Книга: Инженер-лейтенант
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Придя в медблок, уселся в кресло напротив Гэла.
– С сетью освоился?
– Да.
– Ну и как?
– Замечательно. Она у меня всего день, а я уже не представляю, как я раньше без нее обходился. Появилось столько возможностей: все-таки компьютер в голове – это круто. Слушай, Гэл, я изучил базу Нейросеть, но она только первого ранга. А у тебя нет чего-нибудь еще по нейросетям? Все-таки хотелось бы знать ее возможности получше.
– А что именно тебя интересует?
– Да все. Должен же я знать, что у меня в голове находится. И если уж эту штуку мне туда засунули, то пользоваться ею хотелось бы по максимуму. Ну вот, например: где-то метров тридцать влево и десять вниз находится человек. Я это понимаю. А вот что он делает – не понимаю. Хотелось бы выучить эту базу более высокого ранга.
– Так, подожди-ка, – он на несколько секунд замер, – пойдем, капитан зовет.
Мы поднялись и пошли к капитану. Тот сидел за столом и внимательно нас рассматривал, чему-то улыбаясь.
– Садитесь. Так, Ник, скажи-ка мне, что ты там чувствуешь у меня за стенами?
– Ничего не чувствую.
– Гэл сказал, что ты почувствовал у него за стеной человека.
– Ну не за стеной, а влево и вниз. И не почувствовал, а просто понял, что он там есть. Я и сейчас знаю, где и сколько людей находится. А вы что, не знаете?
– Я-то знаю, но я по должности должен это знать, а вот так, как ты, почувствовать – я не могу.
– Но я не чувствую – я просто знаю.
– Ну это несущественно – главное, что твои ментоспособности проявились. А еще что можешь? Как-то повлиять на людей можешь?
– Нет. Если бы я их как-то чувствовал, огонек там какой горит или еще что-то типа того, как в фэнтези, то, может, я и смог бы что-то сделать. Но я не чувствую – я знаю, поэтому и сделать ничего не могу.
– Что за фэнтези?
– Ну это у нас так сказки называются.
– Понятно. А на каком расстоянии ты чувствуешь людей?
– Я не чувствую – я знаю.
– Да понял, понял уже. Какая разница – знаешь, чувствуешь… Для простоты будем считать, что чувствуешь.
И мы стали определять, на каком расстоянии я вижу людей, их расположение. Получилось, что я вижу людей по всему кораблю, но определить точно, где и кто там находится, не могу.
– Ну ладно, приблизительно понятно. Учиться тебе надо. Учиться и тренироваться. Вот где только учителя тебе найти? Ну да вернемся на базу – придумаю что-нибудь.
– А у себя в клане ты поискать не сможешь? – спросил Гэл.
– Нет, в клан соваться нельзя. Сразу его отберут, если пронюхают что-то. А они пронюхают, это точно.
– Как это отберут? – возмутился я. – Я что, вещь, что ли?
– Как, как… Отберут – и все.
– И чем мне это грозит?
– Да ничем. Сначала женят и примут в клан, как бескланового. Потом выучат, конечно. Жить будешь как в сказке, пылинки с тебя сдувать будут. Но свободу, в сущности, потеряешь. Даже прогуляться в садик у дома будешь выходить в сопровождении кучи охранников.
– Не, не, не… Не надо меня в клан. Я в золотую клетку не хочу.
– Да никто тебя в клетке держать не станет.
– Так у меня дома говорят в таких случаях.
– Понятно. А почему клетка золотая?
– Имеется в виду, что клетка драгоценная. Золото очень дорогой металл.
– Почему?
– Ну не знаю. Оно очень редкое, легко поддается обработке, поэтому из него делают дорогие украшения.
– Золото что, редкий металл? – спросил капитан. – Его же полно в космосе и на планетах. И потом, если из него легко делать украшения, то почему они дорогие? Ведь чем легче изготовить какой-либо предмет, тем он дешевле. Вроде так везде?
– Мне рассказывал один знакомый работорговец, – влез Гэл, – как они на какой-то дикой планете обменивают рабов на стеклянные бусы и изделия из плохого железа – ножи, наконечники для копий и прочую дребедень. Ник, у вас там стеклянные бусы очень ценятся?
Медик уже откровенно веселился.
– Нет, стеклянные бусы не ценятся, – буркнул я, – хотя если бусы состоят из алмазов, сапфиров, изумрудов и других драгоценных камней – то очень ценятся.
– Ты что-нибудь понимаешь, Гэл? У них и в самом деле ценятся бусы из стекляшек. Ты же говорил, что они уже в космос вышли?
– Да сам ничего не понимаю, – ответил Гэл.
– Да, в космос вышли, а дикарями так и остались. Ну что ж, и не такое бывает. Ладно, давай определимся по базам знаний. Закачай ему полный пакет Инженеров четвертого ранга, я выдам из своего резерва: все-таки он у нас числится техником. А инженера я предупрежу, что готовим инженера на новый корабль, пусть он Ника погоняет как следует в перерывах между учебой. У тебя есть какие-нибудь базы по медицине?
– Есть Медтехник третьего ранга.
– Нет, это не подойдет. Ему нужно что-то такое, где теории побольше. Ладно – это на станции достанем. Что у тебя там еще есть?
– Да много чего есть. Практически все шестого-седьмого рангов – История, Археология, Ксенология, Лингвистика, Артефакторика, Биология… Да я устану перечислять.
– Стоп. Если он у тебя все это будет учить, то вылезет из капсулы лет через пять. Закачай ему пока Биологию и Артефакторику, а дальше посмотрим.
– Артефакторика безранговая.
– Не забывай, ему еще Медицину учить, полный пакет. А лучше – вообще Боевую Медицину. Ну ладно, идите.
Мы вышли и пошли не спеша в сторону медблока.
– Слушай, Гэл, как-то капитан с пренебрежением говорил о работорговцах. Он что, противник работорговли?
– С чего бы это? Просто он аристократ, а они всегда с презрением относились к работорговцам. Хотя пользуются рабами в основном как раз аристократы. Слуги, наложницы, работники в поместьях.
– У капитана тоже есть наложницы?
– Нет. У него даже жены нет. Он и из клана сбежал в наемники из-за того, что его хотели женить на какой-то мегере из соседнего клана.
– Так он у нас романтик.
– Да какой романтик? Он прагматик. Представь, что тебе придется прожить лет двести с женой, которой ты терпеть не можешь. И развестись не можешь, потому что межклановая политика.
– Да, в самом деле прагматик.
– А наложниц нам покупать смысла нет. Бо́льшую часть времени мы находимся в рейдах. А на станции обычно берем наложниц в аренду. Это офицеры. А экипаж отрывается по борделям. Тебе, кстати, тоже придется брать наложницу в аренду, потому что по борделям тебя капитан не отпустит. Да и вообще на станции придется посидеть в нашем доке. У нас там три жилых модуля. Офицерский обычно полупустой. Там и поживешь. Туда и наложницу тебе подгоним. Да и мне там придется пожить – все равно капитан поручит присматривать за тобой.
– А зачем мне наложница? Она ведь, наверное, неслабых денег стоит. А я буду все время учиться, в капсуле. А на перерыв между учебой можно вызывать какую-нибудь девчонку на пару дней.
– Ну, можно и так. Хотя после сегодняшней демонстрации капитан тебе откроет беспроцентную кредитную линию на любую сумму. В разумных пределах, конечно.
– Кредит надо возвращать, а у меня пока и одного кредита нет.
– По возвращении на станцию получишь зарплату. Без премиальных и процентов, конечно. Так тебе и тратить пока не на что. Ближайший год тебе все равно придется только учиться. Хотя в рейдах светит поработать и инженером.
Мы зашли в медбокс и сели у стола.
– Давай раздевайся и ложись в капсулу. Поставлю тебе на изучение Инженера. Посмотрим, как пойдет. Я тебе сделаю пятикратный разгон – к сожалению, больше не могу, все-таки я в этом не специалист. Вот в медцентрах могут устанавливать и десятикратный. Но где мы, а где эти медцентры.
– Последний вопрос, Гэл. Ты вроде говорил, что у нас какие-то проблемы с выходом из этой системы? А вы спокойно планируете свои действия по достижению станции?
– А чего переживать-то. Если нас размажет в червоточине, мы этого все равно даже не почувствуем. А планы составлять так и так надо.
– Фаталисты, блин. Еще скажи – кысмет.
– Что за кысмет?
– Судьба.
– Вот-вот.
– У нас в древности был один император, так он говорил: делай, что должно, и свершится, чему суждено.
– Правильные слова. Все, иди в капсулу.
Я разделся и залез в капсулу. Очнулся вроде как через мгновение. Но легкости, как прошлый раз, не было. Голова была тяжелой, во рту сушь.
– Как себя чувствуешь?
– Как, как… Хреново.
– Ну а чего ты хотел? Десять суток в капсуле. Ничего, привыкнешь. Иди в душ – и пойдем в столовую.
Я сразу почувствовал жуткий голод. Быстренько ополоснулся, оделся и помчался в столовку. Гэл еле успевал за мной. И только через полчаса я пришел в себя.
– Ну и горазд же ты жрать.
Я посмотрел на стол – он был заставлен пустыми тарелками и стаканами.
– Не заморачивайся, все нормально. Капсула хоть и снабжает тебя питанием внутривенно, но желудок не обманешь. Что успел выучить – посмотри в сети.
Я открыл окно в нейросети: Экономика, первый ранг – выучено на сто процентов, Торговля, первый ранг – выучено на сто процентов, Инженер, третий ранг – выучено на сто процентов, Инженер, четвертый ранг – выучено на пять процентов. Я рассказал об этом Гэлу.
– Очень хорошо. Я рассчитывал, что ты выучишь два с половиной ранга Инженера. А оно вон как получилось. Еще и перворанговые подобрал. Это очень хороший результат. По-видимому, это благодаря твоей ментоактивности. Сейчас уже вечер, так что иди спать, а утром пойдешь к инженеру. Пару дней попрактикуешься. Его уже предупредили. Ему сказали, что тебя готовят на новый корабль. Хотя я думаю, что это он как раз пойдет на новый корабль.
– Гэл, а как наши дела? Все еще болтаемся в моей системе?
– Все в порядке, не волнуйся. Червоточину уже проскочили. Сейчас находимся в гипере. Еще трое суток будем в нем. Так что ты еще до выхода из гиперперехода опять завалишься в капсулу. Так и не заметишь, как дойдем до нашей станции.
– Это и плохо – хотелось бы посмотреть.
– Насмотришься еще. Иди уж.
Я пошел в свою и каюту и лег спать. На удивление – уснул мгновенно. А утром отправился к инженеру. Звали его Хорт. Все было, конечно, очень интересно. Хорт очень толково мне все объяснял. Мы прошли с ним по всей энергосети корабля. Я даже поработал с одним ремонтным дроидом, правда, в ручном режиме. А вот инженерные дроиды работать со мной отказались категорически – требовали инженерного сертификата, сволочи. Два дня пролетели как один миг. И если бы не вредный и нудный характер инженера Хорта, было бы совсем замечательно. А на третий день мы опять встретились с Гэлом в медблоке.
– Ну как практика прошла?
– Нормально. Только дроиды все время требовали сертификат инженера. Где его взять-то?
– Сертификаты выдаются на станциях или планетах, в центрах сертификации или в учебных центрах. Только в центр сертификации ты можешь послать запись с нейросети о проделанной работе и отметки о выученных базах и получить сертификат, а в учебный центр надо являться лично. Правда, и дешевле это намного.
– А как я могу предоставить отчет о сделанной работе, если дроиды отказываются со мной работать?
– Ну, ведь ремонтный дроид в ручном режиме с тобой работал? Вот этот отчет и надо послать. И отметку о выученных базах. Получишь сертификат первого ранга. С тобой будет работать инженерный дроид в ручном режиме или ремонтный через нейросеть. Выполнишь какую-то работу и отправишь отчет в центр – получишь сертификат второго ранга. Ну и дальше так же.
– И все время надо платить?
– А как же.
– Ну и рвачи.
– А ты как думал? Все хорошо жить хотят. А что, ты все это у Хорта не узнал?
– Да какой-то он вредный. Все время ворчит, ворчит. Лишний раз что-нибудь спросить боишься. Особенно если не по делу.
– Это да. Хорт у нас вредный и скандальный старик.
– Ну какой же он старик? Вполне нормальный и нестарый мужик.
– Ему уже за двести. Сто пятьдесят лет назад с архами воевал. Закончил войну капитаном тяжелого артиллерийского крейсера. И быть бы ему адмиралом, но поскандалил с кем-то из начальства, и его выперли в отставку. Тем более что он не аристократ. Пришлось ему возвращаться в клан. Он, кстати, из одного клана с капитаном. И даже чему-то там его учил в его молодости. И из клана он с ним ушел. Так что капитан его очень ценит. Правда, и специалист он и в самом деле экстра-класса. Этого у него не отнять. Так что держись его – он многому может научить, чего даже нет в базах. Ладно, полезай в капсулу.
Так и провел я все время до прибытия на станцию: десять дней в капсуле, два дня с Хортом. Корабль облазил весь – сверху донизу и вдоль и поперек. Узнал назначение каждого агрегата, каждого прибора. Ремонтным дроидом управлял в ручном режиме вполне сносно. Изучил базу Биология по седьмой ранг. Решили также, что мне пригодится знание физики и математики. Так что изучил шестиранговую базу Физика и пять рангов базы Математика, осталось доучить еще два ранга.
К своей станции мы шли около двух месяцев, каким-то кружным путем, чтобы, не дай бог, никого не встретить. Потому что без основательного ремонта воевать в полную силу мы не могли. Но дошли без всяких приключений. По прибытии на станцию корабль загнали в свой док. И только тут всех отпустило. Отовсюду раздавались смех и веселые голоса. Народ уже планировал, с какого кабака они сегодня начнут свой отдых.
Только я ничего не планировал – на станцию мне ходу не было. Все-таки как-то неуютно я себя чувствовал – все будут развлекаться, а я – сидеть в доке. Нет, конечно же громить кабаки и бордели я все равно не стал бы, но хотя бы погулять по станции, посидеть в кафешке, походить по магазинам. Интересно же. Это ведь космическая станция. Космическая! Ну да ладно, что-нибудь придумаю. Док был огромен – двести метров в длину, двести в ширину и шестьдесят в высоту. Так что корабль поместился полностью. Да и еще один такой же поместился бы. Только сейчас, выгрузившись из корабля, я увидел его воочию. Я, конечно, знал все его параметры из базы знаний, но знать и увидеть – это все-таки разные вещи. Корабль был похож на кирпич с закругленными краями и углами. В длину сто семьдесят метров, в ширину семьдесят, в высоту сорок. Почти по всей длине верхней плоскости тянулся ствол тоннельный пушки, и со всех сторон виднелись нашлепки башен малой артиллерии. С кормы выступали дюзы маршевых двигателей. Да, красавец.
– Хватит любоваться, пошли устраиваться в модуль. Налюбуешься еще. Как, кстати, с твоим видением?
– Я не вижу – я знаю.
– Ну хорошо, хорошо – знаешь. Но давай для простоты считать, что – видишь. Будешь у нас видящим.
– Видящим так видящим. Как говорится, хоть горшком назовите, только в печь не сажайте. А с видением у меня все нормально. Вижу здесь кучу людей. И все снуют куда-то: влево-вправо, вверх-вниз. Сплошное мельтешение. Такое впечатление, что здесь несколько миллионов человек.
– Не несколько миллионов, конечно, но тысяч пятьсот наверняка есть.
– Вот-вот. А с космосом получше. Вижу довольно четко. Компактные группы людей, одиночек. И все движутся – кто к нам, кто от нас.
– Группы – это, наверно, в кораблях, а одиночки – в челноках и ботах. А расстояние определить можешь? А количество?
– С количеством – легко. А вот с расстоянием – трудновато. Только – далеко или близко.
– Так и это просто замечательно. Да ты получше любого сканера будешь.
– Нет, ну ты сравнил меня, такого хорошего, с какой-то железякой.
– Ладно, хороший, пошли устраиваться.
Мы прошли в модуль, и он показал мне мою каюту. Ничего так, уютненько.
– Ты особо не расслабляйся, капитан сообщил, что через полчаса поедем оформлять тебе гражданство. Надо побыстрее с этим покончить, а то мало ли что.
– А что может быть?
– Что, что… Не знаю что. Ты пока никто, и звать тебя никак. И хотя у тебя и есть подписанный контракт, все равно ты очень уязвим. А вот после принятия гражданства к тебе хрен подступишься. Ты будешь защищен всеми законами империи. Все, собирайся.
И как мне собираться? У меня ничего нет. Один комбинезон техника – и тот на мне. Я вышел из модуля и сел на лавочку у дверей. Вокруг носились члены команды. Таскали какие-то баулы, коробки, ящики. Все были чем-то заняты, один я сидел и скучал. Скоро подошли Гэл, Хорт и капитан. Мы пошли к выходу из дока. За дверьми нас уже ждала закрытая платформа с нашим абордажником на водительском месте. Через полчаса плутаний по коридорам, лифтам и переходам мы добрались до здания администрации. Только к главному ходу подъезжать не стали, а свернули в какой-то переулочек и остановились. Мы вышли и через неприметную дверь вошли в здание.
– У главного хода стоит стационарный сканер, – пояснил Гэл.
Мы прошли к кабинету начальника администрации и вошли в него. Там нас уже ждали. Мне выдали бланк с прошением о предоставлении гражданства. Я его быстренько заполнил, потом заполнили свои графы остальные, как мои поручители, и через несколько минут я стал гражданином империи Арвар. Затем я присягнул на верность императору, и у меня в нейросети появилась метка о гражданстве. Затем с помощью Гэла я открыл счет в банке и привязал его к своей нейросети. На счет тут же упало шестьдесят тысяч – наверное, зарплата за два месяца. Так и оказалось. Потом мы вышли, сели на платформу и вернулись в свой док. И только после этого начались поздравления. Мне отбили плечи и спину – каждый подходил, хлопал меня по плечу или спине и поздравлял с получением гражданства. И так тридцать с лишним раз. Но я был не в претензии. Теперь я стал своим, по-настоящему своим. Подошел капитан.
– Я на станцию – надо разобраться с нашими рабами, вы пока занимайтесь здесь по плану, а вечером отметим.
И ушел. А мы стали разбираться с кораблем. Сначала разгрузили, потом установили его на специальные опоры, а после занялись разборкой. Пришел вызов от капитана:
– Ник, через пару часов подойдет посредник за рабами. Так что, если хочешь попрощаться с земляками, – иди и прощайся, но только недолго. Максимум час, а потом в медкапсулу. Посредник придет со своим сканером и может и тебя просканировать. Так что не будем рисковать. А в медкапсуле тебе никакой сканер не страшен. Да, земляков успокой – посредник хороший, работает напрямую с центральными мирами, так что перепродаж не будет. Я их не стал даже регистрировать как рабов, так что в принципе они до сих пор свободные люди. Но предупреди, чтобы не выкаблучивались, зарегистрировать недолго. И тогда продажа – через аукцион, как скот. Не забудь – через час в медкапсулу. Гэлу я сейчас тоже сообщу.
Я пошел прощаться. На душе было муторно. Обрывалась последняя ниточка связи с Землей. Поговорил с ребятами, объяснил им все. Посоветовал серьезнее подойти к выбору профессии. А потом пошел в медблок, где меня уже поджидал Гэл, и лег в капсулу. Когда вылез из капсулы, ребят уже увезли. Подошел Гэл:
– Не переживай. Все у них будет хорошо. Они уже погрузились на лайнер и скоро отправятся в центральные миры. Ошейники с них сняли прямо здесь, так что они уже свободные люди. Что бы ты мог для них сделать? Тебе самому остаться бы целым и невредимым, а также свободным.
– Капитан же говорил, что рабом меня теперь сделать нельзя?
– Рабом нельзя. А вот посадить, как ты говоришь, в золотую клетку – можно. Ничего, капитан придумает что-нибудь. Пойдем ужинать.
Мы прошли в столовую модуля и сели за стол. Подошел капитан и присоединился к нам. Достал бутылку.
– Понемногу. За нового гражданина. – И разлил по стаканам.
– Что это?
– Планетарка. Спирт с водой.
– Водка, значит. У нас такой напиток тоже есть. Даже считается национальным напитком в нашей стране. Только я ее не люблю. Вот сухого вина я бы выпил с удовольствием.
– Вино скоро будет. Я сегодня улетаю на столичную планету, оттуда и привезу. Еще постараюсь достать тебе все нужные базы и имплант для маскировки ментоактивности. Говорят, еще есть артефакты древних, которые хорошо маскируют ментоактивность, но вот где такой найти? Поспрашиваю там у знакомых. Вернусь через две-три декады. Ну а вы тут каждый по своей программе – Ник учится и помогает Хорту. И заодно займись получением инженерного сертификата. Гэл и Хорт тебе помогут. И, Гэл, присмотри за Ником. Ну все, я пошел собираться.
И ушел. Разошлись и мы по своим комнатам. И потянулись дни. Я доучил математику. Выучил артефакторику. В перерывах помогал Хорту и заодно проходил сертификацию. Так что я теперь сертифицированный инженер. Инженерные дроиды больше меня не игнорируют. Правда, работать нормально могу только с одним комплексом. А Хорт спокойно работает с тремя. Так что учиться мне еще и учиться. А потом прибыл капитан. Вечером собрались в столовой. Капитан достал пару бутылок вина.
– О, мое любимое. С наших клановых виноградников. Где достал-то? – спросил Хорт.
– В наше представительство заходил.
– Презентуешь пару бутылок?
– Возьми у меня в каюте ящик. Я привез несколько. Так, теперь о деле. Насчет второго корабля я решил. Пригонят сюда через три месяца. Такой же крейсер, как и наш, только вместо тоннельный пушки – тяжелая плазменная. Ну и из-за этого там тесновато – много места занимают накопители энергии. Так что абордажной команды там не будет. Если только небольшое отделение, бойцов пять-шесть. Хорт, капитаном туда пойдешь ты. Займись подбором экипажа. Я бы мог и сам подобрать, но раз уж ты капитан, сам и набирай. Бери ветеранов – хоть дороже, но и толку от них больше. Хватит нам и одного малолетки, – кивнул он на меня.
– Это я малолетка? Да мне двадцать пять лет.
Они рассмеялись.
– Самый молодой у нас был Гэл, а ему шестьдесят три, между прочим.
– Как шестьдесят три? Я думал, он моего возраста. Но он же выглядит не старше меня.
– Ты не на своей дикой планете. Он и в сто лет будет выглядеть так же. Ладно, посмеялись и будет. Инженером на «Бэлк» назначается Ник. Хорт, тебе надо сделать из него настоящего инженера. Погоняй его еще.
– Тогда отдайте его мне до конца ремонта, а то заучили парня совсем.
– Принимается. Что с ремонтом, Хорт?
– Через декаду закончим.
– Ты установил еще два тоннельника?
– Да, как и планировали. Еще две стомиллиметровки. Ладно, пойду я. У меня дел полно.
Он допил свой стакан и ушел. Мы тоже допили свое вино. Вино, кстати, было и в самом деле замечательным. Капитан сходил к себе и принес еще пару бутылок.
– Ник, ты поосторожнее с вином – пьется оно как компот, а по башке бьет будь здоров как. Так, теперь по нашим делам. Базу Боевая Медицина шестого ранга я тебе привез, а вот Псиона не нашел. Но мне обещали в течение года достать. И экранирующий имплант тоже. Кстати, я достал изображение экранирующего импланта древних. Сейчас скину вам в сеть. Надо покопаться в артефактах, что мы взяли с аратанцев, – может, там есть что-то похожее.
– А ты их что, не продал?
– Нет, конечно. У нас же теперь есть свой псион, глядишь, и разберется с ними. Пойду принесу коробку с мелочовкой.
– Захвати еще бутылку, а то уже вторая заканчивается, – попросил Гэл.
Мы и в самом деле уже уговорили почти четыре литровые бутылки. Но особого опьянения я не чувствовал – так, легкий шум в голове. Пришел капитан с небольшим контейнером, по-видимому с артефактами, и двумя бутылками. Он открыл контейнер и стал раскладывать артефакты на столе. Это были какие-то пластинки, монетки, палочки и всякие прочие загогулины.
– И это артефакты древних? – удивился я.
– Ты не смотри на их невзрачный вид. Все-таки несколько тысяч лет в земле пролежали. А вот что они представляют собой на самом деле, тебе и предстоит выяснить.
– Смотрите, вот хреновина, похожая на экранирующий артефакт. Нет, в самом деле, один в один, – сказал Гэл.
Он вертел в руках небольшой кругляш размером с двухкопеечную монетку, только потолще и с утолщениями по центру.
– Нет, на изображении вроде утолщения нет, – возразил капитан.
– Да нет же, смотрите – один в один. Просто изображение нечеткое.
– Хрен его знает – вроде похоже, а вроде нет.
Я присмотрелся – в сам деле похоже.
– Он это, он. А давай его сейчас Нику и установим, – предложил Гэл.
– А что, давай.
– Пошли в медблок.
Мы встали и заплетающимися шагами пошли на корабль. Я понимал, что мы делаем что-то не то, но возражать как-то и не хотелось. И, только залезая в медкапсулу, я попытался их как-то образумить.
– А может, все-таки не надо? Ты же не знаешь, как его устанавливать.
– Как это не знаю? Посмотри, под изображением артефакта написано: зашивается в затылочной части головы под кожу. Ложись давай. Слушай старших товарищей – они тебе плохого не предложат. Я сейчас запрограммирую установку, а потом сон до утра. А мы с капитаном пройдемся по борделям. Все равно тебе с нами нельзя.
И он закрыл крышку. Когда крышка капсулы открылась, я увидел зеленое лицо Гэла.
– Как себя чувствуешь?
– В отличие от тебя – замечательно.
– Ложись обратно, шутник, сейчас настрою диагноста и посмотрим, что с тобой.
– А что случилось?
– Ничего. Ложись.
Когда крышка открылась в очередной раз, у капсулы стоял рядом с Гэлом капитан.
– Как ты?
– Хорошо. А что случилось-то в конце концов?
– Посмотри, как ты это обычно делаешь, – видишь, как прежде, или что-то изменилось?
– Ничего не изменилось. Вижу кучу людей вокруг. И в космосе людей вижу, и далеко, и близко.
– Фу-ух… Ну и напугал же ты нас. Мы вчера тебе артефакт устанавливали?
– Вроде да.
– А где он тогда? Диагност его не видит. И ментоактивности никакой не видит. А такого не может быть. То, что сканер не видит ментоактивности, – это даже хорошо, но диагност-то должен видеть. А он не видит. И артефакта не видит.
Я пощупал затылок – в самом деле, ничего нет.
– Гэл! Ты чего творишь? Ты совсем опупел. Ну ладно, этот малолетка бестолковый, но ты-то!.. – Капитан орал на нас еще минут десять, пока не выдохся.
– Да ладно тебе, Дэр, все же хорошо закончилось. Ник в порядке, ментоспособности на месте, экран работает. Вон его даже диагност медкапсулы не пробивает. Ну а то, что артефакт куда-то делся, – так и хрен с ним.
– А чего это я бестолковый-то? – возмутился я. – Я вам говорил, что не надо пока устанавливать. Так вы меня даже слушать не стали.
– Говорил он. А если бы этот артефакт тебя убил? Кто базу по артефактам учил, я? Надо было просто отказаться от установки, и все. Тебя что, насильно в капсулу запихивали?
И его опять понесло. Но в этот раз он орал недолго – минут пять всего.
– Ладно, алкоголики, расходимся. Ник, тебя Хорт ждет. А мы с тобой давай прогуляемся до гильдии наемников – надо искать работу. Не сидеть же нам на станции три месяца. Прогуляемся с каким-нибудь караваном.
И они ушли. А я оделся и пошел к Хорту. Надо заканчивать с пьянкой. Ведь в самом деле чуть ласты не склеил. И куда делся этот чертов артефакт?

 

Ремонт мы закончили за восемь дней. Хотя это был конечно же не ремонт, а частичная реконструкция корабля. Заменили все двигатели, кроме гипердвигателя, на восьмое поколение. Прирост мощности получился, конечно, не особо и большим, всего-то в семь процентов, но в бою эти проценты могут спасти жизнь. И размер у этих движков был поменьше, так что освободилось довольно много места. А так как добавились еще две тоннельные пушки, то и боезапас, естественно, увеличился. Вот для него это место и пригодилось. Еще много чего было переделано, но всем этим Хорт занимался раньше. Я поучаствовал только в замене маршевых двигателей. Теперь я уже работал не как помощник Хорта, а как партнер, коллега. Конечно же он за мной присматривал, но все равно свою часть работы я выполнял вполне самостоятельно. А потом мы ушли в поход. Ну, это я так считаю. А другие считают, что это просто прогулка в хорошей компании. Мы подрядились сопровождать караван торговцев в систему королевства Ригот и обратно. Не мы одни, конечно. Кроме нас в сопровождении было еще два крейсера и фрегат, но они все были из одного наемного отряда. Какие-то знакомые капитана. Им как раз не хватало легкого крейсера – вот нас и пригласили. Для других это была легкая прогулка, а для меня – первый поход как настоящего и полезного члена экипажа. Я бы за это даже выпил, но нельзя, к сожалению, – за пьянку во время похода можно прогуляться за борт, без скафандра, конечно.
Поход прошел буднично и спокойно. Всего было четыре прыжка. Прыжки рассчитывали так, чтобы первыми в систему выходили корабли сопровождения, а потом уже торговцы. Мы входили в систему, выстраивались для отражения атаки, а потом начинали прибывать торговцы. Входили они в систему с довольно большим разбросом по времени – корабли-то у всех разные. Были шестого, пятого, четвертого и даже третьего поколения. Все агромадные дуры. Наш крейсер рядом с ними казался совсем малышом. Правда, любого этого слона мы могли разобрать на запчасти, ну так у нас и назначение разное – им грузы возить, а нам – воевать. Но обошлось.
Правда, в одной системе я заметил засаду. В скоплении астероидов прятались два корабля. Реакторы у них были приглушены, и пользовались они только пассивными сканерами, так что ни наши сканеры, ни сканеры других наших кораблей их не обнаружили. А вот я обнаружил. По скоплению людей. В одном месте было пятьдесят три человека, в другом – восемь. Как сказал капитан, крейсер и транспорт. Ну правильно – крейсер останавливает торговца и берет на абордаж, а транспорт вывозит весь хабар. Но на нас напасть они конечно же не решились. Все, что я видел, я передавал капитану по мыслесвязи, была такая функция у нейросетей. Конечно, у продвинутых нейросетей. Ну так у нас такие и были. После того как я доложил ему о засаде, он от довольства аж светился. Чуть ли не подпрыгивал от радости. Конечно, приятно, когда твои вложения оправдываются. А он вложился в меня. И не прогадал. Ну что ж, мне тоже надо не прогадать и урвать что-нибудь для себя, любимого. Правда, мне и так ни в чем не отказывают, капитан для меня даже наложницу арендовал на последнюю декаду. И сам оплатил аренду. Так что жаловаться мне не на что – можно сказать, как сыр в масле катаюсь. Но все-таки надо не зевать.
После того как прибыли в пункт назначения, декаду прождали формирования каравана в обратную сторону. Ну как прождали. Может, кто-то и ждал, а мы отрывались по полной. Я тусовался с абордажниками. Законы на этой станции были не такими суровыми, как на нашей, поэтому несколько кабаков за эту декаду мы разнести успели. Правда, штрафов заплатили прилично, зато повеселились вволю. Я, правда, после каждого нашего похода по кабакам приходил с синяками на пол-лица, но на это есть медкапсула. Капитан даже выделил мне базу Абордажник третьего ранга и обязал выучить ее на обратном пути, чтобы, как он сказал, меня не лупили даже дети и я мог за себя постоять. Хотя присматривали за мной ребята довольно плотно и жизни моей ничто не угрожало. Так что на обратном пути я не только выполнял обязанности инженера корабля, но и учил базу и тренировался вместе с абордажниками. Хорт обязанности инженера корабля полностью переложил на меня, а сам только присматривал и иногда подсказывал. Хотя, признаться, делать инженеру в таком походе практически нечего. Если возникали какие-то неполадки, то с ними справлялись и техники. Следил за состоянием корабля искин, так что о всех неполадках мы узнавали всегда вовремя. Основная работа инженера начиналась во время боя, когда необходимо было принимать мгновенные и, главное, правильные решения по ремонту выходящего из строя оборудования, но это постигалось только с опытом. Ну и после боя, конечно, когда приходилось ремонтировать побитый корабль. Как это пришлось делать Хорту в нашей, Солнечной, системе после боя с аратанцами. Вот для этого и необходим на корабле инженер.
После возвращения на нашу станцию мне пришлось поднапрячься – ведь нужно было выучить базу Боевая Медицина и следить за состоянием корабля. А работы на корабле всегда хватало. Так что учиться приходилось урывками, в основном по ночам. Я даже отказался от наложницы. Не было времени даже сходить прогуляться по станции. Хотя делать мне там было особо-то и нечего. Покупать мне ничего в общем-то было не нужно – ведь к моим услугам были склады корабля и дока. Я, конечно, особо-то не наглел, но парочку инженерных комбинезонов себе подобрал. Нашел на складе в неразобранных трофеях неплохой коммуникатор, который мог работать и как считыватель, и теперь я мог загружать себе базы знаний не только через медкапсулу, но и через коммуникатор. Конечно, учить базы без разгона, в фоновом режиме, довольно долго, но ведь не всегда у меня будет возможность воспользоваться медкапсулой. А учиться надо. В Содружестве без этого никак. Тут учатся всю жизнь, если конечно же хотят чего-нибудь добиться. А я хотел. Десять лет рано или поздно закончатся, и мне придется думать и заботиться о себе самостоятельно. Хотя я не думаю, что решу покинуть команду – меня здесь все устраивает, – но мало ли как жизнь повернется.
Еще подобрал себе шокер. Как с ним обращаться, я теперь знал. Да, я теперь мог обращаться с любым оружием – от легкого стрелкового до тяжелого. После изучения базы Абордажник я очень много знал и умел. Конечно, любой наш абордажник мог заломать меня в один момент, ну так я себя с ними и не равнял. Все-таки они все прошли службу в ВКС империи – кто по десять лет, а кто и больше. Минимальный контракт на службу в ВКС составляет именно десять лет. А некоторые прошли и два, и три контракта. Но я с ними постоянно тренировался, так что года через три-четыре я тоже буду что-то собой представлять, а пока у меня в основном только теория. Ну да и ладно – на абордаж я ходить не собираюсь, а постоять за себя теперь и в самом деле могу.
Наконец пригнали наш новый корабль. Хорт его чуть ли не облизывал. Мы с ним облазили его сверху донизу. Кое-что пришлось переделывать, кое-что ремонтировать, но в основном корабль был готов к службе.
– Эх, нам бы этого красавца в том бою с аратанцем – мы бы его вдвоем мгновенно раздолбали, и не пришлось бы удирать, а то стыдно на старости лет бегать, – ходил и бурчал Хорт.
В док привезли еще один жилой модуль, и в него стал заселяться экипаж нового корабля.
А вечером всех офицеров собрал капитан.
– Я получил контракт. Работа та же, что и прошлый раз, – аратанская археологическая экспедиция в диком космосе.
– Ты что, Дэр, это подстава. Нас там наверняка будут ждать.
– Конечно будут. Но они будут ждать один легкий крейсер – придут два, и очень-очень кусачих. И потом, второй корабль нам продали именно для этой цели. И платят теперь не шесть, а пятнадцать миллионов. Да и есть у нас еще кое-какие козыри, так что этому аратанскому тяжу я не позавидую. Короче, завтра день на подготовку, послезавтра с утра выходим. Расходимся, а ты, Ник, останься.
Когда все вышли, он спросил:
– У тебя какие изменения есть? Может, что-то новое появилось?
– Нет, ничего нового. Что есть, то и есть.
– Ну, и это неплохо. Вернемся – свяжусь с друзьями, может, они достанут к тому времени для тебя базу. У тебя сейчас какой показатель ментоактивности?
– Перед установкой артефакта было Д-шесть, а сколько сейчас – хрен его знает, капсула моей ментоактивности вообще не видит.
– А как же теперь определять уровень ментоактивности?
– А никак. На глаз.
– А чего Гэл мне ничего не говорит?
– Боится, наверное.
– Правильно боится. Вот ведь раздолбаи – учудили так учудили.
Ага, мы учудили, а он просто рядом стоял. Ну, как всегда и везде – начальство белое и пушистое, а виноваты во всем бестолковые подчиненные.
– Так, ладно, что вышло, то и вышло. По походу. У нас будет пять прыжков на максимальное расстояние. В системах не задерживаемся – разгоняемся и сразу прыгаем. При входе в систему сразу осматриваешься и, если что заметишь, сообщаешь мне по мыслесвязи, как прошлый раз.
– Понял.
– Ну, раз понял, то иди собирайся.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

bezil777
плохо работает ваш сайт.у меня он добавлен в белый список на адблок и все равно не лает пользоваться ни читалкой ни скачивать.