Книга: Указанная пророчеством
Назад: ФЕЛИСИТИ. ПРЕДАТЕЛЬСТВО
Дальше: МУЖЧИНЫ В ДАМСКОМ ОТДЕЛЕ

БЕРКЛИ-СКВЕР

— Вы что, пришли вместе? — Филлис пристала ко мне в туалете на переменке.
Кому другому я бы соврала, но не Филлис. Я кивнула и рассказала о выходке моей маман. Филлис только руками всплеснула. Хорошо, когда друзья о тебе так беспокоятся.
— Переезжай ко мне, — предложила она, — будешь жить в комнате Веры.
— Разве твоя мама не устроила там ателье? — осторожно осведомилась я.
— Устроила, но по такому случаю подвинется, — уверенно заявила Филлис.
Для нее это само собой разумелось, и я приняла бы ее предложение, но…
— Пусть у твоей матери будет там мастерская, Филлис. Мне сейчас есть где пожить. У Ли огромный дом, в моем распоряжении целая гостевая.
Филлис прищурилась:
— Если бы я не знала тебя так хорошо, я бы подумала, что ты уцепилась за его приглашение, потому что имеешь на него виды. — Она испытующе посмотрела мне в лицо. — Но если ты по-прежнему Фелисити Морган, которая до сих пор бегала от этого профитроля с кремом, я всего лишь слегка удивлена.
— Я сама себе удивляюсь, — смущенно улыбнулась я, — но он в доме один, отец все время в разъездах. И никому не приходится сворачивать и запихивать в чулан свое ателье.
Филлис не стала настаивать на дальнейших объяснениях. Она и вправду слишком хорошо меня знала.
Чудно, конечно, было после школы идти не к себе, а к Фитцмору, да еще с ним вместе. Для меня это был новый опыт — провести с кем-нибудь целый день вместе. После школы мы зашли в маленький магазинчик, и Ли купил на ужин пару стейков. И это означало, что его отца снова нет дома. Мы вместе приготовили ужин, вместе сделали уроки и вечером немного посмотрели телевизор. И, засыпая у себя в гостиной, я думала, что как-то так и представляла себе свое будущее. Хотя ведь все это временно и скоро кончится. Через пару дней мне придется вернуться домой.
Мы бегали с Ли и Джейденом в Гайд-парке.
— Твоя мать не возражает, что ты живешь у него? — пропыхтел Джейден.
— Она ничего не говорит по этому поводу, — проговорил вдруг Леандер резким тоном, какого я у него раньше не слышала.
Джейден встал как вкопанный. И мы с Ли тоже остановились.
— Она что, тебя даже не искала? — не поверил Джейден.
— Даже ни одного эсэмэс не прислала, чтобы узнать, где ее дочь, — ядовито бросил Ли, — жива ли она вообще, не плавает ли в Темзе, не заперта ли в темном подвале. Миссис Морган это не волнует!
Не думала, что Ли так оскорбит невнимание моей матери. Я-то уже привыкла. Мать уже много лет беспокоилась только о своем пабе. Уж точно больше, чем о своих детях.
— Да, естественно было бы ожидать, что она все-таки будет по тебе скучать. — Джейден уперся руками в колени, тяжело дыша.
Что и говорить, эти пробежки дорого ему стоили. Но он был упорен. Молодец!
— Где еще она сейчас найдет бесплатную рабочую силу? — злился Ли. — Уж точно не в Лондоне.
— Все, закрыли тему! — строго сказала я.
Ли и Джейден переглянулись. Типичная невербальная коммуникация между мальчишками. Но тему сменили.
— Дальше-то побежим или что? — поинтересовалась я.
Они кивнули, и мы потрусили дальше.
И тут я увидела его.
Он стоял у памятника принцу Альберту и подмигивал мне. Я резко остановилась. Джейден и Ли, все еще в молчании после неприятного разговора, моментально это заметили и тоже встали.
— Сити, ты что? — застонал Джейден. — Обиделась, что ли? Но я же всего лишь правду сказал!
Фитцмор посмотрел туда же, куда и я. Видел ли он его, как видела я, не знаю, ибо явление исчезло. Вот так запросто. Был, да сплыл! Так появляются и снова растворяются в воздухе волшебники вроде Гарри Поттера. Только этот исчез беззвучно. Я обернулась к Ли. Он рассматривал меня со странным выражением лица.
— Я сюда бегать пришел, а не зависать без дела, — объявил Джейден и потрюхал дальше.
Я поплелась вслед за ним.
Не будь я в таком изумлении и растерянности, я бы тогда поняла, что это меня кто-то предостерегал от того, что случилось потом.
Утром меня что-то разбудило. Я медленно и туго очнулась ото сна и поняла, что что-то не так. Голоса. Тихие-тихие. В доме кто-то шептался! Ну и что же? Дом не пустой, почему не могут звучать голоса? Ли дома, наверное, его отец вернулся. Разговаривают. Ужасно любопытно! Похож ли Ли на своего родителя? И каков из себя мужчина, у которого такой красивый, породистый отпрыск? Я вылезла из-под одеяла и приоткрыла дверь. Коридор был пуст и темен, но шепот не смолкал. И голосов было точно больше, чем два. Может, это еще и очаровательный кузен, о котором рассказывал Ли? С лестницы был виден какой-то странный зеленоватый свет. Рождественские гирлянды, что ли? Да нет! Окна там нет, а дом Ли еще ничем не украшал. Я выскользнула в коридор.
Шепот точно доносился оттуда же, где горел зеленый свет. Уж не воры ли? Кому надо, сразу заметили бы, что молодой человек живет один в большом доме. Легкая добыча. И какая желанная: дом набит антиквариатом и предметами искусства!
Голоса стали чуть громче. Но ни слова не разобрать. То ли гэльский, то ли валлийский, не знаю ни того ни другого. Зеленоватое свечение было неярким, затуманенным. Что мы имеем? Вариант А: в дом проникли воры, валлийцы, ирландцы или шотландцы. Вариант Б: неупокоенный дух прежнего владельца дома жалуется там, на лестнице, на свою неудавшуюся жизнь после жизни. Вариант В: Фитцмор-старший вернулся не один, с ним — дама, валлийка, шотландка или ирландка. Наконец, вариант Г: черт его знает, что это такое! Уж и не знаю, что еще придумать!
Ни один из вариантов не желателен. Но увидеть хозяина дома хотелось ужасно. Сердце у меня заколотилось так, что заглушало шепот. Я стала дышать глубже, чтобы успокоиться. И выглянула на лестницу. Никого. Ни души. Только зеленый свет. Я перегнулась через перила. Свечение шло, кажется, из стены. С чего это стене излучать зеленое свечение? И тут я поняла, откуда и свет, и шепот: в ночи, когда не горела тяжелая люстра под потолком, под защитой гардин зеленого бархата, на стене в музейной массивной барочной раме ожила картина с фавнами и эльфами! Эльфы изъяснялись между собой на этом странном языке, перелетая с места на место на своих стрекозьих крылышках!
Соберись, Фелисити! Не падай! Картина ожила! Ничего! Видимо, бывает!
Хлопнула дверь.
— Фей, это ты?
— Я еще не оделась!
— Ладно, жду тебя на кухне.
Надо же! Посмотреть на нас со стороны, мы похожи на брата и сестру или на давно женатых супругов!
На кухне Ли уже пил кофе и читал газету. Да, совсем как давно женатые супруги, подумалось мне опять.
— Доброе утро, — улыбнулся он, — кофе хочешь?
— Не вставай, я сама налью.
Ему, очевидно, нравилось наше внезапное сожительство. Весьма вероятно, он был гораздо более одинок, чем я предполагала. У меня-то хоть мать была жива. Я жила у него уже неделю, а его родитель ни разу не напомнил о себе, как и моя маман. По выходным мы с матерью обычно завтракали вместе. Тогда было время хоть поговорить друг с другом, на неделе это было совсем нереально.
— Можешь дать мне страничку вакансий? — попросила я, садясь рядом за стол с чашкой кофе и намазывая тост джемом.
— Ты же не собираешься бросать колледж! — всполошился Ли.
— Нет. Но мне нужна работа, чтобы заработать денег на университет. Я не хочу больше пахать на мою маман. Не потому, что она мне не платит, а потому, что предала меня. Попроси она у меня денег на черный день, я бы не отказала, дала бы. Но она меня обманула и обокрала.
Все, я высказалась! Теперь меня не нервирует ни тиканье старинных часов, ни шум транспорта. Ли зашуршал страницами и передал мне две полосы «Таймс». Ну и улыбнулся, конечно, снова.
— Ищут официантов для «Старого Маркиза». Что думаешь?
Нужна я им! «Старый Маркиз» — самая популярная лондонская пивная прямо на Ковент-Гарден. Туда берут на работу молодых, красивых, высоких, стройных, с юмором и шармом. Но не стоит расстраивать Ли.
— Можно сходить на собеседование, — согласилась я.
— Какие у тебя планы на сегодня? — осведомился Ли после первой чашки кофе и сэндвича.
— Собиралась поискать работу. — Я откусила кусок тоста и пожала плечами.
Хозяин кивнул.
— Только сначала помогу тебе с уборкой, — решила я.
— Зачем еще? — ухмыльнулся он.
— Хочу тебя хоть чем-то отблагодарить. Я же у тебя живу.
— А что ты собираешься убирать? В доме и так полный порядок.
Ну как же, а вот засохшие крошки на столе! Но где же они? Только что были здесь, и вот их уже нет! Странно, я же их видела.

 

Уже дня три я искала место. Обошла кучу баров, в большинстве мне отказали, как я и думала. Лишь в последнем предложили испытательный срок — три дня работы. Мне бы теперь уснуть как каменной. Но не тут-то было! Как только часы на Беркли-Сквер пробили полночь, я проснулась. Где я и почему, я уже знала. Но отчего проснулась? Сон. Да, я видела сон. Страшный сон.
Что же я видела? Да непонятно что! Вот я стою на какой-то пустоши на берегу моря в Третеви, в Корнуолле, где я родилась. Вижу вдали утесы и скалы Тинтажеля. Плету венок из цветов. Всегда любила плести венки. Что это летит над скалами? Дельтаплан? Не могу понять! Хочу побежать вверх на скалу, посмотреть, не случилось ли чего, и вот он снова! Похож на крыло летающего ящера. И вдруг этот ужасный рык!
В этот момент я открыла глаза. Рычание не смолкало. Это рычал мой желудок! Рычал от голода! С самого утра ничего не ела, а до завтрака не дотяну, если не поем. От голода меня уже просто мутило. Я включила ночник на столике у кровати и пошла к двери. Надеюсь, Ли я не разбужу. У него слух как у летучей мыши.
Стоило мне открыть дверь, как стало ясно, что не спится не только мне. В коридоре снова кто-то разговаривал. Я сама себя ущипнула за руку, чтобы удостовериться, что не сплю. Ай, больно! Не сплю! Ни капли! На коже остались глубокие синеватые следы от моих ногтей. Приглушенные голоса доносились с лестницы. Мужской голос к кому-то обращался. И довольно энергично при этом.
— …действовать. Времени почти нет. Калам что-то затевает! — прошипел один голос.
— Он завалил все задание! — глухо отвечал другой, очень низкий.
— Согласен, выглядит она… — вмешался третий.
Разобрать было трудно. Я придвинулась поближе.
— Если верить древним сагам, я ожидал большего, — вздохнул еще один собеседник.
— Мы все ожидали большего, — отозвался шипящий.
— Может, это и не она вовсе. Может, мы перепутали, — опять вздохнул другой.
— Тогда у нас проблема, — пророкотал бас, — времени почти не осталось. Жаль, что саги…
Видимо, он отвернулся: дальше я ничего не смогла расслышать. Я подкралась поближе. Старый деревянный пол заскрипел, как ржавая дверная петля. Я в ужасе спряталась за комод, ожидая каждую секунду, что эти трое меня обнаружат. Не знаю, сколько я там простояла, ни никто меня не нашел. Сердце у меня колотилось так, что я ничего не могла услышать. Голоса смолкли. Ни звука, ни вздоха. Только тиканье старых напольных часов в конце коридора.
Я осторожно выглянула и скользнула еще пару шагов. И еще. У лестницы я прижалась к стене и еще раз прислушалась. Заглянула за угол. Ничего. Лестница была пуста. Матовый зеленый свет струился из стены справа. Из эльфийской картины. Я заметила какое-то движение. Жирный паук выполз из картины и перебрался через раму. Тут я уже не выдержала и завопила.
Меня тут же кто-то схватил. Я наугад попробовала двинуть локтем. Но знакомый голос привел меня в чувство.
— Успокойся, Фей, — говорил Ли. — Тихо, тихо. Я здесь. Все хорошо.
Я только смогла ткнуть пальцем в паука на стене. Тот карабкался вверх по обоям.
— О, извини. В старых домах такие часто живут. Постараюсь от них избавиться.
— Плевать на паука! — кричала я. — Но он выполз из картины!
Я точно увидела испуг на лице Ли. Он дико воззрился на стену, но тут же взял себя в руки.
— Он просто переполз через полотно, Фелисити, — произнес Фитцмор.
Я бешено сверкнула на него глазами:
— Не рассказывай мне! Он выбрался именно из-под этого листа. Нарисованного листа! Он там сидел!
Ли снисходительно улыбнулся и облокотился на перила.
— Фелисити, что ты, этого не может быть.
— Сама знаю, что не может. Но это случилось!
Еще немного, и у меня начнется истерика! Я видела!
Видела то, во что невозможно поверить! Ли был спокоен как камень. Я зажмурилась и несколько раз глубоко вдохнула.
— Я есть хочу, — и подняла глаза на невозмутимого хозяина, — найдется что-нибудь?
Я поглощала третий сэндвич, Ли смотрел на меня, не отрываясь.
— Еще чего-нибудь хочешь? Чая? Валерьянки?
— Сигарету, виски и опиум! — огрызнулась я.
— Нет, правда, Фей, — засмеялся он, — ну и юмор у тебя!
Я пожала плечами и положила в рот последний кусок. Мне стало лучше. И теперь я сама уже сомневалась, что видела это наяву. Я поблагодарила, выпила воды и зевнула. Пока я ела, мы ни слова больше не сказали о происшествии с пауком. Я так оголодала, что меня занимали только сэндвичи. Теперь, когда я поела, разум снова вернулся ко мне. Леандер сидел напротив, облокотившись на спинку стула, закинув ногу на ногу. На нем была футболка и боксерские шорты. Красив, как бог. Фелисити Страттон, мне тебя даже жалко!
— Все, я устала. — Я снова зевнула и встала.
— Оставь все как есть. Я уберу. Иди спать, — произнес Ли, не двигаясь с места.
— Ни в коем случае, — и я тут же вымыла за собой посуду и убрала продукты в холодильник, — спасибо еще раз.
— Не за что. Это всего лишь дурацкий сэндвич, — отмахнулся хозяин.
— Я не только о сэндвичах, и ты знаешь, что я имею в виду, — уточнила я довольно резко и еще раз наудачу добавила: — Надеюсь, твой отец не против.
Ли встал и потянулся. Страттон сейчас упала бы в обморок.
— Мой отец бывает дома еще реже, чем твоя мать. И я уверен, он был бы от тебя в восторге.
Еще бы! В отличие от прочих подружек его сексапильного отпрыска, я сплю в гостевой и не лезу к этому отпрыску в кровать.
— Он еще никогда не видел ни одной моей подруги, — вдруг заявил Ли.
— Может, он думает, что ты не по женской части?
— Да нет. — Ли вымученно засмеялся. — Иди спать. Уже поздно.
Он подтолкнул меня к выходу, но я замешкалась на пороге.
— Что такое? — Он нахмурился. — Я тоже иду спать, честное слово.
— Я не об этом, — фыркнула я, — как ты думаешь, паук еще сидит на стене? Я его опасаюсь.

 

Спустя две недели я смогла заставить себя перешагнуть порог нашей мансарды под крышей. Мать сделала вид, будто ничего не произошло. Она встретила меня из школы своей обычной снисходительной улыбкой, дежурно чмокнула и ушла в паб.
Фитцмор-старший за все это время так и не появился. В доме не нашлось даже ни одной его фотографии. Голосов больше не было, картина оставалась безжизненной, паук исчез. И все-таки я почти с радостью снова оказалась дома.
Ли расстроился. Хотя виду не подавал. В школе по-прежнему слегка флиртовал со мной, как и прежде, как будто не было этих двух недель под одной крышей. Часто приходил в школу небритым и с тенями вокруг глаз, словно после бессонной ночи. Я знала, чувствовала, что он огорчен моим отъездом. Откуда знала? Понятия не имею.
Отвозя меня домой, он еще раз попросил пойти с ним на рождественский бал. Я же попросила время подумать.
— Ждешь, что Ричард вернется? — вдруг неожиданно горько воскликнул он.
— Нет, не жду. Просто может статься, что мне придется работать в вечер бала. Я же ищу работу.
— Ах, вот оно что. Ну тогда ладно. Удачи тебе.
— Спасибо, Ли, еще раз спасибо за все. — И я поцеловала его в щеку.
Странное это произвело на него действие. Он удивился, как будто не мог понять, что это я такое сделала и зачем. Вид у него был ошарашенный. Видимо, я слишком много себе позволила. Ну извините, я просто хотела поблагодарить. Я закусила губу и быстро вышла из машины.
Назад: ФЕЛИСИТИ. ПРЕДАТЕЛЬСТВО
Дальше: МУЖЧИНЫ В ДАМСКОМ ОТДЕЛЕ