Книга: Инженер-лейтенант
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Глава 5

Поход должен был продлиться аж четыре месяца. Мы летели к дальним трем системам. Все они находились в диком космосе за аратанской зоной ответственности. Так что осторожными мы должны были быть вдвойне. Здесь довольно часто шастали аратанские рейдеры. Так и летели. При выходе из гипера играли боевую тревогу, я занимал свое место в рубке и оглядывал систему. Во время нахождения в гипере учился. За этот поход я рассчитывал доучить Спасателя и выучить Инженера. Пилота пока решил не трогать – все равно атланского корабля у меня нет. Правда, два фрегата стояли законсервированными на базе, но когда я еще туда попаду. Перед выходом в нужную систему я как раз закончил Спасателя и начал Инженера. Объем этой базы знаний был огромен, и я даже стал сомневаться, что успею ее доучить до возвращения на станцию.
Перед выходом в систему я прошел в рубку и уселся в свое кресло. Сначала в систему заскочил Дин, сразу за ним мы. Я сразу увидел две группы людей – большую и поменьше. Значит, тяжелый крейсер и легкий. По количеству людей совпадало. Пересчитать я их, конечно, не успел, но приблизительно все было ясно. Доложил капитану.
– Дин, слышишь меня?
– Слышу, капитан.
– Уходи вправо и удирай, щит на корму. За тобой погонятся тяж и легкий крейсер. Не отвечай, просто удирай.
Дин бросился удирать. Мы не спеша последовали за ним. Все это уже не раз проделано на тренировках – в каждой транзитной системе мы на всякий случай прорабатывали различные варианты. Аратанцы бросились за Дином, а мы пристроились за ними. Нас они не замечали, так как мы были в невидимости. Все-таки аграфский скрыт десятого поколения действует очень неплохо. Аратанцы уже вовсю палили по Дину, но щит пока держал. Тут и мы подоспели. Сначала капитан отстрелил два двигателя у тяжелого крейсера и на всякий случай раздолбал их орудия. Потом погнался за легким крейсером и, догнав, отстрелил и ему два движка.
– Капитан, в системе больше людей нет, – доложил я, – значит, эти перцы ждали здесь именно нас.
– Ну вот и дождались. Дин, обойди их по дуге и подходи к нам. Осторожней. У тяжа мы пушки посбивали, но могут быть и ракеты. А вот легкий крейсер может угостить и из пушек.
– Понял. Выполняю, – ответил Дин.
Капитан стал вызывать аратанцев. На панели связи появился аратанский капитан. Это была наша старая знакомая. Надо же, опять встретились. Наверное, и синеглазка здесь. Капитанша, увидев нас с капитаном, начала ругаться. И как она нас только не называла. И подлые, лживые выродки. И отродья бездны, и гнусные вымогатели, и проклятые работорговцы, и еще минут на десять таких же красочных выражений. Мы с капитаном веселились вовсю. Когда дамочка выдохлась, капитан ее обрадовал:
– Мадам, наши условия вы знаете. Свяжитесь с капитаном тяжа и объясните ему ситуацию. И предупредите его, чтобы не делал глупостей, одними ракетами ему все равно не отбиться. Один выстрел в нашу сторону – и мы его сожжем. Пусть пожалеет своих людей.
– Условия те же? Сдадите нас в аратанское представительство?
– Да. За соответствующее вознаграждение, конечно.
– Хорошо. Через полчаса я с вами свяжусь.
Через полчаса она с нами связалась, и они конечно же сдались. А потом начался геморрой. Наши абордажники снимали пленных с их ботов и привозили их на наш корабль. Семьдесят пять с тяжа – семеро аратанцев все-таки погибло – и двадцать два с легкого крейсера. Всего девяносто семь человек. Все они обзавелись шейным украшением: ошейников на этот раз взяли с запасом. Но с размещением надо было что-то придумывать. Пока что мужиков загнали в трюм, а женщин в то помещение, где и раньше размещались пленные. Но там у нас был склад ЗИПов. Это уже я подсуетился и набрал их на всякий случай. Пришлось освобождать. Корабль превратился черт знает во что. Во всех коридорах стояли контейнеры. Капитан матерился, я матерился, Корин матерился. Пленные, видя такое дело, были тише воды ниже травы. Сидели тихонько и не отсвечивали. А ведь куда-то надо и трофеи девать. Наконец закончили размещать пленных, взяли подранков на жесткую сцепку и потихоньку почапали к астероидам.
А там опять началось веселье. Тяжелый крейсер мы восстановить не могли. Маршевые двигатели были неремонтопригодны. Хорошо капитан стреляет, разбил их в хлам. С легкого крейсера ставить не имело смысла – они бы такую тушу не разогнали. Решили живые движки переставить на легкий крейсер взамен разбитых, а все остальное снимать и в трюм. Что останется, взорвать. Но вот как в легкий крейсер воткнуть двигатели с тяжелого? Решить эту задачу было необходимо, бросать оба крейсера просто жаба не давала. И я ее решил. Две недели я со своими техниками бился, но все-таки мы эти чертовы движки побороли. И не особо нарушая всю конструкцию. Придем на станцию – поменяю на родные, и будет он у нас как новый. Так как все две недели я проторчал на аратанце, временно поселил синеглазку с подругами в свою каюту. Из трюма пленных пришлось перевести в одно помещение, так как барахло тоже куда-то надо было девать. В комнатке, где сидели девчонки прошлый раз, поселили пленных офицеров. Вперемешку и мужиков, и женщин. Ничего, в тесноте, да не в обиде. Может, крепкие аратанские семьи возникнут – будут нас еще и благодарить. Хотя вряд ли. Пока я бился с движками, инженер с техниками с корабля Дина полностью выпотрошил тяжелый крейсер. Забили полные трюмы, до самого потолка. Сняли все. Единственное, что осталось, – это реакторы. Вернее, снять-то их можно было, но куда девать? Уж очень они здоровые, и воткнуть их было просто некуда. Пошел к капитану.
– Капитан, жалко реакторы. Они же стоят как полкорабля, в смысле нашего.
– Самому жалко. Но сделать мы все равно ничего не сможем. Придется взрывать.
– Капитан, а если приварить к днищу конструкции и закрепить реакторы там? Два у нас и один у Дина?
– Можно, конечно, попробовать, – подумав, сказал он, – но опасно. Лететь нам долго. А если встретим кого по пути? Как драться будем? Нас же первым выстрелом разнесут.
– А мы потихоньку, крадучись. Выходить будем с самого края системы, и, если что – сразу удирать.
– Не успеем, время разгона увеличится.
– А если попробовать? Ты пойдешь на аратанце и – если что – прикроешь. Все-таки восьмое поколение.
– Хорошо, делай. Попробуем проскочить.
Я пошел вкалывать дальше. Казалось бы, зачем мне это? Денег и так навалом, а понадобятся – еще добуду. Но вот жаба жить спокойно не давала. Еще и Афра постоянно подкалывала. Ничего поделать я с собой не мог.
Сварил конструкции за день. Еще день снимали и крепили реакторы. И вот наконец все работы закончены, и мы готовы к отбытию. Ну, с богом. За пилота и капитана на нашем крейсере остался я. Расту. Разгонялись мы и в самом деле как беременные утки. Вместо двух часов – три. Да и капитан на аратанце нас не очень-то и обгонял. Двигатели я, конечно, отъюстировал и для искина пару программок написал, но реакторы легкого крейсера движки с тяжа тянули все-таки плохо. В гипер, правда, ушли нормально. Ну вот и замечательно. Теперь можно и отдохнуть.
Капитаншу с тремя офицерами-женщинами я поселил в капитанскую каюту. Пожалел, хотя и не за что. Все-таки мы на ее пути как злой рок. Свихнется еще тетка. А сам остался в своей. Сначала, конечно, пришлось поскандалить. Когда я пришел после прыжка в гипер к себе, девицы чуть с кулаками на меня не набросились, благо ошейники не дали совершиться самосуду. Они затихарились у стеночки и со страхом на меня смотрели. Наверное, ожидали, что я их начну насиловать. Один сразу четверых. Не-э, не дождетесь.
– Девчонки, успокойтесь, не трону я вас. Некуда мне вас девать. Да и надоедать я вам особо не буду. Пока мы в гипере, я учусь в медкапсуле. Будете видеть меня раз в неделю. Только и вы ко мне не приставайте, а то у нас с этим строго. Не принято этим заниматься в походе.
– Так мы тебе и поверили, а то мы не знаем арварцев, – влезла, как всегда, синеглазка. Определенно она мне нравится.
– И откуда вы это знаете? Часто в плен попадаете? Хотя да, только на моей памяти уже второй раз. И опять к нам. Вас прошлый раз вроде никто не тронул. Наверное, обиделись.
– Зачем хамить-то? Хочешь сказать, что арварцы никогда не насилуют пленных женщин?
– Ну, отморозки есть всегда и везде. И у нас, и у вас. Хотя вот наши меня считают полным отморозком, но я ведь вас все равно не насилую. Девчонки, я инженер, а сейчас еще и капитан, и пилот. Я две недели вкалывал как проклятый, в основном на стимуляторах. Сейчас мне надо просто поспать, медкапсула тут не поможет. Уж я-то знаю – я еще и медик шестого ранга. Давайте сделаем так – я лягу спать, а вы занимайтесь своими делами. А когда проснусь, я уйду.
И я завалился на кровать, даже не раздеваясь. И мгновенно уснул.
Утром проснулся с тяжелой головой. Все тело ломило. Да, здорово я умотался. Надо идти в медкапсулу. Посмотрел на часы – восемь утра по корабельному времени. Гэл еще дрыхнет, наверное. Я сел. Черт, спал в одежде и даже ботинок не снял. За столом сидела синеглазка в одном нижнем белье и расчесывала волосы. Чего это она? Соблазняет, что ли? Хотя у них мужики служат вместе с бабами, так что на такие мелочи обращать внимание быстро отвыкают. А жаль, как-то это не очень хорошо. Мне, во всяком случае, не нравится.
– Афра, зараза, быстренько восстанови гормональный баланс, а то я сейчас из штанов выпрыгну.
– Уже сделано.
– Тоже мне, прикольщица.
– Как тебя зовут? – спросил я.
– Кира.
– А подруг?
– Это Лин, это Эльга, это Эдит, – представила она подруг.
– Я – Ник.
– Ник, а ты и правда инженер?
– Да.
– И медик шестого ранга?
– Да.
– А инженер какого ранга?
– Седьмого.
– Ничего себе. И ты еще и пилот. А какой у тебя ИИ?
– Когда-то было за четыреста. А сколько сейчас – не знаю. Меня это как-то не особо интересует.
– И сколько же тебе лет?
– Двадцать шесть.
– Ник, что ты делаешь у арварцев? У нас бы тебя на руках носили. Да в любом из центральных миров ты бы как сыр в масле катался.
– А мне и здесь неплохо. И на руках меня носить не надо – я не баба.
– Но жить у арварцев? Ты же не природный арварец. Ты с дикой планеты. А живешь в Арваре, работаешь на них. Они же рабовладельцы.
– Ну и что, – начинал я злиться: и эта пигалица меня дикарем называет, – ну и рабовладельцы. И что? Что они плохого сделали тебе, вот лично тебе?
– Мне – ничего. Но они владеют людьми.
– Ну и что? Вот у меня нет рабов. И ни у кого из нашей команды нет рабов. И у миллиардов арварцев нет рабов. Так за что вы нас ненавидите? Или вам просто сказали: вот это плохие, и их надо ненавидеть, а вот это хорошие, и их надо любить? А своей головой думать не пробовала? Или ты в нее только ешь? Хотя, кажется, у меня скоро появятся рабы, вернее – рабыни.
И я пристально посмотрел на нее. А что, пусть немного побесится, может, научится хотя бы не хамить.
– Ты хочешь сделать нас своими рабынями? – нервно спросила она.
– А почему нет? Выкуплю вас у экипажа и сделаю своими наложницами. Все, решил, беру вас в наложницы. Хоть живыми останетесь, а то ваша дура капитанша вас рано или поздно угробит.
– Она не дура.
– Ну конечно, за полгода два раза в плен попасть – это какой умище надо иметь. Прям гигант мысли. Это вам еще повезло, что на нас нарвались. Мы люди прагматичные и не кровожадные, да и не спешим мы никуда. А то сожгли бы вас и дальше пошли по своим делам. Ну ладно, я еще подумаю – надо вас спасать или оставить вас вашей чокнутой самоубийце. Мне пора. Пока.
Я встал и пошел в столовку.
– Ну что, сделал людям гадость? – прорезалась Афра. – Девчонки теперь изведутся. Спать спокойно не смогут.
– Ничего, пусть подергаются. А то как хамить, так пожалуйста, а ботинки снять со спящего человека – это ни-ни. Тоже мне цацы. Хотя с этой Кирой, да и с остальными тремя, я бы с удовольствием покувыркался. Была бы возможность – взял бы их в наложницы, ей-богу.
– Кобель.
Ну да, что есть, то есть. Позавтракал и пошел к Гэлу в медблок. У этого гада уже была улыбка до ушей – сейчас начнет прикалываться.
– Жадный ты, Ник. Не по-товарищески поступаешь. Захапал себе самых молодых и красивых, а бедному старому доктору оставил старух и уродин. Что власть с людьми делает! А ведь был таким порядочным молодым человеком.
– Могу одолжить парочку. Да хоть всех забирай – насладишься хамством и наездами.
– Эх, Ник, Ник. Слишком уж ты добрый. Хотя твоя доброта никому не на пользу. Оставил бы их всех в общем ангаре и жил себе спокойно. Все равно ни уважения, ни благодарности от них не дождешься. Лучше уж ты был бы злым. Когда ты злой, ты более-менее вменяемый. Еще капитан не знает, что ты в его каюту баб заселил. Вот где крику будет.
– Да-а-а. Это я как-то не подумал.
– Вот-вот. Но сделанного не воротишь, так что готовься к взбучке. Ты на учебу? Ну так иди, занимай капсулу.
Встал из капсулы, как всегда, за два часа до выхода из гипера. Принял душ, оделся и пошел в столовую. Умяв три порции мяса с овощами и выпив сока, пошел в рубку. Только занял кресло пилота – пришел вызов от Корина.
– Ник, тут эта бешеная баба к тебе просится.
– Что за баба?
– Аратанская капитанша.
– Корин, какая, на хрен, капитанша. Сейчас будет вход в систему, а я с этой чокнутой политесы разводить буду? Разрули с ней сам как-нибудь.
– Да она к тебе просится. Задолбала уже всех.
– Ладно, после ухода в гипер пришли ее сюда. Хотя подожди, не надо сюда – не хрена ей в рубке делать. Хорошо, сам к ней зайду. Все, Корин, отбой.
Мы выскочили в систему, и я огляделся – слава богу, система была пустой. Связался с капитаном и доложился. Получил приказ на разгон и уход в гипер. Все три часа разгона просидел в полном напряжении. Весь извелся. Все казалось, что сейчас кто-нибудь выскочит откуда-нибудь и начнет в нас гвоздить. А у нас два реактора под днищем. Будет большой БУМ. И невидимость не успокаивала. Но обошлось. В гипер ушли нормально. Я встал, утер пот со лба, потянулся и пошел разбираться с капитаншей. Опять к чему-нибудь придерется. Вот ведь скандальная баба.
Я вошел в каюту капитана и остановился на пороге. Одна аратанка лежала на диване, две полулежали на кровати, а капитанша развалилась в кресле капитана. Я огляделся. Присесть было некуда. Капитанша, закинув ногу на ногу, нагло ухмыляясь, осматривала меня с ног до головы. Меня охватило бешенство. Ну ни хрена себе, это меня что, как нашкодившего щенка строить собираются? Я достал игольник из кобуры и прохрипел:
– Встать, суки! Встать, я сказал! К стене!
Они испуганно прижались к стене. У одной из них тряслись губы, и казалось, она сейчас разрыдается. Я сел в кресло капитана и подался вперед:
– Вы что, аратанские шлюхи, о себе возомнили? Вы забыли, где находитесь? Я вас пожалел, а вы решили мне на шею сесть? Ты, – я ткнул игольником в сторону капитанши, – говори: чего хотела?
– Вы не выполняете условий договора. Капитан обещал всех нас сдать в аратанское представительство, а ты хочешь оставить себе четырех девушек.
– Не ври, тварь, – со злостью сказал я, – капитан говорил с тобой при мне. Он обещал сдать вас в ваше представительство, но количество не оговаривалось. Если вы будете себя так вести, выкуплю вас у капитана и продам в самый задрипанный бордель на самой занюханной шахтерской станции. И что я собираюсь делать и кого я собираюсь себе оставлять, тебя не касается. Ты здесь никто. Забыли, где находитесь?
Я встал и пошел к двери. На полпути остановился и предупредил:
– Не злите меня больше. В следующий раз пристрелю.
Я вышел. Ну вот, опять настроение испоганили. Что ж за день сегодня такой? И поплелся в медблок, учиться.
Как всегда, поднялся за два часа до выхода из гипера. Пошел поел и отправился в рубку. В этот раз меня никто не дергал. Хоть здесь все нормально. Посмотрим, что будет в системе. И здесь тоже было все прекрасно. Вошли в систему, никого не заметили, разогнались и ушли в прыжок. Хоть и прошло все хорошо, нервных клеток я угробил уйму. Все-таки я еще совсем неопытный пилот. Надо нарабатывать опыт и побольше летать. Только кто же мне даст? Прилетим – и капитан опять займет пилотское кресло. И правильно – у меня немного другие обязанности. Но этот поход мне даст очень много в плане пилотской подготовки. И хоть я и не очень-то стремлюсь быть пилотом, но понимаю, что уметь хорошо летать мне просто необходимо.
Куда себя девать, я не знал. Ложиться на учебу было нельзя. Через каждые десять дней учебы надо давать мозгу пару дней отдыха. Я провел два сеанса обучения по семь дней. И хоть между сеансами и был небольшой перерыв, но это не то. Нужен был нормальный, здоровый сон. До вечера я просидел в рубке, а потом пошел в свою каюту – а куда еще-то, больше некуда.
– Привет, девчонки. Не пугайтесь, ничего плохого я вам не сделаю. Понимаете, я провел два сеанса учебы подряд без перерыва, теперь мне нужен нормальный сон. Я вас не буду беспокоить. Лягу у стеночки и буду тихонько спать.
Девчонки немного успокоились и заулыбались. Наверное, думали, что я на них наеду за то, что они нажаловались на меня капитанше, но я об этом уже и забыл. Да и скандалить неохота.
– А храпеть не будешь? – спросила Кира.
– Постараюсь не храпеть.
– Ну тогда ладно, спи, – милостиво разрешила она.
Я прошел в душевую и сполоснулся. Халата моего не было. И тапочек не было. Я надел плавки, завернулся в полотенце и пошлепал босыми ногами в каюту. Подошел к кровати, повесил полотенце на крючок на стене, залез под одеяло, придвинулся к стенке и закрыл глаза. Все это время я просто чувствовал, как девчонки меня разглядывают. Тоже мне чудо-юдо увидели. Что, мужиков в плавках не видали? Я же не голый. Да и бес с ними, буду спать. И я дал команду Афре на сон.
Утром проснулся от тяжести в ногах. Посмотрел – ни хрена себе заявочки. Рядом со мной, закинув свою ногу на мои и посапывая мне в плечо, лежала Кира. Я пошевелился, и она открыла глаза. Так и лежала молча и внимательно на меня смотрела. Я повернулся на бок и тоже стал смотреть на нее. Так и лежали – чуть ли не уткнувшись носами и глядя друг другу в глаза. Потом я поцеловал ее в губы. Она ответила, но потом уперлась мне ладошками в грудь.
– Не надо, – тихо прошептала она мне в ухо, – девочек разбудим. И еще я подумала и решила принять твое предложение – я буду твоей наложницей.
Потом чмокнула меня и упорхнула в душ.
– Афра, что это было?
– Что-что, запала на тебя девочка.
– И как быть?
– Как-как, брать, конечно.
– Ты чего такое говоришь? Рехнулась? Куда я ее дену, что я с ней делать буду?
– Что с ней делать – это я тебе объясню, могу даже картинки показать. А вот куда ее девать – это думать надо. Но брать придется – за язык тебя никто не тянул. Обещал взять в наложницы – бери. Я сама не в восторге. Вечно ты так – сначала ляпнешь, наобещаешь, а потом репу чешешь. Нет чтобы сначала подумать, а потом говорить.
– Нашла время нотации читать. Ты давай думай, что делать будем?
– А что делать? Ты же сам всегда говоришь: что будет – то и будет.
Тут вышла из душа Кира, улыбнулась мне и стала тормошить якобы спящих девчонок. Я проскользнул в душ. Помылся, оделся, ушел из душевой и пошел к двери. У дверей остановился и обернулся. Подошла Кира.
– Приходи вечером, – тихо сказала она, – тебе еще нельзя ложиться на учебу. Перерыв должен быть в двое суток – сама училась, знаю. Обязательно приходи.
– Хорошо, приду.
Весь день я как неприкаянный бродил по кораблю. Сходил даже в медблок и полежал пару часиков в капсуле. Сходил в спортзал, но он был забит трофеями. Сходил к техникам – эти раздолбаи резались в карты. У абордажников даже организовался чемпионат. Играли в какую-то странную игру – вроде нашего префа, но более заковыристую. Ничего не понял и ушел. И все это время думал – как мне разрулить ситуацию. Чтобы и мне было хорошо, и девчонок не обидеть. Конечно, я бы придумал что-нибудь, но меня и самого тянуло к ним, особенно к Кире. Даже Афра в конце концов не выдержала:
– Хватит себя накручивать. Пойдем поужинаем и отправимся к девчонкам. Как там говорил великий император-стоик: делай, что должен, и совершится, чему суждено.
И я успокоился. В самом деле – что будет, то и будет. Поужинал и в прекрасном настроении пошел к девчонкам. Они как раз тоже закончили ужинать. Питались они с нашей столовой. Правда, приносили им то, что выбирал для них охранник, на их пожелания ему было плевать. Так же питались и капитанша со своими тетками, а вот остальные кормились сухпайками: офицеры – офицерскими, рядовые и сержанты – солдатскими. Я прихватил с собой жбанчик с соком. Мы сидели за столом, пили сок и болтали. Они рассказывали мне об Аратане, я им об Арваре – что знал, конечно. Зашел разговор и о наложницах.
– Скажи, Ник, а наложницы все рабыни? – спросила Эдит.
– Нет, конечно. Очень редко, практически никогда. Как можно любить рабыню? А наложницы – это узаконенные любовницы. Это у вас в Аратане не заморачиваются – любовница и любовница. А у нас все узаконено. Их даже регистрируют в администрации и ставят метку на нейросеть. И права у нее практически те же, что и у жены. Единственно, она не имеет права наследования, и дети, рожденные наложницей, считаются незаконными, пока их не признает официально отец. А пока он их не признает, они лишены права ношения имени отца и права наследования. А вот если признает, они сразу становятся гражданами империи, автоматически, даже если сама наложница не имеет гражданства. И обладают всеми правами законных детей. А ошейник можно носить, а можно не носить. Часто его носят как украшение, чтобы показать всем, что она верна своему суженому, как раба. Но снять она его может в любой момент.
– Это что, наложница может спокойно ходить по городу и ее никто не тронет? – это уже Лин.
– Скажи, а у вас женщина везде может ходить по городу?
– Теоретически да. Но если не хочешь поиметь неприятности на одно место, то в некоторые районы лучше не соваться.
– И у нас так же. Например, у нас на станции наложница может ходить где угодно, но на нижние уровни лучше не ходить. Хотя там и мужику лучше не появляться без тяжелого абордажного скафа.
Девчонки сидели и переглядывались. Ох, что-то они задумали. Только бы не надумали все в наложницы податься, я и с одной Кирой не знаю что делать. Вообще-то все это рассказывал именно для нее.
– Скажи, Ник, – спросила Кира, – а почему наша капитан называет тебя бешеным отморозком?
– Ну, меня, бедного, всякий обидеть норовит. – Мы посмеялись.
– А если серьезно?
– А если серьезно, то, наверное, потому, что я терпеть не могу тех, кто мнит из себя черт-те что, на самом деле ничего из себя не представляя. Они пустышки. Пустое место. Поэтому я могу пройти, наступить и раздавить, не заметив. Пустое место разве можно заметить? Ладно, я спать. Чур, я первый в душ! А то вас четверых пока дождешься, ночь уже закончится. Я быстро.
– Ладно уж, иди, – за всех решила Кира.
Я быстренько помылся, замотался в полотенце и пошлепал босиком к кровати. Снял полотенце и нырнул под одеяло. Велел искину корабля приглушить освещение и закрыл глаза. Я уже задремал, когда ко мне под одеяло нырнула Кира. Я ее сразу узнал – то ли по запаху, то ли еще как. Она прижалась ко мне, и я понял, что она совсем голая, даже без нижнего белья, как прошлой ночью. Я стал нежно поглаживать ее. Сначала грудь, потом животик, потом внутренние поверхности бедер. А потом она застонала, и… и мы стали любить друг друга. Мы любили друг друга и нежно, и страстно. А потом к нам под одеяло нырнула еще одна девичья фигурка. Потом еще одна, и еще… Мы угомонились только к утру. Как мы поместились на совсем не широкой кровати? Как-то поместились. Проснулся я ближе к обеду. Уже один. Девчонки сидели за столом и что-то обсуждали. Увидев, что я проснулся, ко мне подошла Кира и нежно погладила по щеке.
– Останешься сегодня?
– Да.
– Тогда я закажу и на тебя обед?
– Нет, не надо. Не надо, чтобы нас видели. Нехорошо, когда старший офицер нарушает существующие правила.
– Думаешь, никто не догадывается?
– Догадываются. Но бравировать этим нельзя. Я пообедаю в столовой, потом займусь делами и к вечеру приду.
– Хорошо, иди, законник.
Я принял душ, оделся и ушел.
– Афра, что думаешь?
– А что тут думать? Готовься принимать сразу четырех наложниц.
– Не ехидничай. Надо придумать, как от них избавиться. С одной наложницей я уже смирился. Но сразу всех я не потяну.
– Ночью неплохо справлялся. Что, не понравилось?
– Очень понравилось. Да и процесс всегда можно отрегулировать, очередь там установить, еще чего. Я их в психологическом плане не потяну. Я уже пробовал жить с девушкой, с одной девушкой, – не получилось. А тут сразу четыре. Они меня затравят.
– Так, может, потому и не получилось, что с одной? А с четырьмя будет легче?
– Ты сама в это веришь?
– Ладно, чего стонать. Пошли обедать – и в капсулу. Надо тебе восстановиться. И ешь побольше мяса, тебе сегодня много сил понадобится. Девочки только во вкус вошли.
– Ехидна.
Я пошел в столовую, где буквально проглотил несколько порций. Потом отправился в медблок. Хорошо, Гэла не было, не хотелось сейчас ни с кем ни о чем говорить. Сам настроил капсулу и завалился восстанавливаться. Через три часа поднялся – как заново родился. И настроение было, главное, бодрое. И в самом деле, чего это я комплексую. Может, девчонки решили просто немного оттянуться. Скучно же им тут. Все время в четырех стенах, как в тюрьме. Хотя в тюрьме и есть. Вернее всего, именно так, а я уже себя накрутил…
– Как думаешь, Афра?
– Не знаю, не знаю. Но будем надеяться, что так и есть.
– Ну вот и поможем девчонкам слегка оттянуться. На этом и остановимся. Вперед, получать калории.
Я плотно поужинал и пошел немного покемарить в рубку. Через пару часов опять зашел в столовую, проглотил про запас одну порцию мяса, взял уже два жбана с соком и отправился к девочкам. Посидели, поболтали, но недолго, и в койку. Там заодно и поболтали. В этот раз была вообще феерия. Девчонки уже совсем перестали меня стесняться и такое вытворяли, что я думал, до утра не доживу. Дожил. Спасибо Афродите.
Утром Афра рзбудила меня в восемь часов. Девчонки еще спали.
– Афра, ты что творишь? Я двух часов не поспал.
– Хватит бездельничать. Тебе еще базу Инженер учить, забыл? И девок нечего баловать. А то привыкнут – потом от них не отобьешься. Будешь навещать их раз в неделю, и достаточно.
– У них такого понятия, как «неделя», нет. У них – декада.
– Зато у нас с тобой есть.
– Ладно, согласен.
Я стал осторожно вылезать из мешанины тел. Вылез. И они даже не проснулись. Я принял душ и оделся. Подошел к кровати и с удовольствием поцеловал Киру.
– Ник, ты что в такую раньше поднялся? – открыла она глаза. – Что-нибудь случилось?
– Нет, дорогая, не случилось. Но мне надо идти.
– Ты сегодня придешь?
– Нет, Кира. У меня полно дел. И мне нужно учиться. Отдыхайте, набирайтесь сил, а через пять дней я приду. Спи, дорогая, спи.
Я подошел к дверям и обернулся – она уже спала и чему-то улыбалась. А я пошел в столовую, а потом в медблок – учиться.

 

Так дни и шли. Я шесть дней учился, потом вставал и шел в рубку, вход в систему, разгон и вход в гипер. Потом занимался кораблем – проверял с техниками зоны риска, в основном энерговоды, устраняли разные мелкие неполадки. В принципе техники и сами постоянно мониторили состояние корабля и, если выявляли какие-то мелочи, тут же устраняли их. Тем же занимался и искин. Так что я в общем-то был и не нужен. Это если случалось что-то серьезное, тогда да, поработать приходилось и мне. Но особо серьезных неполадок не было, так что полет проходил, можно сказать, рутинно. Ну и слава богу. Лучше уж обходиться без героических трудовых подвигов. Нет, конечно, когда нужно было поработать – я работал. Так, например, о замене двигателей на легком аратанце я до сих пор вспоминаю с содроганием. Почти две недели на стимуляторах – это что-то. Так что в экипаже ко мне, несмотря на мою молодость, относились очень хорошо. Знали, что вкалывать я умею и, если что, не подведу. И изученные инженерные базы в высоких рангах, и принятие часто нестандартных решений – все это только добавляло уважения. К чему я это? К тому, что люди, конечно, догадывались о моих отношениях с аратанскими девчонками, но относились к этому достаточно снисходительно, без злобы. Мол, что с него взять – молодой, горячий. Поэтому к девчонкам я ходил со спокойной душой. Капитан, конечно, потом мне всыплет, но ничего, перетерплю – оно того стоит.
Так что полет проходил спокойно и буднично. Только один раз нам удалось слегка развлечься. Войдя в систему, я увидел три корабля – один легкий крейсер и два фрегата, все четвертого поколения. Да они ни от кого и не скрывались. А от кого здесь скрываться? Здесь никого не бывает. Только вот мы здесь случились, на их беду. Мы бы, конечно, прошли мимо – не до них. Но они шли на пересечение нашего курса, и капитан решил не рисковать. Они бы и сами отвернули, но слишком уж неожиданно мы выскочили из гипера.
– На связи капитан. Ник, огонь по левому фрегату, Дин, огонь по правому. Я беру крейсер.
Ну вот, наконец и в стрельбе потренируюсь, а то еще ни разу по настоящей цели не стрелял. Я открыл огонь из тоннельных пушек. Конечно, такого же ювелирного, как у капитана, у меня не получилось, но с третьего залпа двигатели я ему все-таки своротил. К этому времени и второй фрегат, и крейсер уже крутились со сбитыми двигателями.
– Продолжать огонь до полного уничтожения противника, – приказал капитан.
– Капитан, разреши? – влез я.
– Слушаю, Ник.
– Капитан, у меня абордажники совсем от безделья измаялись, как бы бузить не начали. Пусть слетают, разомнутся. Заодно и барахла какого насобирают.
– Да какое барахло на этих развалюхах. А вот насчет разминки – тут ты прав, они у тебя там уже, наверное, жиром заросли. Посылай их на фрегаты. А я добью крейсер.
– Первый бот к правому фрегату, второй к левому, – приказал я, – гасите там всех, нам пленных девать некуда.
Боты помчались к фрегатам. В одном фрегате было девять человек, в другом – одиннадцать. Но я совершенно не волновался – против наших абордажников пиратам ничего не светит. Так и получилось. Через час поступил доклад, что оба фрегата зачищены. Трюмы у них, к сожалению, были пусты – видно, только собирались на дело.
– Ребята, соберите там, что понравится, и возвращайтесь. Корин, проконтролируй, – распорядился я.
Еще через час все были на месте, и я дал еще один залп по своему фрегату. Фрегат вспух огненным шаром. К тому времени от пиратского крейсера тоже ничего не осталось. Взорвался и второй фрегат. Конечно, можно было бы поснимать с них хотя бы движки и реакторы, каких-никаких денег они стоили, но тупо их некуда было девать. У нас и так все забито. Искины ребята, конечно, притащили, они не такие уж габаритные, а остальное все пошло в огонь. Ну и ладно – нам бы уже затрофеенное барахло дотащить.
Вечером Эдит меня спросила:
– Что там за стрельба была?
– С пиратами повстречались. Два фрегата и крейсер.
– И что?
– Они все умерли.
– А откуда знаешь, что это пираты?
– Так они шли без идентификатора.
– А с нашими кораблями что?
Ого, уже с нашими – это очень подозрительно. Похоже, девочка уже все решила.
– Афра, как думаешь?
– А что тут думать – две наложницы у тебя уже точно есть.
Понятненько.
– С нашими все нормально. Пираты даже выстрелить ни разу не успели.
– А вы с ними хоть поговорили?
– А о чем с ними говорить? У нас все просто. Встретил пирата – убей. Они нас тоже не жалеют, если встретят кодлой, обязательно нападут. Это на корабли ВКС они нападать побаиваются – все-таки вояки народ мстительный, потом обязательно найдут и всех уничтожат. А у нас с ними идет непрекращающаяся война. У наемников, конечно, и корабли получше, и вооружение получше, и обучены намного лучше, наемники-то все бывшие вояки в основном, но пиратов намного больше. Вот так и живем.
Любовью мы теперь занимались намного вдумчивей, что ли. Таких диких порывов страсти, как раньше, уже не было, но так было даже интересней. Девчонки уже полностью раскрепостились и вытворяли такое, что у меня просто крышу сносило. Как дальше будет, я уже не загадывал. Как будет, так и будет. На их содержание денег у меня хватало. Чего-чего, а в этом недостатка не было. Единственное, о чем я волновался, так это о том, как на них отразится раскрытие меня как псиона. А в том, что это рано или поздно произойдет, я не сомневался. Это может здорово их ошарашить. Конечно, вытащить я их постараюсь, но я ведь не всемогущ. Я прекрасно понимал, что если за меня возьмется государство, то у меня один выход – бежать очень быстро и очень далеко. Слава богу, есть куда. Но и предупредить об опасности я их не мог. Не мог же я им признаться, что я псион. Разболтают сразу. Женщина есть женщина. И обижаться на это смысла нет. Просто они такие, какие есть. Конечно, я им исподволь внушал, без пси, конечно, какая у меня опасная работа. И что со мной может всякое случиться. Но разве женщину в чем-то можно убедить, особенно если она для себя уже все решила? Ладно, буду надеяться, что они все же захотят вернуться домой. Если и не все, то хотя бы некоторые.
Вот так мы и долетели до дома. Да, именно дома. Станцию я теперь считал своим домом. Хоть и прожил я на ней, в общей сложности, меньше двух месяцев, а остальное время мотался в космосе. Но все равно – это был мой дом. Конечно, не хотелось бы всю жизнь прожить на этой космической железяке. Хотелось жить на планете – гулять по лесу, купаться в море, загорать на пляже. И все это обязательно будет – я приложу к этому все усилия. И рано или поздно я этого добьюсь.
Перед прилетом на станцию я закончил учебу за сутки до выхода из гипера. Эту ночь мы провели очень здорово. Поспать мне удалось меньше двух часов. А утром у нас состоялся серьезный разговор.
– Девочки, – начал я его, – сегодня мы будем на станции. И вам надо определиться. Давить на вас я не хочу – слишком уж вы мне дороги. Но решить вам надо сейчас – вернетесь вы домой или останетесь со мной. На каких условиях вы можете остаться со мной – вы все знаете. Долго ли мы будем вместе? Не знаю. Вам известно, чем я занимаюсь, и вы понимаете, что́ со мной может случиться. Все-таки вы какие-никакие, а военные. Так что решайте.
Мы посидели молча минут десять. Потом я спросил:
– Кира, ты как?
– Я с тобой, Ник. Я тебя люблю и пусть наложницей, но я буду с тобой.
– Эдит, ты?
– Я тоже с тобой.
– Лин?
– Куда ж я без вас. Эти курицы тебя даже покормить толком не смогут.
– Эльга, ты?
– Ник, я не знаю. Мне и хочется остаться с вами, и домой надо. У меня свадьба через несколько месяцев.
– Эльга, если сомневаешься, то лучше езжай домой. Тем более свадьба. Я не обижусь. И девочки, я думаю, не обидятся.
Девчонки помотали своими прелестными головками, а потом набросились на Эльгу с вопросами – и кто он, и кто его родители, и где они собираются жить, и еще тысяча других, очень для них интересных вопросов. Ну вот, тут их судьба решается, а они об этом уже и не думают. Сейчас их больше интересует, в каком кабаке будет свадьба и в каком платье будет невеста. И остальная хрень. Ну и ладно.
Наконец мы вошли в систему и подошли к станции. И тут, как всегда, начался геморрой. Сначала техники срезали конструкции, и вызванный погрузчик оттащил реакторы в наш док. Конструкции отдали ему же в счет оплаты. Потом на разгрузку в док пошел Дин. Разгрузившись, он встал на рейде. И только тогда в док встали мы с капитаном. Провозились до позднего вечера. Пленные все это время так и находились на моем крейсере. Поздно вечером собрались у капитана. Я, Гэл и капитан. Дин остался на своем корабле, а Корин рванул со свободной сменой абордажников на станцию. Какой-нибудь кабак точно разнесут.
– Капитан, – заговорил я, – я тут это, сказать тебе кое-что хотел. Вернее, признаться.
– Ну, давай – не мямли. Хотел признаться – так признавайся.
– Да ты понимаешь, у меня тут любовь случилась, с пленницами. По обоюдному согласию, конечно.
– Да-а-а, не ожидал я от тебя такого, Ник. Вроде нарушителем дисциплины ты никогда не был. Ну что поделать, оштрафую тебя, конечно. Но больше чтобы такого не было.
– Капитан, тут такое дело, девчонки не хотят возвращаться домой. Хотят остаться со мной, наложницами.
– Как девчонки? Она не одна, что ли?
– Нет. Три.
И тут они стали смеяться. Даже не смеяться, а ржать. Ржали они минут пять. До слез, до красных рож.
– Ну ты даешь, Ник, – успокоился наконец капитан. – Чтобы сразу три аратанки пошли в наложницы к арварцу? Да еще и добровольно? Я о таком и не слышал никогда. Да-а-а, ну ты и силен. И что думаешь делать?
– Не знаю. Может, вы что посоветуете?
– Ну, если так уж приспичило – сними квартиру на станции и посели их там. Квартиру бери на третьем уровне – спокойный, престижный район. И не забудь их зарегистрировать.
– Хорошо.
– Только зря ты это затеял, не выдержат они. Мы же через пару декад опять уйдем. А они останутся одни. На корабле я их таскать тебе не позволю.
– Да я это понимаю.
– Хорошо, что понимаешь. И мотаемся мы постоянно, сам знаешь. Да и случиться с нами может всякое.
– Да я им это все объяснял – уперлись, и все.
– Ладно, заплати за них в кассу по пятьсот тысяч и забирай.
– Спасибо, капитан.
– Гэл, а ты знал?
– Знал.
– А экипаж?
– Догадывались.
– Ну надо же. И ведь молчат все. Уважают тебя ребята, Ник. Даже такой косяк прикрыли.
– И еще, капитан. Тут так получилось, что я в твою каюту чокнутую капитаншу поселил с тремя бабами. Но кабинет я закрыл, ты не волнуйся.
– Что-о-о, да ты совсем охренел! – заорал он.
Орал он долго. Материл и меня, и Гэла за то, что не уследил. И капитаншу. И всех аратанцев, вместе взятых, и еще много кого. Остановились на том, что я за свой счет продезинфицирую и отремонтирую каюту. И она должна быть еще лучше, чем прежде.
– Ладно, расходимся. Ник, за тобой аратанец, движки я для него закажу.
– Капитан, еще кое-что. Может, не надо с пленными спешить? Пусть еще у нас посидят. Трюм завтра освободится, переведем часть туда. А то ведь их сразу отправят на базу флота, а там могут подсуетиться и направить по нашу душу кого-нибудь. И не таких придурков, как эти. И что-нибудь мощное. Если нарвемся на линкор, не уйдем. А так у нас будет фора. Перед отлетом сдадим их и сразу помчимся. Пока они долетят до своей базы, пока там все проанализируют, пока сформируют группы, мы уже быстренько обследуем системы и смоемся. Одну, во всяком случае, точно успеем, а со второй как повезет. А потом рванем в дикий космос – и пусть нас там попробуют поймать. Флаг им в руки.
– При чем здесь флаг?
– Это у нас так говорят в таких случаях: флаг тебе в руки, барабан на шею и барабанные палочки в задницу.
– Ну что ж, – смеясь, сказал капитан, – так и сделаем. Аратанца тогда оставим в доке, пусть стоит. Время дороже.
И мы разошлись по каютам. Девчонок я уже перевел в жилой модуль, так что они сидели и ждали меня. Эльгу оставили в каюте на корабле. Слез было море, конечно, но я спешил, потому поплакать вволю я им не дал. Сейчас они сидели рядом на кровати грустные и какие-то потерянные. Что ж, при расставании всегда так. Мне-то некогда комплексовать – работы по горло, а вот им было тяжеловато. Эльге, наверное, еще тяжелее – она-то там одна. Ну да это теперь не моя головная боль. Может, завтра и заскочу, проведаю бедолагу. Может, и девчонок с собой возьму, если получится, естественно.
– Кто это там так орал, даже здесь слышно было? – спросила Кира.
– Наш капитан.
– Не на тебя случайно?
– На меня.
– Из-за нас?
– Нет, за вас он меня так, слегка вздрючил. Оштрафовал, конечно, не без этого, но главное, что я вас все-таки выкупил.
– А за что оштрафовал-то? Ты же нас не насиловал, мы сами к тебе в кровать запрыгнули.
– Если бы изнасиловал, мне бы вообще капец был. Даже и не знаю, что бы он со мной сделал. Да и знать не хочу.
– Надо же, а нам рассказывали, что все арварцы насильники.
– Ага, и головы у нас собачьи. Не надо было всякие бредни слушать.
– А на сколько оштрафовал-то? – спросила самая хозяйственная из всех – Лин.
– Еще не знаю, но надеюсь – миллиона на два, не больше.
– Что?! – Девчонки аж подпрыгнули, а Лин даже с кровати вскочила. – Два миллиона? Да я таких денег вообще не представляю. У меня на счету двести тридцать тысяч, и я себя богачкой считаю, у других и этого нет. А тут два миллиона, да это еще в лучшем случае. Да ваш капитан просто грабитель.
Возмущению Лин не было конца. Уж как только она не ругала капитана, и чокнутых арварцев, и одного чокнутого инженера, разбрасывающегося такими деньгами. Да-а-а, вот и образовался в нашей ячейке бухгалтер-кассир, у такой не забалуешь. Я сидел за столом и с улыбкой смотрел на разгоряченную Лин. Девчонки тоже заулыбались. Ну вот и оттаяли.
– А орал-то он тогда из-за чего? – переспросила Эдит.
– Из-за вашей капитанши. Из-за того, что я ее и ее теток поселил в его каюте. Обошлось ремонтом каюты. Хотя по деньгам тоже неслабо выйдет, так что ваша капитанша мне должна.
– Она уже не наша, – заметила Кира, – и лучше бы долг она тебе не возвращала. А то поймает и назад вернет. И мы совсем одни останемся.
– Ладно, давайте спать ложиться. Только кувыркаемся не больше часа, а то у меня завтра работы полно. Чем быстрее я тут закончу, тем быстрее сможем себе квартиру на станции подобрать. А до этого придется здесь, в тесноте пожить.
– Ничего, мы уже привыкли, – заметила Кира.
За час мы, конечно, не угомонились, но уснули все-таки довольно рано.
За следующие два дня я снял с аратанца чужие двигатели, подготовил его к установке родных. Подшаманили его с техниками где можно, особо, конечно, не усердствуя, – все равно продавать. Провели ТО уже нашего крейсера, пополнили БК. Ухайдакивался я, конечно, здорово. К себе приходил только поздно ночью и сразу падал в койку. Силы и на все остальное, конечно, оставались, но зачем себя загонять? Так что ночами я спал. Ну почти. Кое-что, конечно, я себе позволял, не без этого.
На третий день все основные работы были выполнены. Движки должны были прийти только через неделю, так что у меня образовалось свободное время. Пошел отпрашиваться к капитану. Он, естественно, отпустил. Перед отъездом решили сходить навестить Эльгу. Все очень обрадовались встрече. Особенно Эльга. Все эти дни она просидела одна. Правда, один раз заходила капитанша. Эльга сказала ей, что я трех девчонок увел, а ее не взял, почему-то она мне не понравилась. Капитанша долго ругалась, обещала меня поймать и оторвать все, что торчит. Посмеялись, потом девчонки опять поплакали, и мы ушли.
Перед отъездом зашли в каюту, и я им провел последний инструктаж. Объяснил, что можно делать, а что нельзя, что можно говорить, а что нет, если, конечно, не хочешь приключений на одно место.
– И еще, девчонки, если хотите ходить без ошейника – придется отказаться от аратанского гражданства. В Арваре аратанцы могут находиться только в ошейнике, за исключением посольских и торговцев, да и то только в специально отведенных местах.
Девочки согласились без всяких возражений и возмущений. Молодцы. Хотя, как говорится, снявши голову, по волосам не плачут. Вызвали такси и поехали сначала в администрацию. По пути я связался по сети с риелтором. Вообще-то я с ним еще вчера связывался, и он мне скинул несколько вариантов. Один я даже забронировал для себя. Предупредил его, что скоро поеду смотреть квартиру, и он мне скинул коды охранной системы.
В администрации мы пробыли совсем недолго. Девчонки написали отказ от аратанского гражданства, потом, в другом кабинете, нам поставили метки – и все. Свободны. Я тоже получил аж три метки. Глядя на мое растерянное лицо, девчонки только посмеивались.
– А ты что, не знал? – спросила Эдит.
– Нет. Я думал, метки только вам поставят.
– Ну вот, теперь знаешь. Теперь ты от нас никуда не денешься.
– Да я вроде как и не собираюсь.
– Теперь ты наш муж, а мы твои жены.
– Девчонки, к сожалению, не жены, а наложницы.
– Какой ты бестолковый, Ник. Давай я тебе все объясню, – сказала Лин. – У нас в Аратане многоженство обычное явление. У моего отца было две жены. Да и сейчас они есть. А чтобы не путаться с наследством, обычно составляется брачный договор и завещание. А то, что нас здесь называют не женами, а наложницами, – так это от вашей дикости и варварства.
Потом поехали смотреть квартиру. Это было что-то. Роскошь неимоверная. Нет, никакой лепнины или мрамора. Но все было так функционально, так грамотно подобрано, что я просто обалдевал. Вроде ничего особенного, но всякая вещь, всякий предмет были настолько на своем месте, что я был просто в восторге. Казалось, вот сдвинь сейчас это кресло – и все очарование пропадет. Но нет – сдвигал и кресло, и другую мебель, но ничего не менялось. Да, дизайнер тут деньги не зря получил. Девчонки тоже обалдели. Ходили по комнатам раскрыв рты. Потом выбирали себе комнаты. Мне досталась конечно же большая спальня с огромной кроватью. Девчонки тоже выбрали себе по комнате. Всего комнат было семь, так что хватало на всех. Пока ходили и рассматривали квартиру, потеряли Эдит. Пошли искать. Нашли в ее комнате. Она лежала на кровати и рыдала. Девчонки бросились ее успокаивать.
– У меня никогда не было своей комнаты. Никогда, – хлюпала она носом. – Я ведь приютская. И в приюте, и в военном училище, и на корабле – я всегда жила с кем-то. Я даже не представляю, как можно жить одной в целой комнате. Да еще в такой огромной.
– А чего рыдаешь? – спросил я.
– Не зна-а-аю, – опять заплакала Эдит.
– Ладно, хватит сырость разводить, пошли в гостиную.
Мы прошли в гостиную и расселись за столом. Эдит уже успокоилась, хоть и хлюпала еще носом.
– Так, давайте решать, что будем делать дальше. Квартиру оставляем?
– Оставляем, оставляем! – закричали они хором.
– Прекрасно. Один вопрос решили.
Я тут же связался с риелтором, и мы с ним подписали договор аренды. Сразу заплатил ему за год вперед. Дорого, зараза, пятнадцать тысяч в месяц, я за аренду целого ангара с кораблем плачу тысячу, а тут аж пятнадцать. Но девочки смотрели на меня с таким тревожным ожиданием, что я просто не мог отказаться. Да и мне квартира понравилась.
– Все, аренду подписал и заплатил за год.
– Ура! – заорали они и бросились меня целовать.
– Хватит, хватит. Теперь дальше: надо сходить прикупить вам что-то из барахла. У нас здесь рядом как раз торгово-развлекательный комплекс. А то вы в одних и тех же комбинезонах все время. Да и комбинезоны аратанские, а тут это не приветствуется.
Что тут началось! Да, им срочно надо за покупками. И им надоело ходить в стираном-перестираном белье, и у них вообще ничего нет, и третье, и десятое, и сотое. Так что надо немедленно отправляться за покупками.
– Стоп-стоп-стоп, – сказал я, – мы еще не все вопросы осветили. ИИ, нейросеть, специальность и базы. Кира, доложи.
– Природный ИИ сто пятьдесят девять единиц. Сейчас уже, наверное, около ста семидесяти. С добавкой от сети – сто восемьдесят четыре. Сеть Техник 4УВ, базы – Техник четвертого ранга. Хотелось бы стать инженером, но нужна очень продвинутая сеть, чтобы догнать ИИ до инженерного минимума в двести единиц.
По-военному четко доложила Кира. Я посмотрел на Эдит.
– Природный ИИ сто сорок одна единица, – продолжила она за Кирой, – нейросеть Техник 4УВ, военная специальность – техник орудийных систем и техник связи, базы – Техник четвертого ранга и Электроника третьего ранга. Хотелось бы… Даже не знаю как сказать.
– Да говори уж, – поощрительно улыбнулся я.
– Понимаешь, Ник. Я всегда любила рисовать. Мне бы базу Изобразительное Искусство, хотя бы третьего ранга. Я понимаю, что она дорогая, но если вдруг появится возможность… – опустив голову, промямлила она.
– Хорошо, я понял. Теперь ты, Лин.
– Природный ИИ сто тридцать пять единиц. Сеть – Техник 4УВ. Базы – Техник четвертого ранга. И, Ник, мне бы хотелось что-нибудь по кулинарии и домашнему хозяйству. Специальность техника у меня уже есть, и развивать ее дальше мне не хочется.
– Ясно. Ну что ж, умненькие девочки мне достались.
– А то, – улыбнулась Кира, – дуры здесь не сидели бы.
– Порядок действия у нас будет такой, – сказал я. – Сначала в торговый центр – затариваться барахлом, только я вас прошу – побыстрее там, времени жалко. Отвозим все домой, разгружаемся и отправляемся в Нейросеть. Все ясно?
Они, как болванчики, закивали. Я рассмеялся – три очаровательные головки с серьезными лицами усиленно двигались. Уморительное и прекрасное зрелище. Мне даже захотелось схватить их в охапку и утащить в спальню. Но – нельзя. Сам же сказал, что времени нет. Эх, язык мой, язык.
– Да, а вы ошейники-то снимать собираетесь?
– А можно? – с надеждой спросила Кира.
– Я их еще в администрации отключил, но если вам нравится, ходите так.
– Ну уж нет.
Они с визгом сорвали ошейники и запустили их каждая в свою сторону. За свою безопасность я совершенно не опасался – эмоции-то я с них считывал постоянно, и, кроме любви, нежности, желания, в них ничего не было.
– Все, хватит веселиться, пойдемте в торговый центр.
Мы вышли из квартиры, я сразу заменил коды охранной системы – и мы пошли. До торгово-развлекательного комплекса от нас было метров сто. Наш дом стоял как раз на центральной улице, шедшей к комплексу. В первом же магазине девчонки заменили комбинезоны. Теперь у Киры был синий, инженерный. Лин и Эдит выбрали себе серые. Хоть коситься на нас перестали. Зашли в магазин женского белья – и начался ад. Они бегали в примерочную с кучей тряпья и еще и меня постоянно дергали. Когда я им предложил обратиться к искину магазина, чтобы он им быстренько все подобрал, и меня, и искина они обозвали тупыми железяками и умчались с ворохом белья. Но я как раз и не железный, поэтому, чуть ли не пинками выгнав их из магазина белья, повел дальше. Были и еще магазины, и наконец через три часа мучений я в приказном порядке прекратил это безобразие. Чтобы вывезти все барахло, пришлось брать малую грузовую платформу. Свалив все покупки прямо в гостиной, рванули в корпорацию Нейросеть. Там надолго зацепились языками с менеджером, вернее со старшим менеджером, потому что, узнав, чего я хочу, менеджер тут же вызвал своего начальника. Договорились на замену сетей девчонкам на самые крутые. Все получили кто чего хотел. У Киры с новой нейросетью ИИ получился в двести три единицы, так что она теперь сможет исполнить свою мечту. Ей и сеть установили Инженер 7УМ, поколения семь-плюс, почти восемь. Эдит и Лин решили установить Универсал 7УМ. Тоже поколения семь-плюс, чтобы остались и их прежние специальности, и по новым им нетрудно было учиться. Решил установить им всем импланты на интеллект сто и на память сто. На восприятие у них уже стоял, правда, всего пятьдесят-плюс, и решили его просто переставить. А уж баз набрал на любой вкус. Ну Кире инженерные, естественно. А вот Эдит и Лин набрали себе черт-те что. Ну да ладно, им же учить, не мне. Кстати, база для Эдит по живописи оказалась самой дорогой. Вымучил у этих крохоборов медкапсулу седьмого поколения с функцией обучения, обещали завтра привезти. Девчонок отправил на установку сетей и имплантов. Договорился, чтобы и базы им сразу закачали в сеть. И остался один. Вот крохоборы, оставил у них четырнадцать с лишним миллионов, а они хоть бы сока предложили. Пошел домой и завалился спать в свою шикарную кровать.
Утром забрал девчонок. Нейросети у них уже работали. Им же устанавливали первичку, не то что мне. Хотя я не жалуюсь – у меня все равно круче. Про Афру я вообще молчу. С ней мы, кстати, постоянно общались, и она мне дала несколько очень дельных советов. Вернее, это я их себе дал. А впрочем, пусть она, так проще – а то совсем свихнусь.
По пути домой заскочили в банк, и я открыл им счета, привязав их к сетям. На счета положил по миллиону каждой. Приехав домой, ломанулись в спальню и потерялись там на три часа. Потом Лин накормила всех шикарным обедом из нашего накрученного кухонного синтезатора. Да, у девочки определенно талант, а что она будет творить, когда выучит все базы по кулинарии? А потом они начали разборку своего нового барахла. Устроили мне показ. Платья, юбки, кофточки, какие-то комбинезончики. А когда дело дошло до показа нижнего белья, мы опять оказались в спальне. Потом опять показ. В платьях они были очень красивы. Кира, жгучая брюнетка с пронзительными синими глазами, и две блондинки. Только у Лин пушистые, но прямые волосы, а у Эдит – кучеряшки. Она была похожа на одуванчик. А с ее вечно смущенным личиком она выглядела вообще сногсшибательно. Вообще на станции многие женщины ходили в платьях или юбках, но больше все-таки в комбинезонах. Станция – это станция. А вот в столице женщины ходят в основном как раз в платьях. Редко когда можно было встретить женщину в комбинезоне. Да и на курорте я женщин в комбинезонах не встречал.
Из дома мы в этот день так и не вышли.
Утром, за завтраком, Лин спросила меня:
– Ник, ты что, миллионер? Ты на нас потратил такие бешеные деньги, что я не знаю, что и думать.
Ну кто бы сомневался – где разговор о деньгах, там Лин.
– Нет. Это были мои последние деньги. – Ну, о банковских чипах я вам рассказывать не буду, да и не только вам. Уж там-то денег – не сравнить с той мелочью, что я потратил.
– Ты сумасшедший? – Девчонки смотрели на меня раскрыв рты. – Ты потратил на нас все свои деньги? Это правда?
– Почему же все, не все. Еще на недельку погулять осталось.
– Ты точно сумасшедший, – и Лин расплакалась.
– Эй, ты чего? – опешил я.
– Не делай так больше, прошу тебя, – плача, ответила она мне. – В следующий раз ты будешь стараться заработать как можно больше денег, чтобы угодить нам, будешь рисковать и можешь погибнуть. Ты не думай, мы совсем не избалованные. Ты просто люби нас, и все. Больше нам ничего и не надо.
Вот тебе и бухгалтер. Кира и Эдит дружно кивали.
– Девочки, это было необходимо. Тряпки – это ерунда, мелочь. А вот установить вам нормальные сети и импланты было необходимо. И базы были нужны. Без баз зачем сетка? Все взаимосвязано.
Я подошел к Лин, посадил ее на колени и стал успокаивать, поглаживая по спине. Потом мы, естественно, переместились в спальню, и они вновь стали веселыми и озорными.
Потом пошли в развлекательный центр, именно развлекательный – в торговый решили зайти на обратном пути, если время останется. Развлекательный комплекс был хорош. Здесь было все, что душе угодно. Огромный аквапарк. Был даже небольшой скверик с маленьким прудиком. Интересно, на моей базе такое есть? По размерам она не намного меньше станции. Сам астероид, конечно, больше станции, но сколько пространства внутри астероида отошло под саму станцию, я не знаю. Ну так на станции постоянно проживает больше полумиллиона человек, а на базе никого. Обязательно сделаю себе такой же сквер, даже побольше. Натаскаю с какой-нибудь планеты грунта, саженцев, травы – и будет у меня там небольшой лес или большая роща. Хотя почему с какой-то планеты? Мне же все равно на Землю лететь, оттуда все и натаскаю. Березки, осинки. И обязательно липы. Как они пахнут во время цветения – обалдеть, аж голова кружится. Видя, что я загрустил, девчонки потащили меня в аквапарк. Вот там уж мы оторвались. Даже пообедать забыли. После аквапарка пообедали, а заодно и поужинали в открытом ресторанчике на берегу пруда и пошли домой, даже в магазины заходить не стали. Видно, здорово они ухайдакались, раз спокойно прошли мимо тряпок.
Так и проводили время – весело и беззаботно. Но все когда-нибудь заканчивается. Утром на шестой день со мной связался капитан и сообщил, что движки на аратанца пришли. Я рванул в док. Девчонок предупредил, что пару дней меня не будет.
За два дня, не особо напрягаясь, установили двигатели. Вывел корабль из дока и провел юстировку всех четырех движков. Поставил корабль в док. Все, к продаже готов. Пока работал, пару раз заскочил к Эльге. Девчонка совсем раскисла. Увидела меня, повисла на шее и ни в какую не хотела отпускать. Пришлось успокаивать, по-своему, по-мужски. Сразу ожила. На следующий день успокоил вновь. И по ночам пришлось успокаивать. Связывались по сети с девчонками, через меня, конечно, – у нее-то сеть была отключена. Девчонки, кстати, совсем не ревновали, наоборот, были мне благодарны за то, что я поддержал их подругу.
Утром третьего дня собрались у капитана.
– Сегодня займусь пленными. Если удастся их к вечеру спихнуть, то утром вылетаем. Все увольнения отменить, находиться в полной готовности. Расходимся. Ник, сходи попрощайся со своими наложницами и к вечеру возвращайся.
Помчался домой. Дома сразу заграбастал девчонок и потащил их в спальню. Потом пошли обедать. Готовила опять Лин. Пальчики оближешь. Может же. Определенно – талант.
– Так, девочки, сегодня вечером я ночую в доке, а утром мы уходим в поход. Вернусь месяцев через пять. Если же меня не будет десять месяцев, то идите в аратанское торговое представительство. Там скажете, что от гражданства я вас заставил отказаться силой и только сейчас вы смогли сбежать от этого изверга. Валите все на меня – мне уже будет все равно. В Аратане со службы уходите, деньги на закрытие контракта у вас есть. И постарайтесь быть счастливыми.
– Ты что, себя хоронишь? – спросила Кира. – И никогда мы так не скажем. Ты наш муж, хоть и не совсем настоящий. Но это по закону, а нам на ваш закон плевать. В Аратане официально разрешено многоженство, и по всем нашим законам ты наш муж, а мы твои жены.
– Помирать я пока не собираюсь, но предусмотреть надо все. И учитесь, побольше учитесь. У нас, к сожалению, только одна капсула, и она настроена на лечение. Ходите учиться в медцентр, что в торгово-развлекательном комплексе. В первую очередь выучите Абордажника третьего ранга, он у вас есть в сети, туда же каждый день ходите тренироваться – вы должны уметь защитить себя. Потом, Лин, выучишь Медицину четвертого ранга, она только у тебя закачана, и сможешь работать уже с нашей медкапсулой. Потом учите, кому что хочется, но не ленитесь. Если со мной что-то случится, то это вам пригодится.
Они опять расплакались. Пришлось успокаивать – в спальне, конечно. А вечером я ушел в док. У себя в каюте связался с девчонками по сети, Афра подключила меня ко всем троим.
– Как ты это делаешь? – спросила Кира.
– У меня сеть продвинутая. Вы же помните, что мы несколько аратанских научных экспедиций разгромили? Вот с одного ученого и снял.
Проболтали полночи. Рассказал им, что пленных уже отправили в представительство. С Эльгой попрощаться, к сожалению, не смог – просто не успел. Много о чем еще поговорили.

 

А утром мы улетели. И начались обычные космические будни. Я учился и учился. Наверстывал пропущенное. Да, здорово я расслабился. Ну ничего, за четыре месяца доучу все. А вот что учить потом? Базы Содружества учить уже нет смысла, а атланских у меня нет. И неизвестно, когда появятся. Когда я смогу попасть к Жуку, непонятно. Пока действует контракт – точно не смогу. А вот потом – будем посмотреть. Если на меня не начнут охоту, то и дальше буду служить у капитана. Но на базу как-то надо исхитриться попасть, хоть учебных баз набрать. Правда, Жук сразу начнет гундеть о возрождении империи. Я, конечно, против империи ничего не имею, но возрождать ее в одиночку? И попробуй от него отбиться, он же жизни не даст. Да и обжулит он меня моментально. С его-то опытом. Так все закрутит, что я сам помчусь ее возрождать, да еще и повизгивать буду от счастья. Хотя можно поискать у коллекционеров. Ведь находят же разное барахло древних. Наверняка и базы знаний у них есть, и вероятно, они об этом даже не догадываются. Ведь распознавать предметы древних никто не может. Только экспериментальным путем. А для меня, после изученных баз, все эти артефакты древних – не артефакты, а просто вещи, используемые в обиходе. Вот в этом и засада, ведь все, что находят искатели, – это обыкновенное барахло. А мне нужны именно базы знаний, и желательно военные: они полнее. Кстати, надо прошерстить ту коробку с артефактами, что заначил капитан, может, найду что интересное. Я про них и забыл совсем. Интересно, где он их держит – может, здесь, в корабельном сейфе? Надо будет как-нибудь спросить. Он и сам про них забыл, наверное.
Вот так и летели до самого конца, чуть со скуки не сдох. Это я еще учусь, а как остальные? Полтора месяца просидеть в железной коробке, ничего не делая. Железные люди. Хоть бы пираты встретились какие-нибудь. Какое-никакое, а развлечение.
Иногда капитан давал мне порулить. При разгоне и входе в гипер. При выходе я сидел на своем месте и бдел. Пилотировать было намного проще и интересней. Все-таки пилотировать перегруженный крейсер – это что-то. А сейчас все проходило просто и весело. Никакой испарины и дрожащих ног. Хотя опыта я тогда набрался по самое не хочу.
Наконец прилетели в нужную систему. Она была пуста. Облетели все планеты, спутники у планет, крупные астероиды. Провозились два дня. Мы, конечно, и так знали, что тут никого, но для отчета это надо было сделать. Потом рванули оттуда к следующей заказанной системе. Успеть бы и в последней системе сработать без приключений – и было бы замечательно.
Вот ведь – только недавно жаловался на отсутствие приключений, а теперь радуюсь, что их нет. Хотя приключения приключениям рознь. Если бы нас поймали аратанцы, то это было бы не приключение, а избиение. Наше избиение. Интересно, кого они пришлют по нашу душу сейчас? Ударную группу как минимум. Корабли-то терять наверняка надоело. Правда, я не особо-то и волновался – в самом крайнем случае я их могу оприходовать при помощи пси. Но доводить до этого очень уж не хотелось. Сейчас капитан с Гэлом думают, что это у меня случайно получилось. А вот если они узнают, что я могу это делать в любое время и с какой угодно эффективностью, то, боюсь, они меня сами грохнут. На всякий случай – мало ли что мне в голову придет. Поэтому обо всех своих умениях и возможностях пока придется забыть. Нет, иногда, как в случае с нехорошими людьми на станции, я своими возможностями и умениями пользоваться буду. Но делать это надо так, чтобы никто никогда и ни о чем не догадался.
До следующей системы мы летели около месяца. Ура, я наконец добил Инженера империи Атлан. Объем сумасшедший. Вообще удивляюсь, как я ее смог осилить. По-видимому, мои ментовозможности еще немного подросли. Но сама база – это вещь. Теперь я мог все. Ну почти все. Теоретически. Инженеры Атлана могли изготовить или построить грандиозные вещи как по масштабу, так и по тонкости изготовления практически без механизмов. Они могли изготовить все что угодно. Конечно, любую вещь, любой механизм, любой агрегат нужно было сначала спроектировать, и этим занимались специальные КБ, но затем в дело вступал инженер-практик и воплощал проект в жизнь. Представьте себе – приходит такой дядечка куда-нибудь, садится на скамеечку, и возле него начинает расти дом. Сам по себе. Я, конечно, утрирую – крупногабаритные и тяжелые конструкции инженер силой своего пси ворочать не будет. Зачем тратить силы, если для этого существуют различные механизмы, специально созданные. Да и спроектировать какой-нибудь несложный агрегат мог и сам. А имеющие очень высокий уровень ментоактивности инженеры могли изготавливать самостоятельно космические корабли, при наличии проекта и материалов, естественно. Я так, конечно, еще долго не смогу, с моим-то средненьким пси-уровнем. Но кое-что и я умею, и совсем, кстати, немало. Меня так и подмывало что-нибудь эдакое изготовить. Но нельзя. Если кто-нибудь узнает, даже просто заподозрит, то мне конец. За мной будут гоняться флоты целых государств. Если вскипятить мозги на расстоянии могут и высокоуровневые псионы Содружества, пусть их и единицы, но они есть. Конечно, заиметь такого псиона захочет любое государство, не говоря уже о корпорациях. Но в общем-то ничего особенного в таком псионе нет, о таких знают, таких видели и даже трогали рукой. А вот инженер-псион древней империи для любого государства такой приз, ради которого можно и войну начать. Ведь такой инженер подымет сразу любое государство в техническом отношении на несколько ступеней вверх. Ради этого многие пойдут на все. Да уж – иметь возможность творить и одновременно не иметь такой возможности! Вот это везение так везение. И я в общем-то не против помочь и другим освоить эти знания. Да ради бога. Что мне, жалко, что ли? Но ведь не дадут. Засунут в самый глубокий подвал и будут потихоньку доить. Ну уж нет – я лучше на своей базе всю жизнь проживу. Пока не свихнусь, конечно. Человек все-таки животное стадное и жить без общества себе подобных не может. Это искин может просуществовать тридцать тысяч лет, и хоть бы что, а человек лет через десять свихнется. Ведь человек не существует – он живет. Жук, наверное, поэтому и согласился аграфку у себя оставить, что все это предвидел? Да-а-а… Жук – это Жук. Все с самого начала знал, все просчитал, скотина. Ну и ладно – что будет, то и будет.
Вот мы и добрались до последней необследованной системы. Хоть бы и здесь прошло все спокойно, не хочется нести потери, терять людей. Мы вошли в систему, и я огляделся. Ура! Никого! Ну, за дело. Здесь мы все сделали еще быстрее, всего за сутки. Правда, эти сутки никто не спал, и все находились в жутком напряжении, но зато мы успели. Через сутки выскочили из системы и полетели в сторону от нашего прежнего маршрута, на всякий случай. Капитан произвольно менял длину прыжка, чтобы нас невозможно было просчитать. Наконец мы отлетели достаточно далеко, и можно было взять курс на родную станцию. Все успокоились – и тут опять навалилась скука.
Как-то, уже войдя в гипер из одной из транзитных систем, я предложил капитану:
– Капитан, а помнишь, в одной из систем мы нарвались на трех пиратов? Может, сгоняем туда и посидим в засаде? Может, прижучим кого. А то очень уж скучно.
– Ник, ты же уже почти семейный человек, тебя дома целых три наложницы ждут. А тебя на приключения потянуло.
– Так я же не по бабам, а подраться. А то не долетим до дома – со скуки все передохнем.
– Да я и сам уже об этом думал. Хотел провести учения, но так даже лучше. Хорошо, в следующей системе повернем туда.
В следующей системе мы подкорректировали курс и полетели навстречу приключениям. На корабле все оживились. Никто не сомневался, что нам придется подраться. Особенно радовались абордажники, как будто не им идти под пули и снаряды. Зазвучали наконец соленые шутки и смех. А то прямо как на кладбище.
Наконец через две недели прилетели в эту пиратскую систему и спрятались – Дин за одним из астероидов, а мы рядышком. Мы-то в любой момент могли включить невидимость. Неожиданно никто в систему войти не мог – искин с помощью сканеров тут же засечет возмущение гиперпространства. Вот так пираты и охотятся. Сидят в засаде и ждут. При выходе из гипера мониторят гостей. Если попадается что-нибудь вкусное и не очень сильное, то нападают. Вот и мы сидим и ждем. Охотимся на охотников.
Так просидели пять дней. Капитан уже хотел сниматься и уходить, но тут наконец пожаловали пираты. Пять кораблей – два легких крейсера четвертого поколения, фрегат шестого поколения и два больших транспорта. Вышли они с той стороны, куда прошлый раз направлялись трое пиратов. Это хорошо, значит, с добычей. Капитан объявил боевую тревогу. Мы висели и ждали, находясь почти у них на пути. Именно здесь проходили тогда те трое, а если у них проложен постоянный маршрут, то и остальные тут должны ходить. Теперь-то они маршрут поменяют. Если пропали две группы кораблей, то маршрут от греха надо менять. Тем более что проложить новый курс не так и сложно. А в том, что они потеряют и эти корабли, никто не сомневался.
– Дин, слышишь меня?
– Слышу, капитан.
– Сиди пока и не высовывайся, будешь на подстраховке. А мы пока сожжем их боевые корабли, а транспортами займутся абордажники.
И уже ко мне, отключив связь:
– Что там по людям?
– В крейсерах по двадцать пять человек, фрегат – двенадцать, транспорты – по семь. И, капитан, может, не будем жечь фрегат? Хороший кораблик, нам бы пригодился.
– Согласен.
– И еще, разреши мне пойти с абордажниками.
– Рехнулся? Да там и абордажникам делать нечего. Будешь у них только под ногами мешаться.
– У меня третий ранг Абордажника. Пожалуйста, капитан. Ну когда я еще в бою побываю? Да ты и сам говоришь, что риска никакого.
– Риск всегда есть. Прилетит какой-нибудь шальной снаряд. Да хрен с тобой, иди уж. Только надень штурмовой скафандр, я распоряжусь.
До подлета пиратов оставалось с полчаса, так что я помчался на летную палубу к абордажникам. Меня уже встречал Корин с запасным скафандром. Я быстро влез в скафандр, и мы прошли в бот.
Я не просто так напросился в абордажную партию. Боевые навыки и в самом деле нужно было нарабатывать. Базы и тренировки, конечно, дают много. Я сейчас спокойно могу уделать трех-четырех абордажникав, но это на тренировке. А в бою? Очень сомневаюсь, что и с одним справлюсь. Так что бой есть бой. Каким бы он ни был. Да и капитан наверняка приказал Корину прикрывать меня. Ну да ладно, прорвемся. Минут десять-пятнадцать еще просто сидели и ждали. Потом проревела сирена, и бот рванул вперед. Окон в боте не было, так что лететь было скучновато. Абордажники сидели молча и почти не двигаясь. Один я крутил головой. Наконец пристыковались к кораблю. Абордажники открыли люк бота, вышибным зарядом вскрыли технический люк транспорта и по одному стали запрыгивать в люк. Я шел предпоследним, за мной был только Корин. Бойцы стали растекаться по коридорам. Мы с Корином тоже пошли по одному из них. Я-то знал, где находится противник, так что бежать нам и не надо было, мы все равно всех опередим. Два пирата находились в рубке, и туда уже мчались абордажники, ну правильно – рубку захватывают в первую очередь. А вот еще пятеро находились в коридоре, к которому мы сейчас и подходили. Сидят, наверное, за баррикадой. Мы подошли к широкому коридору, слева по которому и находились эти пятеро. Я немного опередил Корина и пошел к углу, доставая две светошумовые гранаты. Выглянул за угол – точно баррикада – и одним движением запустил гранаты в ее сторону, спрятался за угол, прокричал Корину «бойся», зажмурил глаза и открыл рот. Как только прогремел двойной взрыв, я помчался к баррикаде. Всего от того момента, как я подошел к углу, не прошло и трех секунд. Я с ходу перескочил через баррикаду, сжимая в руке нож. У пиратов не было ни одного шанса – они и так стояли обалдевшие после взрыва гранат, а тут еще я свалился на них со своей сумасшедшей скоростью и с ножом в руке. Ну, конечно, мужик в тяжелом штурмовом скафандре и с ножом. А нож у меня хороший, аграфский. Ну да, из аграфской шашки я сделал себе нож. Вот такой я варвар. Зато он режет все, даже металл. Пираты умерли очень быстро, не успев ни разу выстрелить. Да и пираты были какими-то задрипанными. Двое вообще без скафандров, а на остальных скафандры были такой древности, что, по-видимому, они достались им в наследство от их прадедушек. И только тут подскочил Корин. Ох, как он матерился, как матерился. Сказка. А так как общей связи он не отключал, эту сказку слушали все абордажники нашего отделения. Наверное, жалели, что записать не могут.
– Да ладно тебе, Корин, – сказал я, когда он немного выдохся. – Хватит тебе скандалить. И чего ты разбушевался? Все уже закончилось.
– Ты почему не стрелял? Тебе винтовку зачем дали?
– А я про нее как-то забыл. Да и ножиком мне сподручнее.
– Вот ведь раздолбай.
Про винтовку я, конечно, не забыл. Но мне нужно было почувствовать соприкосновение с противником именно накоротке, а не пулять в него издали из винтовки. Из винтовки и простой, необученный техник сможет. А вот именно такой бой, накоротке, проявляет все твои возможности и дает бесценный опыт.
Рубку ребята тоже захватили без потерь, даже одного пленного взяли. Потом Корин улетел захватывать фрегат, оставив со мной одного бойца, который так и ходил за мной, как привязанный. Объяснить ему, что на корабле больше никого нет, я не мог, да и не поверил бы он мне все равно. Пошли осмотрели трюмы. Ничего интересного. Концентрат какого-то металла в брикетах. Наверняка дорогой, если пираты не поленились его тащить. Это хорошо. Я, конечно, не бедствую. Но, как говорят на Земле, денег лишних не бывает. Да и семья у меня, ее кормить надо. Проверили все трюмы – везде одно и то же. Ну и ладно. Пошел в рубку и связался с капитаном. Он тоже начал со скандала:
– Ты чего творишь? Ты на хрена в самую мясорубку полез?
– Да ты что, капитан. Там и было-то пять обдолбанных придурков. Я их всех сначала хотел повязать, но возиться неохота было, потому повязал только одного, а остальных просто зарезал.
– Не ври. Мне Корин уже все доложил. Ладно, с этим мы еще разберемся. А пока доложи, что нашел.
– Да тут одна хрень. Полный транспорт концентрата металлов. Что за металл, не знаю. Надо пленных поспрашивать, да и на искине наверняка есть. Но коды на искин все равно из пленных выбивать надо. Взламывать долго.
– Хорошо. Сейчас пришлю за тобой бот. И пленного захвати.
Я бы, конечно, взломал искин за пару секунд, но зачем вызывать лишние подозрения. Потом пришел бот, и началась рутина. Дин цеплял корабли и оттаскивал их за один из крупных астероидов. Я помогал Дину, а капитан находился на всякий случай в охранении. Потом я занялся фрегатом. Два движка требовали замены. Все остальное было в порядке. Транспорты могли продолжать полет, они вообще не пострадали. А выбитые техлюки техники уже восстановили. Я вернулся к нам на корабль и доложил обо всем капитану.
– На фрегат нужно два движка. Очень хороший кораблик. Жаль, что ты, капитан, разнес оба крейсера – я бы с них что-нибудь снял, а теперь даже и не знаю. Но кораблик терять жалко.
– Тут такое дело, Ник. Из допроса пленных выяснилось, что за ними идет еще караван. Еще один транспорт в сопровождении трех фрегатов. Два четвертого и один пятого поколения. Транспорт, как и один из уже наших, с дорогим перерабатывающим оборудованием. Они, оказывается, разгромили какую-то аратанскую шахтерскую станцию. На двух транспортах перерабатывающий комплекс полного цикла. Очень дорогая штука, очень. А полные трюмы торита на захваченном вами транспорте тоже стоят огромных денег. Это доля этих пиратов с разгромленной станции. В разгроме участвовала эскадра из двух пиратских кланов. Так что транспорт надо захватывать обязательно.
– Так захватим, в чем проблема-то?
– Проблема в том, что у нас не хватает пилотов. Мы с тобой и Дин со своим вторым пилотом, итого четыре пилота. А кораблей получается пять. А если считать фрегат – то шесть. Но о фрегате я уже даже и не думаю. Нам бы транспорты до дома довести. Если получится, то лет десять можно загорать на самом лучшем курорте всей командой.
– Да, проблемка. Капитан, а пленные кто?
– На транспорте с оборудованием захватили капитана-аратанца, его пираты взяли на станции вместе с кораблем. А на вашем транспорте обыкновенный пират, пилота убили.
– Вот. Один пилот уже есть.
– Нет, не согласится. Аратанец. С пиратом еще можно было бы договориться, а этот не согласится.
– Да ладно, уговорим. Я сейчас с Корином схожу. Он своей страшной рожей будет его запугивать, а я уговаривать. А следующий караван когда подойдет?
– Завтра должен. У них там какие-то проблемы с погрузкой были.
– Капитан, ты все-таки постарайся все фрегаты не сжигать. Хоть у одного корму целой оставь. Я движки переставлю, и, может, сможем фрегат перегнать как-нибудь.
– Ладно, постараюсь. А вы сходите с Корином поговорите с аратанцем. С Корином я связался, сейчас подойдет.
Подошел Корин, и мы пошли общаться с аратанцем. Зашли в ангар для пленных. Там на кровати сидел аратанец. Было странно видеть в таком большом помещении только одного человека – обычно их здесь как сельдей в бочке.
– А где второй? – спросил я у Корина.
– В космос отправили.
– Ну и ладно, туда ему и дорога.
Мы подошли к аратанцу.
– Так, мужик, – сказал я ему, – у меня к тебе есть предложение, от которого ты просто не сможешь отказаться. Предлагаю тебе поработать на нас пилотом. Согласишься – отпущу.
– До первого рабского аукциона?
– Нет, сам, лично посажу тебя на корабль до вашей ближайшей станции. И даже билет оплачу.
– Я не один, – с тоской проговорил он.
– Что-то я здесь больше никого не вижу.
– На другом транспорте у меня жена и сын.
– Не было там ни женщины, ни ребенка.
– Тот транспорт подойдет только завтра, наверное. Эти сволочи специально нас на разные корабли развели, чтобы я не взбрыкнул. У них тоже пилотов не хватает. Если освободите их и отпустите нас потом, то помогу.
– Да, это уже проблема. Сам понимаешь – абордаж есть абордаж. Все может случиться. Рисковать своими людьми ради твоей семьи мы не будем.
– Хорошо хоть не врешь. А ты вообще кто?
– Я инженер и пилот этого корабля. А еще я страшный и ужасный абордажник, самый главный. После вот этого бугая, конечно.
Корин опять начал ругаться.
– В общем, так, мужик. Получится отбить твою семью – отобьем, не получится – значит, не получится. Обещать я тебе сейчас ничего не могу. Но в любом случае я тебя отправлю на вашу станцию. Это я тебе обещаю. Скажи мне, а на том транспорте, что должен подойти, пилот тоже из ваших?
– Чего не знаю, того не знаю.
– Ну ладно, разберемся. Пошли, Корин.
Мы прошли к капитану и доложили ему о происшедшем разговоре.
– Вот видишь, капитан, уже один пилот есть.
– А если его семья погибнет?
– Все равно поможет, никуда он теперь не денется. Может, и еще где пилота найдем, так что ты уж попробуй не сжигать все фрегаты. Хоть одну корму целой оставь – мне больше и не надо.
– Все никак не угомонишься? Ладно, попробую. А сейчас отдыхать. Завтра много работы.
И мы разошлись. Спать еще не хотелось, и я пошел к Гэлу в медблок поболтать. Он как раз занимался ранеными. При штурме фрегата двоих наших ранило. Одного тяжело. Но оба были живы, и это главное.
– Ты знаешь, Ник, эти аграфские медкапсулы просто чудо какое-то, – встретил он меня. – Один уже завтра будет здоров, а второй дней через пять-шесть. В наших старых капсулах они провалялись бы раза в два дольше.
Мы с ним пообсуждали различные медкапсулы, потом поболтали еще о каких-то пустяках, и я пошел спать.
На следующий день все прошло как по нотам. Транспорт взяли на абордаж без всяких потерь. Женщина с пацаном тоже не пострадали. Капитан с Дином два фрегата сожгли, а у третьего капитан отстрелил нос вместе с рубкой, так что движки у меня теперь были. Правда, с пилотом не очень повезло. Взять-то его, конечно, взяли, но он оказался из пиратов. Так что с ним нужно еще как-то договориться. Но капитан вроде говорил, что сможет. Вот пусть и договаривается. А я занялся фрегатом.
Через три дня мы были готовы к полету. С пиратским пилотом капитан все-таки договорился, пообещав посадить его на корабль по выбору, ну а дальше как повезет. Так что я летел на фрегате. С собой я взял только одного техника с техкомплексом. За время полета кораблик надо было привести в порядок. Так-то он был в хорошем состоянии, но уж очень какой-то неухоженный, обшарпанный. С разбитого фрегата я снял не только все движки, но и реактор. Благо место под погрузку было.
И мы наконец-то покинули систему. Лететь было недалеко, меньше месяца. Да, расстояние в космосе меряли временем в полете или количеством прыжков. Вот такой парадокс. Можно было долететь и пораньше, но уж очень неповоротливы были транспорты.
Во время первого прыжка мы занимались кораблем, а потом я учился. Как раз к концу полета закончил базу Пилот. Теперь я управлялся со своим корабликом так, что и капитану мог фору дать. Конечно, это все было не то. Мне нужна была практика на атланском корабле. Только где же его взять? Наконец вошли в нашу систему и встали у станции на рейде. С диспетчером общался капитан, а я просто выполнял его приказы. Связался с девчонками и поговорил с ними минут пять – больше просто не было времени. Только как дела и как здоровье. Девчонки, конечно, аж визжали от радости. И визжали, и плакали, и смеялись, и прыгали. И все это одновременно. Вот как так можно? Пообещал связаться с ними попозже. Транспорты оставили на рейде. И фрегат тоже. К сожалению, и меня вместе с ним. Капитан обещал договориться насчет ангара для него. Наши корабли поставили в док. Семью аратанцев пока поместили в моей каюте в жилом модуле. А я сидел и скучал. Все-таки пять месяцев я хоть чем-то, но был занят. А сейчас делать ничего не хотелось. Напала какая-то апатия. Хотелось домой. Если бы капитан занял меня каким-нибудь делом, а самому делать ничего не хотелось. Связался еще раз с девчонками, объяснил им ситуацию. Потрепался с Афрой. А утром капитан прислал нам на смену двух абордажников. Первым делом пошел к аратанцам. Обещания надо выполнять. Капитан своего пирата отправил еще вчера. Зайдя в каюту, спросил:
– Вы хоть ели?
– Да, нас кормили. Когда ты нас отправишь?
– Сейчас и отправлю. Мне с вами возиться не резон, меня дома семья ждет.
Мы подобрали ближайший рейс до аратанской станции. Корабль был грузопассажирским, но они были рады и такому. Я оплатил им проезд, вызвал такси, и мы поехали к кораблю. Уже у трапа пилот заикнулся о компенсации за корабль.
– Не наглей, мужик, – ответил ему, – мы корабль отобрали не у тебя, а у пиратов. Так что все претензии к ним. Я ведь знаю, что у тебя на счету есть деньги, – пираты тебя еще выпотрошить не успели. Но я ведь тебе о них ни слова не сказал. Хотя мог бы отобрать все и был бы прав. Так что летите в свой Аратан. А там уж как повезет.
Тут начала орать, брызгая слюной, его жена. Мы, оказывается, подлые бандиты, и мы хуже пиратов, и арварские ублюдки, и проклятые работорговцы, и воры, и еще много, много чего. Я даже опешил. Ну ни фига себе. Вот и делай людям хорошее. Я достал из кобуры игольник. Она сразу заткнулась и спряталась за мужика.
– Вот что, мужик. Я обещал отпустить вас и отпускаю. Я привык держать слово. Но твоя баба оскорбила меня. А раз она твоя жена, то ее слово – это твое слово. У нас такие законы. Значит, вы все меня оскорбили. И я объявляю вас своими врагами, и как только вы улетите – открою на вас охоту. И я вас найду, обязательно найду. Рано или поздно найду. Найду и убью. Всех троих. А теперь убирайтесь.
Они пулей влетели в корабль. А я отправился в док. Насчет законов я, конечно, погорячился. Хрен знает, какие у них тут по этому поводу законы. И искать я их, естественно, не буду – вот еще, очень нужно. Зато мужик теперь устроит своей жене такую жизнь, что она вообще забудет, как рот открывается. И мужику жить полегче будет. Он-то ни в чем не виноват. Конечно, мы их спасли от смерти – по прилете на пиратскую базу их все равно грохнули бы, но и он нам помог неслабо. Во всяком случае, фрегат бы точно пришлось бросать.
Отправился в док. По пути со мной связался капитан.
– Ник, я сейчас занят нашими трофеями, так что можешь отправляться пока домой на два-три дня. Как освобожусь – свяжусь. Соберемся и подобьем итоги. Отдыхай.
Я вернулся в док, попрощался с экипажем и отправился наконец домой. Дома в первую очередь залег в ванну. Хотя какая ванна – небольшой бассейн. Девчонки тоже попрыгали ко мне. Сначала решили просто поваляться со мной в теплой воде. Терпения у них хватило минут на пять. А может, не у них, а как раз у меня? Да какая разница. Понежиться в ванне у меня не получилось. Так я и не жалею. Угомонились мы только к вечеру – есть очень захотелось. Отправились в столовую. Пока Лин колдовала с синтезатором, девчонки пересказывали мне новости. Хотя какие у них новости, из дома практически не выходили. Главной новостью, конечно, было то, что Эдит поправилась на целых два кило и что она лентяйка, меньше всех занимается, а все время сидит у планшета и рисует свои картинки. И что Кира не вылезает из капсулы и все учится, учится. А Лин не отходит от синтезатора и все готовит, готовит. А никто ничего не ест, и все приходится выбрасывать в утилизатор, и если бы не Эдит, то она вообще потеряла бы веру в себя. И что во время спарринга Кире расквасили нос, а Эдит подбили глаз. И еще множество очень, очень важных вещей. А после ужина они решили похвастаться своими успехами в рукопашке и заломали меня. Я, правда, не очень-то и сопротивлялся, но зато радости было! Ну и, естественно, наша борьба закончилась только ближе к утру.
Встав и позавтракав, мы решили сходить в развлекательный комплекс. Пошли сразу в сквер, так понравившийся нам раньше. Девчонки несколько раз приходили сюда и гуляли по аллеям. Здесь и в самом деле было здорово. Тихие аллейки, скамейки в укромных местах, прудик. Конечно, все было маленьким и каким-то игрушечным, но, учитывая, что мы находились в здоровенном металлическом ящике посреди космической пустоты, это было просто здорово. Мы погуляли и сели на скамью на берегу пруда. Просто сидели и смотрели на воду. Сидели и молчали. Мне было очень хорошо.
Вот так и надо жить, думал я, со мной любимые женщины, вокруг тишина и покой. Конечно, лучше жить все-таки на планете. Найти какой-нибудь небольшой городок, купить дом и жить себе спокойно. Рядом обязательно должна быть речка и лес. Будем ходить на рыбалку и гулять по лесу. Обязательно научу девчонок ловить рыбу и собирать грибы. В Арваре полно кислородных планет, так что местечко себе можно подобрать. А можно поселиться на берегу моря. Только подальше от курортных зон, чтобы курортники не мельтешили перед глазами. Где-нибудь в субтропиках, чтобы круглый год было тепло. А вот если на берегу реки, то в средней полосе. Чтобы лето было летом, а зима зимой. И пусть Жук со своей империей подождет. Ждал несколько десятков тысяч лет и еще сотню лет подождет. И чем ему люди Содружества не нравятся? Почему они порченые? Глупости какие-то. Люди как люди. Ничем от меня не отличаются. Ну не будут наши дети ментоактивны – ну и что? Поживу лет пятьдесят в тишине и покое, выращу детей, выучу их, а потом можно и к Жуку наведаться. Выдержу ли я сам тишину и покой? Хрен его знает. Не попробую – не пойму. Главное, чтобы мне дали эти пятьдесят – шестьдесят лет спокойно прожить. А вот тут уже затык. Вряд ли меня оставят в покое. В принципе можно договориться с капитаном. Заплатить ему отступные за контракт, но не факт, что он согласится. А даже если и согласится. Сейчас я ему нужен, и он сделает все, чтобы до меня никто не добрался. А если я уже буду не его человек? Нет, сдавать он меня не побежит – не та личность. Но и ответственность с себя снимет. А там все может случиться. Сболтнет что-нибудь и где-нибудь. Да в том же клане, среди родственников. А родственники у него еще те акулы – вцепятся намертво. А экипаж? Конечно, наверняка обо мне знают только капитан и Гэл, но и команда о многом догадывается. Рано или поздно кто-нибудь и сболтнет что лишнее. Дойдет до сибовцев, и все. Эти товарищи быстро все раскрутят. И если я буду жить на планете, то деваться мне будет некуда. Даже одному уйти с планеты трудно, а с детьми? С женами? Со станции соскочить, конечно, проще. Но прожить лет пятьдесят на станции? С семьей? Да на фиг мне это нужно. Ну и что делать? Грохнуть всю команду? Может быть, я и смогу это сделать, но нужно ли? Ведь никто из ребят мне ничего плохого не сделал. А от капитана и Гэла я ничего, кроме хорошего, не видел. И вообще я их вроде друзьями считаю. Так что грохнуть я их просто не смогу – рука не поднимется. Да, дилемма. И так плохо, и так нехорошо.
– Афра, – позвал я мысленно, – посчитайте с Марфой: сколько у меня осталось спокойного времени, и вообще сделайте небольшой прогнозик – что нас ждет дальше?
– Уже все давно подсчитано и просчитано. Так что слушай. Спокойной жизни, если твою жизнь можно назвать спокойной, тебе осталось года два-три. Это с вероятностью в пятьдесят-шестьдесят процентов. Хотя я бы дала меньше. Но Марфа посчитала именно так. Но что с нее взять – железяка и есть железяка. А потом тебе придется удирать. Очень быстро и очень далеко. Если ты не хочешь к Жуку на нашу базу, то даже и не знаю. В соседние страны, входящие в Содружество, бессмысленно – найдут. Придется бежать на другой конец Содружества. Но если за нас возьмутся аграфы – то и там найдут. А они возьмутся. Сам понимаешь, у них везде сидят агенты. Так что кто за тебя первый возьмется – еще вопрос. Да и драпать на другой конец Содружества не выход – слишком далеко будет до нашей базы. Так что лучше всего рвать во фронтир. Он большой, и там можно затеряться. Но вот спокойной жизни там точно не будет. Во всяком случае, женщин своих на несколько месяцев ты там одних не оставишь. Придется их таскать всюду с собой. Но для этого нужен нормальный корабль, а не тот фрегатик, что ты прячешь. На нем можно удрать и добраться до какой-нибудь станции во фронтире. А потом нам надо будет прикупить легкий крейсер пятого-шестого поколения и переоборудовать его в поколение эдак девятое-десятое. Мы это сделать сможем, с нашими-то знаниями. И можно будет спокойно летать по фронтиру – в глаза бросаться не будем. Насчет документов можешь не волноваться – метку на нейросеть я тебе любую поставлю. С картой ФПИ тоже решим – ты со своим шестым рангом сам себе любую сделаешь. А вот с девчонками твоими проблема – им-то я в голову не залезу, так что им метки придется как-то убирать не засвечиваясь.
Тут как раз Кира потеребила меня за плечо:
– О чем задумался, Ник?
– Да так, ни о чем. Просто сидел и наслаждался жизнью. У меня три такие прекрасные жены – до сих пор поверить не могу.
– Поверишь. Сегодня ночью и поверишь, и проверишь. А мы тебе в этом поможем, правда, девчонки? – крикнула она и припустила вперед.
Подхватила Лин и Эдит под руки, и они зацокали каблучками на несколько шагов впереди меня. Выглядели они и в самом деле великолепно. Кира и Лин в брючных костюмах: Кира в светло-сером, а Лин в темно-синем. А Эдит в голубом платье. Все в туфельках на каблучках. Стройные ножки, аккуратные попки. Да еще зная, что я иду сзади, принялись крутить восьмерки. Вот ведь заразы. Мне даже расхотелось обедать. Я уже решил подхватить их и рвануть домой.
– Даже и не думай, – смеясь, прокричала Кира, – сначала обед.
Вот ведь, чувствуют они, что ли? Тогда я обогнал их и пошел впереди. А они цокали сзади каблучками и хихикали. Так и дошли до нашего любимого открытого ресторанчика. Там и пообедали. Конечно, Лин готовила намного вкуснее, но и здесь тоже было неплохо. Сейчас Лин, после изучения базы Кулинария, вытворяла с пищевым синтезатором такое, что поверить, что все было приготовлено из обычных пищевых картриджей, было просто невозможно. Определенно талант. После обеда еще погуляли немного по скверу, посидели на скамеечке и пошли не спеша домой. В аквапарк решили не ходить. Сегодня уже так и так не успевали, а завтрашний день решили провести дома.
Дома просто сидели в гостиной кто где и разговаривали. Обо всем и ни о чем. Эдит мне показывала свои рисунки. Ну как рисунки – на планшете. На бумаге или холсте здесь давно не рисовали. Я спросил у Эдит – видела ли она картины на холсте? Она очень удивилась – как можно рисовать на холсте? Я долго рассказывал ей о холстах, красках, кистях. Об игре света и тени. Я сам ни разу не художник, что помнил, то и рассказал. Очень ее это заинтересовало. Тут же стала шерстить галонет в поисках холстов и красок. Что поделаешь – творческая личность. Оказалось, что никто из них никогда даже не слышал о картинах на холстах. О резьбе по дереву и по камню что-то слышали. Но стоило это таких денег, что с этим никто не заморачивался. Так что в Содружестве рулила компьютерная графика. Художники придумывали свои картины на планшетах и выставляли их в галонет. Не бесплатно, конечно. Известные художники зарабатывали на этом очень неплохие деньги. Ведь картину можно было не только посмотреть, но и перетащить на свой планшет и украсить ею свое жилье. Тоже не бесплатно. Некоторые фанатики от искусства держали полюбившиеся им картины в своих нейросетях, чтобы в любой момент можно было приобщиться к прекрасному. Вот такой хренью и занималась Эдит – рисовала что-то на планшете. Мечтает создать шедевр. Ну и бог в помощь. А вот Лин и Кира меня расстроили. Кира выучила третий ранг Инженера и начала учить четвертый. И все. А Лин выучила третий ранг Медика и остановилась на этом. Теперь учит базы по кулинарии. Самое главное – они были очень горды своими успехами. И очень удивлены, когда я поинтересовался – почему так медленно.
– Странный ты какой-то, Ник, – сказала Кира, – разве это медленно? Мы же выучили Абордажника третьего ранга и начали учить свои профильные базы. Я выучила третий ранг Инженера, и это очень хорошо. С таким темпом я уже года через два закончу учить Инженера шестого ранга. Во всяком случае, надеюсь на это.
– Через два года? Ты серьезно?
– Ник, вот смотри: я прослужила пять лет во флоте. При поступлении на службу, после заключения контракта на двадцать лет, мне установили нейросеть Техник 4УВ. За пять лет я выучила базу Техник четвертого ранга. Конечно, я не могла только учиться – служба есть служба. Но у меня мечта – стать инженером. Я собиралась за эти двадцать лет накопить на инженерную сеть. Конечно, такой, как ты мне установил, я бы себе позволить не смогла – установила бы пятерку или, в лучшем случае, шестерку. Но и это тоже очень хорошо. Потом бы я стала копить на инженерную базу. Пришлось бы заключать контракт еще на десять лет. Купила бы базу четвертого ранга и выучила бы ее. Как раз уложилась бы в десять лет контракта. Потом ушла бы со службы и устроилась на хорошо оплачиваемую работу. Инженеру четвертого ранга это нетрудно. Стала бы копить на базу пятого ранга. Купила бы и выучила. На шестой ранг я даже не замахивалась. Уложилась бы еще лет в десять. А вот потом бы уже стала думать о семье. Может быть, со временем и ребенка родить решилась бы.
– Подожди, подожди. Это что же получается – ты бы потратила сорок лет, чтобы стать инженером пятого ранга? С ума сойти.
– Ну а чего здесь такого? Так все делают. И это еще хорошо, что у меня ИИ высокий и я могла бы исполнить свою мечту. А ты говоришь, что два года – это много. Всего через два года сбудется моя мечта, и я стану настоящим инженером. Инженером шестого ранга. Да за меня корпорации драться будут. Я смогу одна содержать всю нашу семью. И неплохо содержать. И у девчонок так же. А Эдит своими картинками не смогла бы заниматься вообще никогда. А теперь она, может, станет великим художником, и мы еще будем гордиться, что спим с ней в одной постели.
– Скажешь тоже – великой художницей, – откликнулась Эдит, – мне, чтобы стать просто художницей, еще лет двадцать учиться.
– Афра, – мысленно спросил я, – ты что-нибудь понимаешь?
– А чего здесь понимать-то? Девочка тебе все толково объяснила.
– Но как же я? Я-то выучил эту базу за три-четыре месяца.
– Ты именно учил. Не вылезал из капсулы. И учил под разгоном. И не забывай про ментоактивность – она тебе тоже здорово помогала. Ну а теперь, когда у тебя есть я, мы эти недобазы примитивные можем щелкать вообще как орехи. Ты сравни нашу базу Инженер и базу Содружества – небо и земля. Да и зачем нам теперь их базы?
– А вот тут ты не права. Мы с тобой к Жуку пока не собираемся, и пользоваться нам придется оборудованием Содружества.
– Что, не разберешься, что ли? С твоей-то имперской базой Инженер?
– Конечно разберусь. Я теперь могу разобраться в чем угодно, но голову поломать придется. А зачем? Проще выучить их примитивные базы. И потом, есть множество баз не технических, а экономических, социальных, юридических. И все это надо знать, если мы хотим нормально устроиться в Содружестве. Потом надо подучить базы по военной тематике – ведь летать мы собираемся в Содружестве и на кораблях Содружества. И драться, если что, нам придется именно с кораблями Содружества.
– Да, тут ты, конечно, прав.
– Ты опять о чем-то задумался? – спросила Кира и погладила меня рукой по щеке.
– Так, девочки, нам всем надо задуматься. Я не знаю, как сложится наша дальнейшая жизнь, – надеюсь, что все будет хорошо. Но готовым надо быть ко всему. Поэтому вам придется поднапрячься.
– Фух… Ты меня напугал, – сказала Лин. – Когда ты начал говорить с таким серьезным видом о нашей дальнейшей жизни, у меня аж сердце в пятки ушло. А поднапрячься – это мы всегда пожалуйста, хоть сейчас.
– А я как раз очень серьезен. И в первую очередь это касается тебя, Лин. Всем вам придется учиться поинтенсивнее. Но Кира учит Инженера, а Эдит, мне кажется, вообще для общества пропала. Так что основная нагрузка ляжет на тебя. Придется тебе приостановить изучение кулинарии. Хотя, признаю, это тоже очень важно для семьи. Но сейчас важнее другие базы: Экономика, Торговля, Финансы, Юрист и тому подобное. Все это нужно выучить минимум в четвертом ранге, а лучше в шестом.
– Ник, ты с ума сошел? – возмутилась Лин. – Мне это все лет десять учить.
– А кому сейчас легко? – сказал я. – Договорись с нашей художницей – пусть и она что-нибудь на себя возьмет. Но основные базы учить все равно тебе. Ведь на хозяйстве у нас ты. Завтра пойдем в Нейросеть и прикупим баз. И чтобы не лодырничали – пороть буду.
– Насчет пороть – хоть сейчас, – вскочила смеясь Эдит, – я готова.
– Нет, ну вы посмотрите на нее – всего-то пару месяцев базу по искусству поизучала, а уже на извращения потянуло. А что будет дальше?
Все рассмеялись и расслабились. Потом просто сидели и болтали. Правда, Лин с Эдит постоянно о чем-то спорили, а мы с Кирой только посмеивались, глядя на них. Потом был ужин. А потом пошли спать. Да, и спали мы тоже. Хоть и не так уж много. Ничего, потом отосплюсь.
Утром, позавтракав, отправились в офис корпорации Нейросеть. Набрал у них баз. Брал два комплекта – для девчонок и для себя. Для себя взял Экономику шестого ранга, Торговлю шестого ранга, Финансы шестого ранга и Юрист шестого ранга. Для девчонок взял то же самое плюс еще Бухгалтерский учет, Складирование и Хранение материальных ценностей, Банковское дело. Тоже все шестого ранга. Можно было набрать и больше, но, посмотрев на кислое лицо Лин, сжалился. Взял еще небольшую безранговую базу Дополнения к базе Юрист Арварской империи. Для себя и девчонок. Отдал за все больше десяти миллионов. На бонус вымучил у этих крохоборов две учебные капсулы. Правда, капсулы были шестого поколения и все равно шли у них на списание, но поторговаться пришлось как следует. Однако для нас как раз то, что надо. Лин доучит четвертый ранг Медицины и сможет сама бодяжить для девчонок разгон. Если, как говорит Афра, у нас еще есть два-три спокойных года, то под разгоном все основные базы они выучить успеют. А свою лабуду пусть учат когда-нибудь потом. Кстати, Юриста все-таки спихнули Эдит. Вернулись домой и стали ждать капсул. Наконец привезли и установили учебные капсулы. Положил в них для пробы Киру и Эдит на три часа. Лин занялась обедом, а я ей помогал. Помог хорошо, так что готовка растянулась на все три часа. Выйдя из капсул, девчонки очень подозрительно на нас поглядывали, и мы им конечно же рассказали, как проходила готовка. Они срочно захотели все это повторить, но я отговорился тем, что все будет, но после обеда. Напомнил им вчерашний день. Посмеялись, пообедали. Потом до самого вечера просто дурачились. Очень мило провели время. Вечером со мной связался капитан и приказал прибыть в док утром на совещание. Так что спать легли пораньше, чтобы не зевать на совещании, – надоели уже подколки.
Утром был в доке. Наши два крейсера стояли рядышком уже пустые и готовые к ТО. А фрегат так и болтался в космосе вместе с аратанцем. Наконец подошел капитан, и все офицеры собрались в кают-компании офицерского жилого модуля.
– Итак, господа офицеры, – сказал капитан, – хочу подбить предварительные итоги по результатам нашего рейда. Транспорты со всем барахлом я уже спихнул. Получилось больше миллиарда. Но это не все. У нас еще есть фрегат с забитым трюмом, и мы еще не получили денег за выполненный контракт. И еще аратанец. Думаю, получится около одного миллиарда четырехсот миллионов кредитов. Команда, конечно, получит свои доли полностью, а вот с остальными деньгами надо решать. Думаю взять еще один корабль. Надо выбрать – какой? Можно взять средний крейсер, можно тяжелый, можно носитель. На средний денег хватает с запасом, на тяжелый – впритык. А вот на носитель уже не хватает. Нет, сам носитель взять можно, денег хватит. Но ведь его надо оснастить хорошими штурмовиками и истребителями, а вот на них уже денег не хватит. Я имею в виду свои деньги и деньги из кассы отряда. Можно, конечно, занять у команды – ребята не откажут. Но нужно решить – нужно нам это или нет. Какие будут предложения?
– Нужно брать носитель, – предложил Дин, – с ним мы и линкор покусать можем.
– А зачем нам его кусать? – спросил я.
– Ну, если вдруг встретим.
– Если встретим наш линкор, – ответил я ему, – поприветствуем друг друга и разойдемся. Если пиратский, а они у них третьего и четвертого поколения, максимум пятого, то мы его и своими двумя крейсерами размажем. А вот если встретим аратанский или каких других вражин, но флотский, последнего поколения, то нам тогда только удирать. И никакой носитель тут не поможет. Только вот где мы линкор можем встретить? Линкоры ведь просто так по космосу не болтаются.
Дело в том, что линкоры и в самом деле по космосу не болтаются. Да и не так уж их много. В каждой эскадре один, редко два. Если только на самых опасных направлениях. Так, на границе Арвара с Аратаном в каждой эскадре было по два линкора. Уж очень они дорогие. И просто так гонять их по космосу никто не будет – накладно это. Обычно они стоят на базах, а вокруг шныряют легкие крейсеры и фрегаты. И если что случается, серьезное конечно, то вызывают уже эскадру. Линкоры тоже выходят на учения. Но так – недалеко и ненадолго. Это мне еще Хорт все объяснял.
– И что ты предлагаешь, Ник? – спросил капитан.
– Я думаю, что все наше преимущество всегда было в скорости и маневре, в нестандартных решениях и неожиданности. А для этого нам больше всего подходит средний крейсер. Но только чтобы он не уступал нашим малышам в скорости и маневренности. Оптимальный вариант – это артиллерийский средний крейсер восьмого поколения. Даже если он будет стоить как тяжелый седьмого, все равно надо брать.
– Ну у тебя и запросы, – рассмеялся капитан, – кто же нам его продаст? На восьмом поколении сейчас вояки летают. Да и то не везде перешли, еще и седьмого хватает.
– Так ты ведь все равно в столицу полетишь, вот и пообщайся там с нужными людьми. Мы ведь им уже второй аратанский крейсер восьмого поколения отдаем. Ничего для родной СИБ не жалеем, пусть и они для нас сделают что-нибудь хорошее. А то они там совсем зажрались.
– Ну что ж, я и в самом деле собираюсь в столицу, так что потрясу там этих зажравшихся господ, – засмеялся капитан, – надеюсь, решу этот вопрос. Но тогда опять придется поработать на СИБ.
– Так кто же от работы отказывается. Пусть только денежки платят. И побольше. Кстати, о деньгах, капитан. Ты там сбрось мне на счет миллионов десять, а остальные можешь использовать по своему усмотрению.
– Решил дом прикупить?
– Да на хрена мне дом? Ты же нас в отпуск обещал отпустить – вот и погуляю.
– Десять миллионов на отпуск? Ты что – рехнулся?
– А чего такого? У меня, между прочим, три наложницы. Их кормить, одевать надо. А деньги еще заработаем, если живы будем. А если помрем – то на хрена тогда деньги?
– Логично. Но ты все-таки с деньгами как-то поаккуратней. Так, и последнее. Отпуск и в самом деле нужен. Планирую его месяца на два. График дежурств выдам перед отъездом. Ник, за тобой фрегат и наш крейсер. Именно в такой последовательности. За фрегатом в любой момент могут прийти покупатели.
– Да я его уже в пути в порядок привел. Осталось только подшлифовать кое-где да покрасить. И будет как новый. Только нужно загнать его в док.
– Вот сейчас этим с Дином и займитесь. Он выгонит свой крейсер из дока, а ты поставь на его место фрегат. А потом поменяетесь. И не куксись ты насчет фрегата – не можем мы его оставить. Не подходит он нам. Никак.
– Да я все понимаю.
– Ну и хорошо. Тогда по местам.
Фрегат привести в порядок за день я не успел. Провозился два дня. Да и ночи тоже захватывал. Спал по три-четыре часа, но мне хватало. В последнее время я стал замечать, что четырех часов сна мне вполне хватает. Афра говорит, что так и должно быть, а дальше на сон я буду тратить еще меньше времени. Это, оказывается, она подводит мой организм к оптимальному состоянию. И все молчком. Вот ведь тихушница. Но я только рад – у меня ведь три жены, а с ними много не поспишь. Зато фрегат получился как на картинке. Покупатель аж светился от радости. А вот с нашим крейсером мы с техниками справились за один день. И даже успели загрузить БК, горючку, воду и все остальное. Так что к походу он был готов.
На четвертый день с утра мы с Гэлом сидели в кают-компании и обсуждали отпуск. Он собрался ехать домой к родителям и звал меня с собой. Я, конечно, отбрыкивался. Что мне там делать? Семейка у него, как я понял, патриархальная, а тут я с тремя наложницами. Нет уж, нет уж. Я лучше на каком-нибудь курорте оттянусь. Но куда ехать, я не знал. Я был только на столичной планете. А туда с моим рейтингом безопасности меня без сопровождающих не пустят. И хоть рейтинг у меня уже был в две единицы – СИБ накинула всем по единичке за каждый аратанский крейсер, – все равно не хватало. Пришел капитан и присоединился к нашему обсуждению. Он и посоветовал лететь на их клановую планету. Я, конечно, понимал, что он делает это не просто – так ему будет спокойней. Ну так я и сам не против. Тем более что планета была очень неплоха. Имелись там и шикарные курорты, которыми пользовались не только члены клана, – отдохнуть туда съезжались со всей империи. Так что туда я и решил ехать. Капитан даже расщедрился и освободил меня от дежурства. Я только «за». Единственное условие – всегда быть на связи. Ну это и так понятно. Капитан просветил меня насчет кораблей, идущих на их планету. Ближайший грузопассажирский уходил, кстати, завтра вечером. Грузовики ходили несколько раз в день – станция-то у нас торгово-перевалочная. Один бы я и на грузовике добрался, а с девчонками только так. Рассказал он и о курортах на планете, об отелях. Я прямо оттуда забронировал четыре места. Лететь было недолго, всего четыре дня. Так что на отдых времени оставалось навалом. У Гэла было первое дежурство, так что он задерживался на станции.
– Ник, может, задержишься на пару дней? – спросил он. – Сходим в бордель, покуролесим. Ты меня научишь лезгинку танцевать.
– Какой бордель? У меня дома три наложницы. И лезгинку я танцевать не умею.
– Да ладно тебе. Отплясывал – будь здоров. Все были в восторге. Девочки аж пищали. Ты был прям нарасхват – чуть до драки не дошло. Потом, конечно, все равно дошло, но это уже мы сами с кем-то сцепились.
Еще посидели, повспоминали, посмеялись и разошлись. Я поехал домой. Девчонки все это время пролежали в капсулах, так что за них я особо не волновался. Пришел домой, послонялся по комнатам. Стало скучно. Пошел и поднял девчонок – жены они мне или нет? Согнал их в ванную и сам пошел помогать. Помогал часа два. Потом рассказал им об отпуске и курортах. Что тут началось! Оказалось, что я совсем дикий дикарь и ничего не понимаю. Оказывается, им совсем-совсем не в чем ехать, а уж ходить там им придется вообще голыми. И я им должен был сказать об этом сразу, как пришел, и мчаться с ними в торговый центр. Тут же собрались и потащили меня в торгово-развлекательный комплекс. Даже не покормили. Правда, я их оставил в торговом центре, а сам пошел в развлекательный. Зашел в ресторанчик у пруда и пообедал. Потом еще часа два сидел, пил кофе. Кофе здесь был очень неплох и почти не отличался от земного. Успел выпить несколько чашек, пока дождался своих красавиц. Да и то за мной прибежала Эдит, а остальные ждали у грузовой платформы. Опять двадцать пять. И когда они все свое барахло сносить успели?
Пришли домой, и начался бардак. Они носились из комнаты в комнату, что-то примеряли, что-то подгоняли. А я лежал на диване и ждал показа. Без этого не обойтись – ведь кто-то же должен был все это оценить. Наконец дождался. Показ продолжался до самого утра. С перерывами, конечно. Особенно длительными перерывы стали после начала показа купальников. Под утро поужинали и позавтракали заодно и завалились спать. Проснулись к обеду. Пообедали и стали собираться. Успели. Правда, если бы я не раздавал пинков направо и налево, то точно бы опоздали. Наконец загрузились в лайнер. Ура! Отпуск!
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

bezil777
плохо работает ваш сайт.у меня он добавлен в белый список на адблок и все равно не лает пользоваться ни читалкой ни скачивать.
Антон
Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(812)454-88-83 Вячеслав.