Книга: Указанная пророчеством
Назад: КАЙРАН
Дальше: ПРИЗНАНИЯ

ОТКРЫТИЯ

Как же холодно! Замерзаю! Карл, не издав ни звука, улегся возле огня и тут же уснул. Кайран со своими эльфийскими двадцатью пятью градусами Цельсия растянулся на шкуре и считал звезды. Только я, дитя мегаполиса, избалованная цивилизацией, тряслась от холода. Но ведь я никогда не спала на голой земле. Да еще на снегу и в мороз. И спать пришлось не в супермешке от Маккинли, в котором полярники ночуют при минус шестидесяти и не мерзнут, а укрывшись тремя плешивыми шкурами, какие в приличных домах разве что перед камином на пол бросают.
Какое корявое время! Кто придумал, что Средневековье — это романтично? Даже история короля Артура кончилась каким-то пошлым скандалом: не успел Артур помереть, как его вдова свинтила с его лучшим другом! И что тут романтичного?
Наверное, еще слишком раннее Средневековье. Еще не наступила эпоха рыцарских турниров, еще не мерцают рыцарские доспехи, и дамы не носят среди этой непролазной грязи воздушных белых одежд, в какие облачены Лана Тернер или Джоан Фонтейн в голливудских выдумках. Здесь и сейчас речь идет о сугубой практичности и о выживании. Как мне не хватает центрального отопления, ванной и зубной щетки. Спасибо, хоть белье досталось теплое, наверное, это здесь роскошь. Да, кстати, а где Ли?
— Что, принцесса, мерзнешь?
Надо мной возникло лицо Кайрана. Я и не слышала, как он встал и подошел ко мне.
— Давай согрею. Заодно и поговорим.
Двадцать пять градусов все же лучше, чем ничего.
— А ты почему не мерзнешь? — поинтересовалась я, когда он в одних штанах улегся рядом со мной.
Кайран укрыл нас обоих шкурой.
— У меня температура ниже, вот и не мерзну. — И он попытался обнять меня одной рукой.
Ну, уж это слишком! Спасибо, и без этого согреюсь. И я оттолкнула его руку.
Кайран оперся на локоть и посмотрел на меня.
Он был сложен так же идеально, как Фитцмор. Даже, пожалуй, был шире в плечах и более мускулист.
— Ну, рассказывай, — заговорил эльф, — как ты сюда попала? Если я правильно помню, ты из двадцать первого века, а не из восьмого. И ты — человек. Или я что-то упустил?
— Уж точно не эльф. — Я ущипнула саму себя за щеку, уже изрядно засаленную.
Кайран пропустил мою шутку мимо ушей и продолжал вопросительно глядеть на меня.
— Я не знаю, как я тут оказалась. Было Рождество. Я поссорилась с сестрой и убежала. Секунду назад я еще была в Лондоне и вдруг — уже тут, в этом лесу.
Кайран, прищурив глаза, пристально смотрел на меня.
— А откуда знаешь об эльфах? — спросил он.
Я быстро отвела глаза: нельзя выдавать Ли! Я ему обещала, что никому не расскажу, кто он такой. Но очевидно, глаза я отвела недостаточно скоро.
— Понял, — произнес Кайран, — мой драгоценный кузен Ли притащил тебя сюда. Мечтаю его спросить, как ему это удалось.
Кузен? Так они еще и родственники! Я так мотнула головой, что чуть не врезалась лбом в подбородок Кайрана. Он вовремя отвернулся.
— А он тебе не говорил, — удивился он, — что наши отцы были братьями?
— Нет. Ли вообще не знает, что мы с тобой знакомы.
— Да что ты? — Кайран поднял брови. — Ты скрыла от него наше свидание?
— У нас еще не дошло ни до какого свидания.
— Наверстаем, — заверил Кайран, — ты даже не представляешь, какие возможности открываются, когда перемещаешься во времени. Наше свидание может состояться при дворе Генриха VIII. Он-то знал толк в свиданиях. А Ли, конечно, будет ревновать.
Мне стало тепло. Лицо оттаяло.
Кайран истолковал это по-своему:
— Или ты часто ходишь на свидания с другими мужчинами? А Ли терпит?
— Да нет, — призналась я, — в смысле это не его дело. Мы же с Ли не пара.
Мне так показалось или у Кайрана сверкнули глаза? Не уверена, не знаю. Как бы то ни было, губы его скривились в весьма довольной усмешке.
— Так-так. Значит, не пара, — повторил он со смаком, как будто это была удачная шутка.
Что он такое? Не поймешь его!
— Ли постоянно флиртует с Фелисити Страттон, — заявила я, — и с другими девушками из «звездного клуба». А я тут ни при чем.
Кайран широко ухмыльнулся. Его все это, очевидно, искренне забавляло.
— Он флиртует с другими? Готов поспорить, он тебя еще даже ни разу не целовал.
Ну все, хватит! Ему-то что за печаль? Не его дело! Помешались они все на этих поцелуях!
— Где сейчас Ли? — спросил Кайран.
Прекрасный вопрос!
Кайран заглянул мне в глаза.
— Хм. Пусть вы не пара, но все же как, по-твоему: вы достаточно близки, чтобы он стал тебя искать?
Я отвела глаза — очень надеюсь, что я ему не безразлична и он не бросит меня тут. Даже если там, в Лондоне, я и думала по-другому.
— Не бойся, принцесса. Я-то ведь здесь, — успокоил меня Кайран.
Успокоил. Только спокойней мне не стало.
— Рыцарь! Спаситель в сверкающих доспехах, — съязвила я.
— По крайней мере, ты согрелась, — отозвался Кайран.
Что правда, то правда. Мне стало тепло.
— Могу сделать еще теплее, — проговорил наглый эльф, снова давая волю рукам.
— И так хорошо, Робин Гуд. Мне хватит. — И я снова отодвинула его руку.
У него на лице мелькнула досада. А моя рука скользнула по какому-то холодному металлическому предмету.
В эту секунду перед глазами у меня возникла другая картина. Какая-то пещера. Какая-то ненатуральная, как будто и местность, и скала, и пещера в ней сделаны рукой человека. И прямо передо мной на земле некий непонятный предмет. Шлем, что ли? Как будто шлем. Но не успела я разобрать, как видение испарилось, передо мной снова возникло лицо эльфа.
Глаза Кайрана были широко распахнуты, рот открыт. Он пялился на меня так, будто я только что превратилась в змею и обратно в человека. Судя по всему, он прочел мое видение в моих глазах.
— Что это было? — выговорил он глухо и хрипло, как будто ему не хватало воздуха.
— Не знаю, — выдохнула я.
Я не особенно испугалась. Ведь такие видения меня посещали уже несколько раз. Я никуда не переместилась, вернулась на прежнее место. Я оказалась снова в том же положении, в каком и была: лежала на земле, укрытая шкурой. В пещеру я не заходила, просто заглянула в нее снаружи.
Кайран убрал руку и немного отодвинулся от меня.
— У меня такое бывает, — сказала я, как будто оправдываясь, — только каждый раз видится что-то другое.
— Управлять этим ты можешь?
Я помотала головой.
— Ли об этом знает?
Я кивнула. Кайран лег на спину и уставился в ночное небо. Я тоже легла на спину. На что мне эти видения! Век бы их не видеть! Не хочу каждую секунду контролировать свои мысли, чтобы их случайно кто-нибудь не прочитал. Спать хочу! Я закрыла глаза и стала считать овец.
Видимо, овцы подействовали, и я уснула крепко и надолго. Когда я снова открыла глаза, было уже светло. Я услышала голоса и повернула голову. Ярко горел костер, трещали дрова. У костра сидели Карл, Кайран и… Леандер.
Я вскочила на ноги. Ли поднял голову и улыбнулся мне. Я выпросталась из шкур и так энергично бросилась ему на шею, что повалила его на землю. Он свалился с бревна, на котором сидел, и я рухнула рядом с ним. Я почувствовала, как рассеиваются мои тревоги. Теперь все будет хорошо. Должно быть хорошо.
— Если бы я знал, что ты так по мне скучаешь, я бы чаще исчезал на время, — услышала я голос Ли. Он обнимал меня так же крепко, как я его. — Ты что, плачешь?
— Нет, — я затрясла головой, глотая слезы.
Ли прижал меня к себе еще сильнее, и я услышала его шепот:
— Все хорошо. Все в порядке. Мы снова вместе.
Я понемногу успокоилась, овладела собой и перестала заливать слезами плечо Фитцмора. Он запустил руку в карман и протянул мне носовой платок.
Кайран широко улыбался. Карл глядел скептически.
— Ну вот, — Ли пересадил меня со своих колен на поваленный ствол дерева, — успокоилась. Говорить можешь?
Я ткнула его локтем в бок. Кто бы мог подумать, что мне будет не хватать его суховатого юмора?
— Где ты был? Как ты нас нашел? Что так долго? — вопросы сыпались из меня без паузы.
— Где моя зубная щетка, — виртуозно передразнил он меня.
— Да, именно! Где она? — подхватила я.
Он вынул из сумки зубную щетку и тюбик зубной пасты. Да ну! Во дела! И, не размышляя, я схватила и то и другое и отправилась на опушку чистить зубы, сопровождаемая хохотом двух эльфов.
Эльфы! Как они есть! Ну и на здоровье! Плевать! Что с них, с эльфов, взять. Им, может, вообще нет необходимости чистить зубы. А я без этого не могу. Какое счастье — избавиться от всего лишнего, что пристало к моим зубам! Мне сразу стало лучше. Даже голова почти перестала болеть. Когда я вернулась к костру, Карл смущенно улыбался.
— Хочешь попробовать? — Я протянула ему пасту и щетку.
Он взял щетку и беспомощно повертел ее в пальцах. Я выдавила ему каплю пасты на палец. Карл понюхал пасту и осторожно лизнул. Глаза его расширились, и он разом слизнул всю пасту с пальца.
— Хочу еще! — повелел он, протягивая мне руку.
Я выдавила еще.
— Много нельзя, живот заболит, — предупредила я.
Ли забрал у меня пасту и спрятал обратно в сумку.
— Тебе тоже много вредно, а то и у тебя живот заболит, — сказал он. — Голова прошла?
— Болит еще немного, — призналась я.
Он взял мою голову руками и поцеловал в лоб, едва касаясь губами. Опять этот знакомый запах: мох, свежее сено и цветы.
Голова в два счета совершенно прошла.
Я с благодарностью посмотрела на Леандера:
— Ты не представляешь, как я рада, что ты нас нашел.
— Могла бы сказать, что голова болит, — проворчал Кайран.
Я посмотрела на Ли: все эльфы умеют снимать боль? Ли кивнул.
Ну что сказать, молодцы! Где-то в глубине души, как бы бредово это ни звучало, я была счастлива, что именно Ли поцеловал меня в лоб и прогнал мою боль. Мне не хотелось, чтобы меня целовал кто-то другой. Хотя это, конечно, уже совсем другая история. И вообще, я не в его вкусе. Но когда… О господи, о чем я только думаю! Не надо мне его поцелуев! Да он и сам не захочет! И зачем мне то, чем пользовалась Фелисити Страттон! Я бросила быстрый взгляд на Фитцмора. Черт, он все это время внимательно на меня смотрел! И улыбался с легкой издевкой.
— Мы можем вернуться домой? — тихо спросила я, пунцово краснея.
— Фей, — отозвался Ли, — сначала мы вернем мальчика отцу. Потом можем вернуться домой.
Надеюсь. Я уже соскучилась даже по моей убогой душной комнатенке под крышей. И еще мне хотелось покоя и уединения.
День тянулся невыносимо долго, ночью было еще хуже. Я не могла уснуть. Что Ли теперь обо мне думает? Он теперь наверняка уверен, что я тоже в него влюбилась. Черт!
— Фей.
Я угрюмо обернулась к Леандеру:
— Ладно, Фитцмор, давай раз и навсегда выясним. Это было спонтанно, накатило, без задней мысли. Ничего серьезного. Ты милый парень, ты мне помог, и я тебе за это благодарна. Больше ничего. И не смотри на меня, как будто ты мой семейный врач и знаешь все мои тайны.
Ли только улыбнулся. Он мне не верил. Это очевидно.
В этот момент я точно знала, что не собиралась его целовать. И вспомнила лицо Ричарда.
Видимо, это было верное средство, чтобы отрезвить Фитцмора. Улыбка пропала с его лица.
— Ладно, понял, — ответил он, — это был просто знак благодарности.
— Именно, — облегченно вздохнула я, — знак благодарности.
Он сразу замкнулся в себе, как будто опасаясь, что я могу прочесть его мысли. У рта обозначилась горькая складка.
— Но мы остаемся друзьями, — уточнила я, — или что?
— Разумеется, — подтвердил он и натянуто улыбнулся.
— Да ладно тебе, Фитцмор, — не унималась я, — тебе ли грустить? За тобой бегают все старшеклассницы. Зачем тебе ревнивая мегера в моем лице? А Шерил Маккенна? Она от тебя без ума.
— Хорошо, Фей, я понял, — простонал Ли и, к моей радости, опять улыбнулся.
— Миссис Хейли-Вуд готовит тебе блистательный аттестат. Только не забывай быть с ней таким же галантным. Пока у тебя не завелась постоянная подружка, ты король в женском королевстве.
— Фей, хватит! — оборвал он, и голос у него дрогнул. — Я уже все понял. Чем-то я тебе нехорош. Не в твоем вкусе. Не твой тип. И хватит меня умасливать.
— Зато ты во вкусе Фелисити Страттон, Авы Гартнер, Шерил Маккенны и Филлис Лассетер. Миссис Хейли-Вуд я уже упомянула. Синтия тоже готова пасть к тебе в объятия. А там еще целая очередь из наших художниц. Они мечтают, чтобы ты им позировал. Еще смазливая Мэри из математического класса, Глория из биологического. И наконец — чуть не забыла! — Матильда из столовой!
Ли обиделся. Мне стало весело. С хитрой ухмылкой я укуталась в шкуры и собралась спать.
— А что с Николь? Или Руби?
— Что?
— Николь и Руби? Они в меня не влюблены?
Николь? Она как-то больше с Кори, мне кажется.
— Ах да, — отозвался Ли, отворачиваясь, — жаль.
— Почему? — я искренне удивилась. — Кори, конечно, не мачо, но парень очень милый.
— Милый. Только его больше тянет к тебе.
Чего?! Не поняла! Я приподнялась на локте.
— Да ладно, Фей. Неужели ты не замечаешь, что мальчик в тебя втрескался? И Джек Робертс тоже.
— Джек Робертс?! Никогда в жизни!
— Точно говорю. Джейдену ты тоже стала нравиться с тех пор, как сняла брекеты с зубов. А Ричарда вообще околдовала с первого взгляда.
— Не верю ни одному слову!
Опять он сумел меня задеть!
— Уж мне можешь поверить, Морган! Ты — сирена поопасней, чем Страттон. С Ричардом у тебя хорошие шансы, остальные еще ни в чем не уверены.
Ричард Косгроув, кинозвезда, как ни крути, интересуется мной всерьез? Сердце у меня отчаянно запрыгало.
И Ли это тоже почувствовал, судя по его ухмылке. Когда я улеглась обратно под шкуры, он тихо засмеялся.
— Зато Руби я совсем не нужен.
— Это почему же? — поинтересовалась я, хотя этот разговор меня изрядно достал.
— Ты думаешь, мне не обидно, что я вам безразличен — тебе, Николь и Руби?
— Я не об этом говорю, — отмахнулась я, — ты знаешь, что Николь ради тебя отправит Кори в отставку. Ты лучше скажи мне, с какой стати парни влюбляются в меня? Посмотри на меня! И приданое у меня не лучше!
Он снова тихо рассмеялся.
— Это феромоны. Чем-то таким от тебя веет, что мужчины подле тебя теряют голову.
— Я серьезно! — выкрикнула я, со стыдом вспоминая все те дни, когда я выходила из дома, не приняв душ.
— Ты умеешь держать удар. С тобой не соскучишься.
А вам не хватает развлечений!
— Ну, не только, — признался он, ухмыляясь все шире.
Мне тут же представился пышный бюст Фелисити Страттон, выставленный на всеобщее обозрение.
Ли уставился на меня в изумлении.
— Еще вопросы есть, Морган? Пошли уже спать. Нам еще Карла домой возвращать, это дня два, не меньше. И приключений еще будет предостаточно.
Он замолчал и улегся на спину. Разговор на том и кончился.
Мне показалось, что я на мгновение тоже смогла проникнуть в его мысли.
Глаза слипались.
— Ли? — пробормотала я.
— Хм?
— Я рада, что ты опять со мной.
Ответа я не услышала. Я уснула.
Назад: КАЙРАН
Дальше: ПРИЗНАНИЯ