Книга: Указанная пророчеством
Назад: БЕРКЛИ-СКВЕР
Дальше: НОЧЬЮ В ЛОНДОНЕ

МУЖЧИНЫ В ДАМСКОМ ОТДЕЛЕ

— Пошли уже, а? — взмолилась я.
Шопоголизм моих подруг доводил меня до исступления. Филлис и Николь примеряли уже по десятому платью и все не могли ни на что решиться. Меня выводили из себя эти навязчивые рождественские песнопения — «Jingle Bells» в каждом магазине без перерыва! Рождество неизбежно надвигалось, и мои подруги как одержимые бросились покупать бальные платья, словно не знают, что после семейных рождественских застолий влезть в эти платья уже будет непросто.
Каждый раз (и этот год не исключение) Рождество меня только нервировало. За три недели до праздника я уже была несчастна. Ли опять исчез на неделю. В школе меня замучили вопросами, куда он подевался. Страттон ежедневно расстреливала меня взглядами.
— Не порть нам праздник только оттого, что тебя никто не пригласил на бал! — колко заметила Николь.
— Ее пригласили. — Руби рассматривала себя в зеркало в лавандовом декольте.
Филлис и Николь замерли и поглядели на меня, как будто я в родстве с Виндзорами.
— Ли ее пригласил, — пропела Руби тонким голосом.
Николь опустила руки и прищурилась. Филлис открыла рот. Интересно, откуда Руби от этом известно? Я никому не рассказывала. Неудобно вышло.
— И тебе есть что надеть? — сквозь зубы процедила Николь.
— Нечего, — соврала я.
— Ну так выбери себе что-нибудь. — Филлис протянула мне одно из отложенных платьев.
Филлис пригласил Хью Фитцпатрик. Николь пойдет с Кори. Руби — с Томасом Маклеодом из старшего класса.
— Я не пойду на бал, — объявила я.
— Почему? — рассердилась Филлис.
— Я не могу пойти на бал с Ли, — отрезала я, — я ощущаю себя полным ничтожеством рядом с ним.
— Дура ты! — вывалила Филлис. — Тебя приглашает на бал самый красивый парень в школе, а ты ему отказываешь, потому что, видите ли, неприглядно с ним смотришься.
— Поставь себя на мое место, — я скорчила гримассу, — думаю, ты меня поймешь.
— Все равно зря, — скептически заявила Филлис. — Ну, хотя бы платье купи. Ты похудела. Тебе нужно обновить гардероб.
— Не отвлекайся, Филлис, примеряй дальше, — отмахнулась я.
Знает же прекрасно, что у меня нет денег на новые шмотки.
— Возьми хотя бы что-нибудь напрокат, — не унималась Филлис, — и прическу надо сделать…
— Mon Dieu, Фелисити, ты ли это? — Передо мной, к моему удивлению, стояла маленькая французская американка-парикмахер. Волосы у нее все так же стояли дыбом, только на этот раз они были томатно-красного цвета. — Собираешься на вечеринку? Ричард снова в Лондоне?
— Нет, — я стала такого же цвета, как ее шевелюра, — я за компанию с подругами.
Черт, как ее зовут-то? Фло, что ли?
— Ли тоже здесь? — продолжала парикмахерша. — Мне нужна его голова. Передай ему, пожалуйста, мой телефон. Пусть непременно позвонит.
Фло протянула мне визитку, согласно которой Фло оказалась Флоренс или Флоранс.
— Я ему передам, — вежливо отозвалась я и спрятала карточку в кошелек.
— О, у меня кое-что есть для тебя. — Флоренс порылась в своей необъятной сумке. Филлис, Руби и Николь, затаив дыхание от любопытства, придвинулись ближе. — А, вот она! — воскликнула Фло, весело и триумфально выхватив из сумки фотографию.
У меня за спиной охнула Николь.
— Черт побери, Фелисити! — выдохнула Филлис. — Это колоссально!
Николь стояла с открытым ртом, выпучив глаза.
На этом фото я и Ли покидали магазин Джорджа, направляясь на вечеринку.
— Вау! — прошептала Руби. — Ли похож на фотомодель. Что за красотка с ним?
Филлис ухмыльнулась и подмигнула мне.
— Фелисити это, — срывающимся тонким голосом пропищала Николь.
— Ах, Bijou, у тебя фантастические волосы. — Флоренс провела рукой по моим нечесаным кудрям.
Я лично ничего фантастического в них не видела, и Николь и Руби, судя по их лицам, тоже.
Из немереного ридикюля Фло заиграла песня Жака Бреля «Море».
— Ай, сотовый! Целую, Фей, напомни обо мне Ли, ладно? До скорого. — И она исчезла между вешалками, прижав телефон к уху.
— Я сплю или эта крошечная француженка восторгалась волосами Фелисити? — недоумевала Николь.
— Вообще-то она американка, — тихо уточнила я.
— Фели! Так у тебя уже есть платье к балу, — обескураженно промямлила Руби, — а ты сказала, что не пойдешь.
— Как бы не так, — ворчала Николь, впившись глазами в фото, как будто хотела заучить его наизусть. — Платье — отпад. Дизайнерское, что ли?
— Йон Джордж, — вместо меня ответила Филлис. Я изумленно поглядела на нее, она пожала плечами. — Я была прошлой весной на его дефиле. Забыли? Эту модель тоже представляли. Я в нее сразу влюбилась.
— Ты можешь позволить себе платье от Джорджа? — прошипела Николь.
— Взяла напрокат, — солгала я.
Если они узнают, что его подарил мне Леандер и по какому поводу, дружбе конец. А что, если это был замысел Ли — рассорить меня с моими друзьями? Но нет, как можно! Я не смею так думать о нем!
— Выбрали? Филлис, вон то синее с белыми аппликациями потрясающе на тебе выглядит. А тебе, Николь, больше всего идет розовое, — попробовала я сменить тему.
Руби выбрала мятно-зеленое платье со стразами, и мы направились к кассе, где нас уже ждала чудовищная очередь.
— О, нет! — простонала Николь. — Пошли выпьем кофе и вернемся попозже.
— Кто нас туда пустит с неоплаченным товаром? — скептически произнесла Филлис. — Ладно, пошли, встанем в очередь и будем мечтать: что было бы, если бы за нами вдруг пристроился Ричард Косгроув.
И мы тут же захихикали. Это наше старинное развлечение на такой случай.
— Я бы пропустила его вперед, — заявила Руби.
— Ну и зря! — развеселилась Николь. — Тогда он расплатится и исчезнет. Я бы ему предложила свои услуги независимого консультанта, чтобы он мог выбрать себе одежду.
— Здесь дамский отдел, — сухо заметила я.
— Ну и что? Зато я хорошо разбираюсь в моде.
— Вы же не думаете, что Косгроув носит женское белье? — отозвалась Руби.
— Нет, Руби, — снова захихикали мы, — нет, конечно.
— Хотя кто знает, — философски заметила Руби, — помните нашего соседа, мистера Вандерваарта, пожилого господина, что всегда носит костюм и очки? Ему недавно доставляли пакеты из дамского обувного интернет-магазина.
— Руби, — заговорила Филлис, — ты уверена, что это были пакеты для мистера Вандерваарта, а не для какой-нибудь из соседок? Просто ее не было дома, и посылку принесли ему.
— Ну, может быть, — согласилась Руби, — но я все думаю, чего эта ядреная бабенка к нему зачастила?
— Ботинки чистить, — предположила Николь, и мы снова прыснули от смеха.
— Весело тут в очереди, я смотрю, — раздался у нас за спиной глубокий мужской голос.
Мы обернулись. Мужчина лет двадцати пяти-тридцати, очень высокий, синеглазый, белокурый, с романтическим беспорядком на голове, слегка небритый. Выглядит как кинозвезда. И улыбается до ушей.
— Я подумал, здесь должно быть нескучно. Разрешите присоединиться и посмеяться вместе с вами?
Кроме меня, никто не смог выговорить ни слова, пришлось опять мне за всех отдуваться.
— Мы тут пытаемся представить, как мужчины отовариваются в отделе дамского белья, — выдала я. Руби и Филлис нервно закашлялись.
Тип громко рассмеялся.
— Ты полагаешь, мне пойдет? — обратился он ко мне. В руках он держал бледно-голубой бюстгальтер изумительной красоты и такие же трусики.
— Хм, посмотрим. — Я прищурилась, из указательных и больших пальцев рук сложила прямоугольник, измеряя на расстоянии его грудную клетку. — Нет, 75 В вам точно будет маловат, возьмите 9 °C.
Он затрясся от смеха. Мои подруги таращились на меня, как будто у меня выросли рога.
— Ладно, моей сестре все-таки этот размер подойдет больше, — объяснил незнакомец, все так же вызывающе улыбаясь. В этот момент у меня в кармане запел мобильный.
— Очень вовремя, — съязвила Николь.
Я поглядела на экран и икнула. К сожалению, и Руби, и этот неизвестный увидели надпись на экране.
— Ричард Косгроув собственной персоной? — незнакомец поднял брови.
— Просто друг, я его сохранила под этим именем, — смущенно отвечала я и взяла трубку.
— Привет, Фелисити! — раздался радостный голос Ричарда в трубке. — А я опять в Лондоне! И в январе приеду надолго. У меня есть билеты на Sunrise Avenue на 25 января. Пойдешь со мной?
— Правда? — заикаясь, отозвалась я.
— Ой, я не вовремя? — всполошился Ричард. — Не можешь говорить?
— Могу, могу! Рада буду тебя снова видеть. Я в очереди в кассу стою в магазине. Двадцать пятого января — прекрасно!
— Бал! — резко напомнила Филлис.
— О, Ричард, прости, двадцать пятого января у нас бал.
— Понимаю. Тогда, может, сегодня? Меня слегка задергали, конечно, я не в лучшей форме, но нескучный вечер обещаю. Давай и Ли с собой возьмем. Сходим опять в дартс поиграем. Или в боулинг.
Для него, очевидно, само собой разумелось, что Фитцмор пойдет с нами. И меня это раздражало.
— Пойдем вдвоем, — тихо предложила я.
Ричард на секунду замялся.
— Но вы же с Ли… Что, уже нет?..
— По-прежнему нет. Ну так как? У меня есть идея.
Условились, что я, как в прошлый раз, зайду за ним в «Ритц». Ричард Косгроув желает меня видеть! Меня! Сердце у меня стучало, как молот, когда я отключила трубку. Только теперь я увидела вокруг себя любопытные лица моих подруг. И незнакомец с голубым бельем якобы для сестры тоже ждал объяснений.
— Фели, кого ты сохранила в телефоне под именем Ричарда Косгроува? — начала расспросы Николь.
Меня бросило в жар. Мне бы придумать какого-нибудь кузена из провинции. Так бы они мне и поверили!
— Ты действительно говорила с Косгроувом? — возопила Филлис и стала подпрыгивать, как мяч. А за ней и Руби. И Николь.
— Хватит скакать и титьками трясти, дурехи! — сказала я. — Вы тут не одни.
Мужчина рядом с нами покраснел. Девчонки резко встали и тоже стали пунцовыми.
— Так ты пойдешь на бал с Ричардом? — пропела Руби. — Наконец-то я с ним познакомлюсь!
— Кошелек доставай, — остановила ее я, — твоя очередь подошла.
Кассирша приняла три платья и стала отцеплять вешалки.
— Звучит многообещающе! — Мужчина позади нас давился от смеха. — Кажется, девушки, которые консультируют мужчин в отделе дамского белья, пользуются большой популярностью. Сегодня вечером ты уже занята, а как насчет следующей недели? Найдется время? Сходим в «Маркс&Спенсер», подыщем мне что-нибудь подходящее.
Что?!
— Я не хожу на свидания с незнакомцами из отдела дамского белья, — проговорила я.
— О, извини, я не представился, — улыбнулся он, — Кайран Дункан.
Он протянул мне руку.
— Фелисити Морган, — представилась я в ответ, пожимая его руку. Странное это было рукопожатие. Очень напоминало прикосновение Леандера и так же слегка ударяло током. — А это Николь Лейврик, Филлис Лассетер и Руби Уайтфорд.
— Рад познакомиться, — отвечал Кайран, кивая моим подругам и снова обращаясь ко мне. — Ну, теперь мы знакомы. Следующая неделя? В пятницу вечером?
— Это была не шутка? — удивилась я.
— Нет, это я серьезно.
— Но вечером «Маркс&Спенсер» закрыт, — напомнила я.
Он рассматривал меня, немного прищуря глаза и улыбаясь.
— Хм, придется придумать другую программу.
Я отвела взгляд и посмотрела в одно из многочисленных зеркал. Я выглядела как всегда: пара лишних килограммов, нечесаные кудри, ни капли макияжа, в обычных скучных джинсах и куртке. Кто-то возник рядом со мной в зеркале.
— A, Bijou, ты еще здесь? Нашла что-нибудь красивое? — Ко мне подошла Фло. И обнаружила Кайрана. Ее брови взлетели до самой челки.
— О-ла-ла! Ах ты, негодница, ты и правда кое-что нашла!
Я снова сделалась такого же томатного цвета, как ее волосы.
— Понадобится причесон — звони. Целую, дорогая. — Она поцеловала меня в обе щеки и исчезла.
Мой вид в зеркале говорил о том, что мне необходимо воспользоваться ее услугами. Меня ангажировали сразу трое роскошных мужчин. Придется ухитриться угодить всем троим.
— На следующей неделе в пятницу я не могу, у меня испытательный вечер в баре. Первая пятница после Рождества устроит?
Он кивнул. Я нацарапала мой мобильный на ценнике.
— Бар «Портерхаус» на Ковент-Гарден знаешь? В восемь? — спросил он.
Я кивнула.
— Отлично. Я до тех пор еще позвоню. Целую, дорогая! — повторил он слова Флоренс и, притянув меня за руку, также поцеловал в обе щеки. Мое лицо запылало еще сильнее.
Не успели мы выйти из отдела, на меня посыпались вопросы.
— Невероятно! — возопила Филлис и снова запрыгала. — У тебя сразу три свидания с тремя такими типами! Как тебе это удалось?
— С кем ты пойдешь на бал? С Ричардом или с этим новым? — лепетала Руби.
— Да ни с тем, ни с другим! — отвечала я. — Я пойду с Ли. Я ему обязана.
— Только поэтому ты пойдешь с ним? Потому что должна ему что-то? Лучше отдай его другим! — язвительно прокомментировала Николь.
Ревнует! Ей-богу, ревнует!
— Нет, Ли мне нравится, — возразила я спокойно.
— Да что ты? И давно? — Николь приперла меня к стене.
Справедливый вопрос. Прежде я демонстрировала только антипатию к новенькому. Но мое отношение изменилось за последние две недели. Он пустил меня в свой дом, помог в сложной ситуации и был так щедр и великодушен.
— И ты пойдешь на встречу с другим за спиной у Фитцмора? — не унималась Николь.
— Оставь ее, Николь, — вступилась Филлис, — последние несколько лет она на школьных балах одиноко подпирала стены. Имеет право теперь оторваться.
— Это правда, — подхватила Руби, — ей всегда приходилось сторожить наши сумки, потому что ее никто не звал танцевать.
Руби была права. Танцевать с негламурным Городом желающих не было.
— Ладно, извини, — Николь стало стыдно, она покраснела и потупилась, — завидую твоей находчивости. Мне бы так. В наши годы внешность уже не самое главное. Не родись красивой, а родись находчивой, в общем. Теперь настало твое время.
— Спасибо, — иронично ответила я, — есть надежда, что я кончу свои дни не за барной стойкой моей матери, а у плиты, пытаясь накормить пятерых сорванцов.
Мои подруги засмеялись.
— Вот об этом я и говорю, — заговорила Николь, — этот тип у кассы так спонтанно попросил у тебя телефон. Ты с Ричардом так же познакомилась?
Я вздохнула. Пришлось рассказать о том волшебном вечере, когда Леандер познакомил меня с Косгроувом.
— Чего ж ты молчала? Рассказала бы давно! — обиделась Филлис.
Я ее понимаю. Никакого разумного объяснения, которое устроило бы моих подруг, у меня не нашлось. Но, во-первых, мне не верилось, что Ричард на самом деле собирается со мной встречаться. А во-вторых, хотелось оставить это счастье для себя одной, без прыгающих и визжащих подружек. Но об этом я умолчала, призналась только, что мы с Ричардом еще раз встречались.
— Ты притащила его в паб твоей матери? — опешила Филлис.
— Это было здорово, — оправдывалась я, — Майк, Стенли и Эд не знают, кто такой Ричард, они с ним трепались как со своим. Обыграли его в карты, сыпали шутками. Ричард был доволен.
— А что вы будете делать сегодня вечером? — полюбопытствовала Руби.
— Придумаем что-нибудь, — уклончиво ответила я. На самом деле я уже кое-что придумала. Но для этого надо было еще уладить один вопрос.

 

— Ли? Если ты дома, открой, пожалуйста! — крикнула я в домофон, звоня в дверь. Дверь заурчала и открылась. Я ввалилась в прихожую.
— Фей, что случилось?
У Ли был такой вид, словно он готов бежать защищать меня от толпы бандитов.
— Ничего не случилось, но мне надо с тобой поговорить, — успокоила я его, прыгая по лестнице наверх через две ступеньки.
У него что-то блеснуло в руке. И исчезло.
— У тебя только что из руки пропал нож? — охнула я.
— Что? Ерунда! — отмахнулся он неуверенно.
— Ты кого-то хотел напугать? — Я обошла его кругом, ища нож в кармане, но его нигде не было.
Он взял меня за плечи и поставил перед собой.
— Ну, говори, что стряслось? Ты меня до инфаркта доведешь!
— Поговорить с тобой надо. Время есть? — Теперь только я обратила внимание, что он одет в одни шорты и майку, небрит и растрепан больше прежнего и вид имеет такой, как будто я выдернула его из кровати.
— Если тебя не смущает, что я небрит, — отвечал он, проследив за моим взглядом.
— Переживу как-нибудь. А вот твои голые ноги меня раздражают.
— Пошли. — Он сверкнул глазами. — Иди первая, тогда мои голые ноги не будут маячить у тебя перед глазами.
— Какой-то новый оттенок в голосе! — смутилась я и пошла перед ним по коридору.
— Тебе померещилось, — ухмыльнулся хозяин.
От него исходил все тот же аромат. И хотя он только что встал с кровати, а может быть, именно из-за этого, запах этот был сильнее обычного.
— Где ты пропадал всю неделю?
В его комнате было темно. Я распахнула ставни и зажмурилась. Солнце ярко залило помещение.
— Отцу помогал. Мы ездили на континент. Только сегодня рано утром вернулись. И здесь были дела. Я часа два назад только спать лег.
Опять наследство? Он уютно устроился на софе. Так уютно и так сексапильно, что мне пришлось призвать на помощь всю мою волю и вспомнить, что мы всего лишь друзья. Да, только приятели.
— Ну, так что случилось-то? — Он зевнул, даже челюсть щелкнула.
— Я должна тебе кое в чем признаться, — с трудом выговорила я. Странно, а мне казалось, что мне будет легко, мы ведь просто дружим. Значит, так, сейчас мне придется ему объявить, что сегодня вечером я встречаюсь с Ричардом, через две недели — с Кайраном, а на бал иду с ним, с Ли. Лучше я сама ему все расскажу, чем если он узнает это от Руби или Николь.
— Ну, рассказывай! — Ли нахмурился и выпрямился.
— Ну как тебе сказать. Кое-что все-таки случилось.
— Фей, не терзай ты меня! Говори уже!
— Ричард звонил. Он снова в Лондоне, и у нас сегодня вечером свидание.
Ли пристально поглядел на меня.
— Хорошо. Мило с его стороны. Привет ему от меня.
— Да, и еще мы с Николь, Филлис и Руби были в магазине, они покупали платья для бала. И купили очень красивые. У Руби мятно-зеленое, она в нем как нимфа…
— Фей, давай по делу.
— Ладно, ладно. В общем, у кассы мы познакомились с одним типом. Он сам с нами заговорил… Со мной то есть. И пригласил меня на свидание после Рождества. Я только хотела, чтобы ты знал.
Ли пялился на меня довольно тупо, как будто забыл, что дважды два будет четыре.
— Я хотела тебе сказать, что сегодня встречаюсь с Ричардом, а через две недели — с тем типом из отдела дамского белья.
Ли слегка потряс головой.
— И зачем ты мне это говоришь?
Обиделся? Нет? Не поймешь его!
Я набрала в легкие побольше воздуха и выдала:
— Не хочу, чтобы ты узнал от других на балу, с кем еще я встречаюсь. Я хотела сказать тебе это лично.
Пара мучительных секунд прошла в молчании. Наконец Ли взглянул на меня и произнес:
— На балу?
— Ну да, на рождественском балу!
И тут меня как ударило: я так долго тянула с ответом! Что, если Ли уже пригласил другую девушку?
— Но если ты хотел бы пригласить другую, я все пойму, — тут же ляпнула я.
— Фей! — перебил меня Фитцмор весьма жестко. — Я никого другого не приглашал. Просто хочу определенности: значит, ты все-таки идешь на бал со мной?
Я кивнула.
— Почему?
— Как почему?
— Да, почему ты вдруг передумала?
— Вообще-то, я не передумывала, — промямлила я, — уж если идти на бал, то с тобой.
Он зажмурился, как будто не верил.
— Хотя ты прав. Передумала. Я не хотела идти с тобой на бал, потому что выгляжу рядом с тобой по-дурацки.
Ли вытаращил глаза.
— Но сегодня я встретила Флоренс, парикмахершу, или стилиста причесок, не знаю, как правильно. А, не важно. Кстати, она просила, чтобы ты ей позвонил. Ей нужна модель для показа мод. Вот ее визитка. И вот она мне еще что подарила. — И я протянула ему и карточку Фло, и нашу с ним фотографию.
На визитку он даже не взглянул, только бросил на софу. Но в фото, застыв, так и впился глазами. Потом перевел взгляд на меня — и этот взгляд почти обжигал.
— Ты восхитительна на этом снимке, Фей, — тихо и хрипло проговорил он.
— Я бы надела это платье еще раз, если ты не возражаешь. Оно слишком роскошно, чтобы надеть его только один раз.
Он улыбнулся так лучезарно, что я едва ни зажмурилась.
— Да, платье потрясающее, — согласился Ли.
— Я правда хочу пойти на бал с тобой, Ли. Да, Ричард и сегодня звал тебя к нам присоединиться.
— Нет, — он затряс головой, — сегодня вечером я не могу. Скажи, у тебя еще одно свидание?
Я кивнула.
— С каким-то совершенно незнакомым типом из отдела дамского белья?
Я опять кивнула.
— Он покупал белье для сестры. Ему оно было бы мало. У него слишком широкая грудная клетка и плечищи вот такие!
Невольно я взглянула на плечи Ли и его торс, прикрытый майкой. У него тоже и то и другое было довольно объемно. И, наверное, тщательно выбрито. Я тут же устыдилась своих мыслей и покраснела. А он поглядел на меня весело, подмигнул, как будто прочитал мои мысли. И я покраснела еще больше.
— О чем думаешь, Фей? — В голосе его дрожал смех.
— Сам скажи, если угадал, — ответила я.
Он нагнулся ко мне и посмотрел прямо в глаза. Я должна была о чем-нибудь подумать, но мне ничего не приходило в голову. О чем я думала только что? Ах да, о его торсе. Я тут же снова смутилась и запела про себя песенку «Маленький паучок».
Ли удивился и рассмеялся.
— Ну? — спросила я.
— Извини, ты, кажется, напеваешь какую-то ерунду, чтобы сбить меня с толку.
Ах ты! Ладно, это еще ничего не доказывает. Люди часто напевают, когда смущены. Вероятно, он просто надо мной смеется.
Ли поднялся с дивана и потянулся.
— Хочешь чаю? Я быстро в душ, и пойдем чаи гонять. — И он стянул с себя майку.
Вот черт! Торс у него был исключительно накачан и совершенно гладок.
— Э… э… — я глотнула, — я лучше пойду. Мне надо еще… это… что-то снять с себя… Тьфу! Имею в виду, переодеться к свиданию с Ричардом. И мне нужен телефон Флоренс…
Он стоял прямо передо мной, не двигаясь с места. Мне пришлось дотянуться до визитки на софе так близко от него. Как он пах!
— Ты нарочно? — спросила я, поднимая на него взгляд.
Он стоял так близко. От него веяло теплом. Я чувствовала его дыхание на своем лице.
— Что? — переспросил он.
— Меня смущаешь. У меня мысли путаются, когда ты так близко подходишь.
Я заметила, как у него напряглись мускулы на груди и руках, как он сжал ладони в кулаки, как будто ему пришлось делать над собой усилие, чтобы меня не обнять.
— Я кое-чего не понял. Ты долго думала, идти ли со мной на бал, но, ни минуты не сомневаясь, приняла приглашение на свидание какого-то незнакомца?
Я сглотнула. Конечно, я сомневалась. И на свидание пошла бы не одна, а с моими друзьями. Ли прищурился. Я нащупала визитку и резко отступила на шаг назад. При этом я заметила на софе нож. Или скорее кинжал.
— Так ты все-таки был вооружен! — выдохнула я, забыв о всяком смущении.
Лицо хозяина мгновенно из просветленного превратилось в пресно-трезвое, а кинжал бесследно исчез.
На меня тут же нахлынули прежние сомнения. Я оказалась в обществе молодого богоподобного человека, который, как игрушками, жонглировал кинжалами. И сейчас он наполовину голый. Все, я пошла!
— Мне пора. — Я бросилась на лестницу. Позади прозвучало тихое проклятие.
— Фей, подожди!
Он догнал меня на лестнице и поймал за руку. Меня тряхнуло, и Ли меня тут же отпустил. Я посмотрела ему в лицо.
— Я не хотел тебя пугать, — вздохнул он, — извини. Я никогда не причиню тебе вреда, поверь мне.
Разве нормальный человек станет отпирать дверь своего дома, вооружившись кинжалом?
— Это привычка, когда я дома один. Глупо, понимаю, но мне так спокойнее, — ответил Ли.
Я остолбенела от изумления.
До него дошло, что он только что отмочил, и он тихо выругался.
Я не на шутку испугалась.
— Фей, пожалуйста, не бойся меня! Не уходи, я тебе все объясню!
Я замотала головой и попятилась. Оступилась на ступеньке и уже летела вниз, но Ли подхватил меня и прижал к себе. Опять мне в нос ударил этот его удивительный запах, но страх накатил с новой силой.
— Не бойся меня, Фей, — зашептал он мне на ухо, — я тебе никогда ничего дурного не сделаю. Я всегда буду тебя защитить. Пожалуйста, не уходи!
— Пусти! — выдохнула я в ответ.
— Пожалуйста! — настаивал он.
— Я не могу, мне надо идти, — сопротивлялась я, — мне надо позвонить Флоренс, чтобы она проконсультировала меня с прической.
— Давай пригласим ее сюда. Она же все равно хотела меня видеть, — предложил Ли, слегка отстраняясь и заглядывая мне в глаза. И мне совсем не понравилось то, что он в них прочитал. — Я позвоню Фло. Пожалуйста, иди наверх.
В старинном доме наверняка имеется темный подвал, он же темница.
— Фей, это безумие. Пожалуйста! Я тебе клянусь, я тебя не трону. Давай я тебе все объясню, хорошо?
Если бы он захотел что-нибудь со мной сделать, давно бы сделал, у него на это было две недели. Я горько вздохнула и осталась. Он благодарно улыбнулся и за руку повел меня в свои покои.
— Мне просто любопытно: если я сейчас задумаю удрать, ты успеешь прочитать мои мысли и меня остановишь?
Он, закусив губу, усадил меня на диван и вымученно улыбнулся.
— Я могу читать мысли, только когда смотрю человеку прямо в глаза.
— Значит, правда можешь?
Он кивнул.
— Значит, ты правда слышал, как я пою?
— Да.
— И вся эта комедия с майкой? — Я зажмурилась от стыда. Господи, как стыдно! Рядом со мной скрипнула софа, Ли обнял меня за плечи.
— Извини меня, Фей. — Он наклонился ко мне совсем близко. — Я просто хотел произвести впечатление.
— Я тебе никогда больше в глаза взглянуть не смогу, — всхлипнула я, закрывая лицо руками.
— Да что ты, не надо. Я тебе обещаю, я это выключу, насколько смогу. Посмотри на меня, пожалуйста.
Я медленно открыла лицо и совсем рядом увидела его глаза. Он казался по-настоящему расстроенным.
— И давно ты умеешь читать мысли?
— Всегда умел, — он пожал плечами, — только не у всех.
— Значит, ты знаешь, как я о тебе думала поначалу?
Он глубоко вздохнул и кивнул:
— И это было совсем не то, к чему я привык.
— Могу себе представить, — пробормотала я. — Объясни мне фокус с кинжалом.
— Откуда ты знаешь, что это был кинжал, а не обыкновенный кухонный нож? — сощурился Фитцмор.
— Покажи-ка мне этот кухонный нож! — потребовала я.
Он изобразил на лице страдание.
— О нет, Фей!
Но потом вздохнул и протянул руку к стопке газет у себя за спиной на письменном столе.
Это было оружие филигранной работы с лезвием длиной приблизительно сантиметров двадцать из очень темного металла. Но не из нержавейки. Рукоятка состояла из металлических сплетений, как будто несколько тонких витых шнуров взяли и заплели в косички. У родителей Руби такими жгутами стянуты тяжелые бархатные гардины. Только этот кинжал был гораздо тоньше, изящней, легче, как будто специально для тонких пальцев Ли. Гравировка на клинке и драгоценный камень на конце рукоятки. Синий, как глаза его обладателя. Настоящее произведение искусства, такую вещь должен был выковать кузнец-ювелир. Идеальное оружие для Ли. Но страх мой от этого не уменьшился.
— Только не рассказывай мне, что ты таким клинком режешь ветчину на Рождество.
— Фей, ты неподражаема! — засмеялся Ли.
— Когда ты раскроешь мне свою тайну? — спросила я в упор.
— Скоро, — его лицо стало серьезным, — только не бойся меня.
— Не знаю, не знаю. Ты такой странный. Что ты еще умеешь, кроме как читать мысли?
— О чем ты?
— Ты общаешься с людьми, как будто вы сто лет знакомы. — Я вспомнила Йона, Фло и Ричарда.
— Нет, Фей. С Йоном я познакомился на одной премьере, — объяснил Ли. — Ричард сказал правду. Я действительно жил два года в Америке и учился с ним в одной школе. Фло родом из Техаса, работала у Ричарда гримером.
— Опять читаешь мои мысли! — упрекнула я.
— Извини. Но ты очень громко думала, — он криво улыбнулся.
Знает ли он, как он сексапилен?
— Правда? Сексапилен? Не знал.
Я застонала и снова закрыла лицо руками.
— Позвони Фло, пусть приедет сюда. Я приму душ и соображу что-нибудь поесть.
Ли порылся в шкафу в поисках чистой одежды.
— Ты с самого начала читал мои мысли? — все еще сомневалась я.
— Когда ты смотрела мне в глаза — да, читал.
Какой стыд! Интересно, поможет ли шапка из фольги?
— Не поможет, — ухмыльнулся Ли. — Я в душ.
— Так когда ты расскажешь мне свой секрет? — спросила я, вылавливая из кармана мобильный.
— Скоро расскажу, обещаю. Только не сейчас. — И он исчез на лестнице.
Пришлось довольствоваться этим неопределенным обещанием. Но успокоить меня он, конечно, не успокоил. Разве можно чувствовать себя вольготно рядом с человеком, которым читает твои мысли?
Флоренс явилась немедленно, не дожидаясь приглашения, уселась к нам за обеденный стол и закурила.
— Здесь нельзя курить, — строго произнес хозяин.
— Я не думала, что вы живете вместе. — Фло проигнорировала его замечание.
Ли отнял у нее сигарету и бросил в камин.
— Английские ханжи! — скривила рот Фло. — Пиво — отстой, еда — помои, приличного кофе не найдешь. Что за страна! Тьфу!
— Я готов быть твоей моделью, но я тебя кое о чем за это попрошу, — заявил Ли, подняв брови.
— Да пожалуйста! — бросила Фло и обратилась ко мне: — Ну, милая, что ты наденешь сегодня?
Вот черт! Я об этом еще не думала! Да и надеть-то особенно нечего!
— Джинсы, майку и жилетку, — промямлила я.
— Да ты что! — Фло взвилась на дыбы, как лошадь. — Где я нахожусь? На дешевой барахолке? Ли, купи ей что-нибудь!
Ничего себе! Я иду на свидание с одним, а туалет мне будет покупать другой! Удобно же я устроилась! Я с издевательской ухмылкой поглядела на Ли. Он покорно вздохнул:
— Ладно, не проблема. Начинайте. Фло знает, где что.
Знает? Что знает? И давно ли?
Флоренс пристально посмотрела на меня. Ли исчез, внизу хлопнула дверь.
— Знаешь, милая, я долго жила во Франции, но ваши отношения даже для меня загадка.

 

Не успела я опомниться, как уже смотрела на себя в зеркало с удовольствием.
— Фло, ты богиня. Ли, спасибо! Сама бы я в жизни такого не надела, но выглядит здорово.
Флоренс была довольна своей работой. Она немного подстригла меня, придав волосам форму. Чуть-чуть, не слишком, потому как Ли, оказывается, не любит коротких волос, как выяснилось и неоднократно было подчеркнуто. Помыла, высушила феном и слегка начесала. И надавала мне кучу советов, как ухаживать за прической дома самой. Я и половины не запомнила. Ли притащил из «Хэрродс» три объемных мешка. Это были новенькие джинсы трубочкой, модный блузон темно-лилового цвета, черная кожаная курточка с высокой талией и черные же сапоги на высоких каблуках. Он даже об украшениях позаботился: бусы, браслет и сережки, все в тон и в том же стиле.
— Ух ты! Откуда ты знал, что мне это пойдет? — Я поворачивалась перед огромным зеркалом.
— Я представил, в чем бы я хотел тебя видеть.
— Смело! Фигура-то у меня далеко не идеальная.
— У тебя она хоть есть, фигура. У Страттон вообще нет никакой.
— Тогда я бы хотела иметь эту никакую фигуру, как у нее, — вздохнула я, представляя себе тонкую талию и длиннющие ноги Фелисити Страттон.
— Фу! — фыркнула Фло. — Ты женщина с характером, личность. Это не всякой дано!
Я улыбнулась ей с благодарностью. Ее прическа и макияж делали меня как будто выше ростом и даже стройнее.
Но Ли был почему-то мрачен. Неужели ревнует?
— Ревнуешь? — шепотом спросила я, пока Флоренс собирала свой чемоданчик.
— Волнуюсь за тебя. Тебе следует быть осторожной и вести себя сдержанно.
— Так сказала бы моя мать.
Он посмотрел мне в глаза. Мысли читать пытается! Я быстро отвернулась. Мне снова стало жутковато. А ведь я почти забыла о том, что он может быть страшен.
— Я должна дать тебе обещание ровно в одиннадцать быть дома и не делать глупостей?
— Могла бы и пообещать.
— Обещаю, только если ты откроешь мне твой секрет.
Ли сжал губы.
— Веселого вечера. В меру веселого.
Кто бы говорил! А сам целовался с Фелисити Страттон через две минуты после знакомства!
Назад: БЕРКЛИ-СКВЕР
Дальше: НОЧЬЮ В ЛОНДОНЕ