирах. И каждый раз возникало это непередаваемое чувство новизны, свойственное всем первопроходцам. Эскадра совершала виток за витком, «день» сменял «ночь» через каждые сорок минут, корабли проходили то над освещенной, то над темной стороной Азалии. Больше Вальтера никто не побеспокоил. И сколько он ни думал над этим странным рейдом, но так и не смог приблизиться к разгадке тайны. Она осталась на Пандоре. А вернуться туда, чтобы узнать, никакого желания не было.
Назад: Тень Снежной Королевы
Дальше: Глава 2