Книга: Указанная пророчеством
Назад: ЗА ЧАШКОЙ КОФЕ
Дальше: У КОРИ

ПАРИ

Я в кои-то веки не опоздала. Пришла вовремя.
В среду утром я вошла в кабинет химии, и Кори втиснул мне в ладонь записку. Сегодняшнее задание было следующим: сделать так, чтобы мисс Блэк произнесла слова «оральный секс». У меня челюсть отвисла.
— Что? Снова эта игра? — с любопытством спросил Ли.
Я передала ему записку. При этом я заметила, что он так же избегает ко мне прикасаться, как и я к нему. Он прочитал записку и легко усмехнулся.
Мисс Блэк вошла в класс и начала урок.
— Какова награда? — прошептал у меня над ухом мой сосед.
— Что?
— Если я выполню это задание, что мне будет?
— Не выполнишь, — отвечала я шепотом, — никто не выполнит. — И я кивнула на доску, где наша химичка выводила формулу выпадения в осадок сульфата бария.
Она носила шотландский килт, как горцы, до колен, и серые гетры, белую блузу, заколотую на горле брошью, и сверху — вязаную жилетку. Матрона, как есть матрона! Старая дева! Никто в школе никогда не слышал, чтобы у мисс Блэк был когда-нибудь «спутник жизни». Если в ее годы преподавали в школе этику и психологию семейной жизни, где рассказывали о том, что такое секс, то она, надо думать, такие уроки прогуливала. Единственное, что она вообще прогуляла в своей жизни, наверное.
— Она не биологичка, та о сексе точно хоть что-то да знает, а эта… — объяснила я Ли.
Сосед самоуверенно ухмыльнулся.
— Так что я получу, если выполню задание? — настойчиво повторил он.
— Я тебе мороженое куплю, — предложила я.
— Мало. Сама говоришь, задание трудное. Мне нужен стимул посерьезней.
Чего же еще? Уж не хочет ли он, чтобы я пришла в школу в одном нижнем белье?
— Ты меня отведешь в паб твоей матери, — заявил Ли.
— ЧТО?!!
На мой возглас все обернулись, включая мисс Блэк.
— Мисс Морган, вам что-то непонятно?
Я переводила взгляд с химички на соседа и обратно. Он же небрежно откинулся на спинку стула и снова улыбался.
— Согласна, — процедила я сквозь зубы и обратилась к мисс Блэк. — Мистер Фитцмор только что заявил, что этот тезис кажется ему нелогичным.
Ли прищурился.
— Вы утверждаете, мистер Фитцмор, — обратилась к нему химичка, — что вы знаете о радии больше, чем Мари Кюри? — И очки в роговой оправе запрыгали у нее на носу от возмущения.
Ли даже не выпрямился, он еще сильнее облокотился на спинку стула и преспокойно ответил:
— Право же, мисс Блэк, Мари Кюри жила сто лет назад. С тех пор человечество все-таки хоть сколько-то продвинулось в развитии. В ее время автомобили были мощностью не больше трех лошадиных сил, а сегодня есть моторы больше шести сотен лошадей. Тогда миллионы умерли от испанского гриппа, а сегодня его лечат двумя антибиотиками. С тех пор придумали суп в пакетиках, химчистку, презервативы с разным вкусом и запахом… — В классе захихикали, но Ли не обратил внимания и продолжал: — Согласитесь, для своего времени Мари Кюри сделала великие открытия, но мы-то уже успели шагнуть дальше. Разве не так?
Мисс Блэк стояла, скрестив руки на груди и нервно барабаня ногой по полу.
— Но и вы согласитесь, что колесо нельзя придумать дважды и что многие вещи остаются неизменными на протяжении веков.
— Согласен, — отозвался Леандер и выпрямился, — но вот взять вашу формулу осаждения бария. Она уж точно устарела. Наверняка существует новая, которая дает лучшие и более точные результаты и более чистый радий в итоге. Возьмем тот же пример с презервативами. Резинка и есть резинка, кусок латекса, но таковы были они раньше, а теперь изобрели со вкусом банана, шоколада и даже черники.
— Мистер Фитцмор, — не выдержала старая дева в килте, — ваши фантазии по части орального секса оставьте при себе, им не место на моем уроке!
Класс взорвался ликованием и аплодисментами. Мисс Блэк метнула на нас уничтожающий взгляд. Я посмотрела на Ли. Он самодовольно ухмылялся.
— У нас уговор, — напомнил он мне.
В обеденный перерыв Фелисити Страттон снова загребла его к себе. «Звездный клуб» занял лучший столик в кафетерии, и Ли посадили в самый центр собрания. Со стороны казалось, он прекрасно проводит время и от души веселится. После сегодняшнего триумфа на уроке химии Ли стал героем. Вся школа сплетничала о том, что он заставил старую деву мисс Блэк произнести слова «оральный секс». Рекой текли мейлы, летали стайками смс, колледж гудел как улей.
За нашим столом тоже было весело. Кори снова и снова разыгрывал в лицах сцену на уроке химии, Николь, Филлис и Джейден гоготали над его простеньким балаганным лицедейством. Даже Руби улыбалась всю большую перемену.
Только у меня было чувство, как будто мне дали под дых. Я никому не рассказывала о нашем с Ли уговоре. И почему-то теперь у меня было ощущение, как будто меня предали, что ли. Сама не знаю почему. Мне предстояло свидание с любимчиком всей школы. Да, свидание, в пабе моей матери. На том дело и кончится, после этого свидания он больше и не посмотрит в мою сторону. Или это какой-то розыгрыш? Как в той истории, где одноклассник приглашает на бал самую страшненькую девочку из класса, а сам приходит туда с другой?
Сдается мне, Ли все-таки не такой подлый интриган. Он скорее вообще не придет на свидание.
Следующие несколько дней Ли провел в обществе звезд. На уроках он сидел рядом со мной, а все перемены проводил с Фелисити. Иногда мне казалось, она ему до смерти надоела, оттого он и не в силах оторваться от меня. Я не обижалась на Страттон. Мне было в тягость всеобщее внимание, которое привлекал Ли к себе и ко мне. Ненавижу быть в центре внимания. Я не гожусь на роль звезды. У меня нечесаные сальные волосы и брекеты на зубах, и вообще.
— Тебе нужен утюг для волос, — объяснила мне в туалете Филлис, безнадежно пытаясь пригладить мои торчащие патлы, — утюг разглаживает любые волосы, Ли понравится, — прибавила она.
Я швырнула щетку в раковину:
— Плевать мне на него! Понравится ему или нет! Не хочу быть похожей на нечесаного пуделя, и все! Я смотрюсь рядом с ним, как Сьюзен Бойл рядом с принцем Уильямом.
— Скажи спасибо, что вообще не лысая! — пропела, входя в туалет, Синтия.
— Заткнись ты! — бросила ей Филлис и потащила меня в коридор. — Приходи ко мне после школы, поработаем над твоей внешностью.
Это было совсем не нужно. Косметика все равно была мне не по карману, вот разве что правда выпрямлялку для волос купить.

 

В обеденный перерыв что-то пошло не так. Еда по-прежнему была вегетарианской, Матильда улыбалась и подмигивала. Ли сотворил с ней чудо. «Звездный клуб» прошел мимо нашего столика и насмешливо ухмыльнулся в мою сторону. Ли дружески кивнул нашей компании.
Через некоторое время за их столом раздался взрыв хохота. Все повернули головы в их сторону. В том числе и я. Ничего хорошего этот хохот лично мне не предвещал, потому что смеялись надо мной. И друзья мои это тоже заметили.
— Сити, чего они ржут-то в твою сторону? — осторожно поинтересовался Кори.
Я пожала плечами. Точно не знаю, но догадываюсь. Почему из двухсот учениц в туалет вошла именно Синтия Ньюмаркет? И Матильдина стряпня сразу стала невкусной.
— Эй, Сити, могу посоветовать классного пластического хирурга! — крикнул мне Джек через весь зал. Вокруг нашего столика тут же захихикали.
А Джек разошелся:
— Для кого тебе наводить красоту, Сити? Подцепила друга-алкоголика в пабе?
Я упорно игнорировала его мерзкие выкрики и продолжала механически жевать.
— Утюг не поможет, если на голове щетка из проволоки, — это уже кричала Ава, — тебе нужен металлический пресс! А еще лучше побрейся наголо.
Вокруг смеялись все громче. Я доела обед, уже не чувствуя никакого вкуса.
— Пошли отсюда, — велела Филлис.
Руби тут же вскочила. За нею Джейден и Николь, хотя они еще не доели свой обед. Кори медлил и неуверенно глядел на меня.
Я обернулась и увидела, что Ли смотрит на меня все с тем же сочувствием. Я сглотнула, взяла в руки поднос и встала. И мы колонной прошагали мимо столика элиты.
— Им всем нужен пластический хирург! — не унималась Ава. — Он им всем необходим! Каждому!
Ну все! Хватит! Хуже уже не будет.
— Ава, а до тебя дошло, что теперь Фелисити будет рекламировать шампунь вместо тебя? Обскакала тебя подружка! Она считает, что у тебя невозможный оттенок волос, с таким на телевидении делать нечего.
— Это ты мне пытаешься отомстить? Ну-ну. — И Ава грациозно махнула рукой.
— Не веришь? Как зовут агента по кастингу? Луиза Гамильтон? Или Харрингтон?
Побелев лицом, Ава застыла на месте, переводя взбешенный взгляд с меня на Фелисити.
— Откуда ты знаешь? — выдохнула она и подвинулась ближе к Ли. Но тот отодвинулся. Он наблюдал за происходящим, скрестив руки на груди и прищурив глаза.
— Об этом говорили на встрече анонимных алкоголиков, — выдала я, — кстати, Джек, ты тоже заходи. У нас в группе есть двое, они каждый день таскают в школу водку с лимоном в бутылке из-под «Швепса», ты наверняка найдешь, о чем с ним поговорить. — Я нарочито широко оскалилась, сверкнув своими брекетами, и пошла прочь.
А сзади неслись вопли Авы.
— Скажи, что это неправда! — орала она не то Джеку, не то Фелисити.
Мои друзья покатывались со смеху.
— Откуда тебе это известно? — спросил в коридоре удивленный Джейден.
— Луиза Гамильтон в прошлое воскресенье была на этом собрании кроличьего общества в нашем пабе. Я слышала, как она рассказывает о рекламе шампуня, когда подавала напитки.
— А про Джека? — спросила Руби.
Мы в голос застонали. Руби, Руби, вечно ты витаешь в облаках! Вся школа знает, одна ты нет. Джек таскает в школу флакон из-под одеколона и прикладывается к нему чуть ли не на каждой перемене. Все знают, но никто до сих пор не говорил об этом вслух. Я первая.
— Спасибо вам, вот что!
— За что это? — удивилась Николь. — Спасибо тебе, ты спасла положение. А мы и рта раскрыть не успели.
— За то, что вы со мной, вот за что, — ответила я. — Куда я без вас? Одна я бы с ними ни за что не справилась. Я вам должна один обед.
— Забудь, старушка, — Кори панибратски обнял меня за плечи, — стейк был так себе, жестковат, а картошка, наоборот, разваливалась. Это ты нас спасла.
— Попробуй очаровать Матильду, — я по-дружески пнула его в бок, — это откроет для тебя новую вселенную. Честное слово.
Кори скорчил противную рожу.
В кабинете английского за моей партой уже сидел Ли и улыбался мне улыбкой, какую следует внести в Женевскую конвенцию как запрещенный метод ведения войны. Я обернулась, рассчитывая увидеть позади себя Фелисити, но ее там не было.
— До чего же ты себя не любишь! — произнес сосед, когда я садилась на свое место.
— С чего ты взял-то!
— Почему ты не можешь себе представить, что парень улыбается именно тебе?
— Видишь ли, какое дело, — кисло осклабилась я, — я видела на перемене свое отражение в зеркале и вообще не первый год на свете живу. У меня есть основания сомневаться, что мальчики искренне рады меня видеть.
— Кори и Джейден тебе все время улыбаются. В них-то ты не сомневаешься.
— Кори и Джейден — дело особое. Они мои друзья уже много лет. Они со мной вообще по-особенному общаются, не как другие.
— И улыбаются тебе, — не отставал он.
— Ли! — я вздохнула. — Они мне как братья, понимаешь? У тебя есть брат или сестра? Вы друг другу улыбаетесь? Вы рады друг друга видеть?
— У меня никого нет, я один, — признался Ли.
Я равнодушно пожала плечами:
— Иногда это совсем не плохо. Братья и сестры могут принести кучу проблем…
И зачем я это сказала? Язык мой — враг мой, он вечно лезет вперед моих мозгов. К моему огромному облегчению, Ли пропустил последний комментарий мимо ушей.
— У меня есть два кузена, — сообщил он, — мы очень близки, они мне как родные. Эмон только что поступил на работу в магазин своего отца, а Кайран — жиголо. Смазлив до невозможности, ни одна скала перед ним не устоит, удобно устроился. Так что я тоже знаю, каково это — иметь братьев.
Очень интересно. И что мне теперь делать с этой важнейшей информацией? Он ведь не просто так мне это рассказал. Надо же что-то ответить.
— Хм, жиголо, значит? А ты тогда кто такой?
— Ну, скажем так, если Кайран — это Джеймс Бонд, то я — Остин Пауэрс.
— Ну, не знаю, ты не похож на Остина.
— Возможно, — Ли хмыкнул.
Тут вошел мистер Зингер, и начался урок.
Назад: ЗА ЧАШКОЙ КОФЕ
Дальше: У КОРИ