Книга: Близнецы и Сгоревший Замок
Назад: Глава IL Тайныйящик
Дальше: Глава ILII Юрис Бодниекс

Глава ILI
Врут шпионские фильмы!

А она сидела тем временем под столом. Конечно, Ольге хотелось бы найти себе какое-то сверхнадежное потайное местечко. Да где ж такое найдешь? Ведь это была просто комната, хотя и большая, хотя и с камином, однако просто комната. Тут Ольга на одно могла рассчитывать: что ее не будут искать. Ведь она… убежала, с улицы помахала конвертом — кого же искать?
Но «убежал», как вы понимаете, Олег, одетый в такую же одежду… И конверт в его руке был не тот, а лишь точно такой же — Стариканди его купил на той же самой почте.
Ольга же осталась в доме Голубчика.
На столе была постелена скатерть — тяжелая, парчовая или какая-то там еще, Ольга не очень разбиралась в таких тканях. Но главное, что скатерть эта опускалась почти до самого пола. Нет, там были, к сожалению, прогалы. И если б кто-то решил встать на колени и заглянуть под стол, то сразу же заметил бы сидящую там девчонку. Но кому придет в голову искать… раз «девчонка убежала»?
Еще какое-то время Ольга боялась, что в доме есть животное — собака или кошка. Она обязательно бы учуяла пришелицу и как-нибудь дала бы знать хозяину.
Да только у такого «хозяина» не было в доме ни собак, ни кошек!
И все равно Ольга сидела, конечно, ни жива ни мертва. Уж не говоря о том, что ее могли заметить в любую секунду, она волновалась, что там дома будут думать.
Когда Ольга задумывала свою… авантюру, она надеялась, что Голубчик в конце концов выйдет из комнаты — по делам или хотя бы в туалет. И она за это время — оп-ля-ля, «до свидания, зверики», как говорится в той детской книжке.
Но Голубчик не уходил! Он сидел у камина, ругался, пил водку и пиво, брал руками закуску со столика на колесах, который ему прикатила какая-то девица. Голубчик без конца звонил по мобильному, ему звонили. И во время этих разговоров Ольга узнала много всего «интересного». Наверное, тут очень не помешал бы магнитофон. Хотя она и так все запомнила — что могло пригодиться против этого типа.
Время шло, а он все сидел у камина, злился и пил. А Ольге приходилось сидеть без малейшего движения, словно она вещь какая… пылесос или электрополотер, которые обычно прячут под стол. Так сидеть устаешь даже больше, чем если бы бегала без передышки!
— Давай-ка, слетай к Стариканди, — услышала Ольга примерно через полчаса после того, как это все случилось. — Не он ли мне все это удружил?..
Подозрения тут были вполне уместны. Действительно, почему Димка сам не позвонил, почему дал Голубчиков номер «Лиде»?
Но Ольга уже знала, чем закончится эта история. Везде, куда бы ни кинулись посланные Голубчиком шпики, им будут говорить, что Димка два дня назад уехал к тетке в деревню, за картошкой… Ольга сама предложила, чтоб он куда-то исчез под благовидным предлогом… Например, как будто ногу подвихнул и лежит в какой-то сельской больнице. Но Стариканди сказал, что придумывать болезни — плохая примета. Пусть лучше он к тетке за картошкой…
— Так они же у матери спросят, в какой деревне твоя тетка. — сказала Ольга.
— Да она не знает. — Стариканди махнул рукой. — Она вообще ни фига не знает!
И Ольга догадалась, какая у Димки была мать — пьяница дремучая…
Но, так или иначе, Стариков оказался «отмазан»: в этом деле он участия, выходило, не принимал. Ольга могла бы этого не делать. Но просто ей было жаль нескладного мафиозника.
Под столом у Ольги вскоре стемнело, она даже не могла посмотреть на часы. А Голубчик все сидел, все пил, все разговаривал… Ну ничего себе человек времечко проводит! Один раз Ольга услышала его храп. Высунулась было из-под скатерти. Голубчик действительно спал. И сейчас, быть может, возник единственный момент убраться отсюда живой.
Но ведь она ничего не сделала. Она только сидела тут, в своей конуре, как последняя дура. Нет, не для того она так рисковала, не для того с презрением обзывала Стариканди, когда тот начинал трусить!
Неужели я останусь тут надолго? И с отчаянием поняла, что да, останется. До победного конца.
Или до полного поражения!
Кстати, она правильно сделала, что не сбежала тогда: она бы элементарно не успела — Голубчик проснулся через каких-нибудь минуты три. Проснулся и спросонья хрипло вскрикнул:
— А?! Чего-чего?..
И потом Ольга услышала, как он жадно пьет фанту… Здесь у них было полное совпадение вкусов: Ольга тоже любила эту водичку…
Когда она уже окончательно утратила всякое мужество, Голубчик вдруг заорал:
— Эй! Эй!
И велел вбежавшей «дружине» вести себя спать. Она не верила своему счастью. Когда же починенную дверь закрыли и заперли, еще какое-то время сидела под столом, только позволила себе подвигать руками и ногами, покрутить головой…
Но никто больше входить сюда не собирался. И тогда Ольга выползла из своего логова. Страшно было до ужаса! Наконец она могла посмотреть на часы… не на свои, ручные, потому что в комнате была темнота, а на огромные напольные часы, которые, словно дежурный солдат, стояли в углу и очень медленно тикали.
Ольга кое-как рассмотрела, чего там показывали их полукилограммовые стрелки, и буквально ужаснулась: было уже половина двенадцатого ночи!
Конечно, она заранее продумала, что Олежка должен будет сказать родителям про ее отсутствие… Но не до полдвенадцатого же!
По легенде, она якобы «задерживалась у Лиды». Теперь, выходит, она там вообще ночует — так, что ли?.. Этого, конечно, никакие родители не вынесут. И тут же поймут, что дело нечисто, причем сильно нечисто!
Но что уж теперь? И она приступила к самой ужасной части своего ужасного плана.
Когда Ольга решила спрятаться, устроив катавасию с телефонным звонком, она вообще-то надеялась именно на то, что Голубчик кинется проверять, не пропало ли еще что-то в его секретном месте… Так и получилось! И теперь она это место знала.
Но только, увы, не подумала, что тайные ящички просто так не открываются. Она видела в щелку, как Голубчик отодвигал картину. Но чего он там делал…
Впрочем, что ей еще оставалось — только искать и рисковать!
Стала водить пальцами по стене… Нету ничего!
Да что это такое?.. Все равно же ты должна найти! Очень бы сейчас не помешал фонарик или хотя бы крохотное спичечное пламя. Но об этом и думать было нечего.
Еще раз проползла пальцами влево, вправо, вниз… Оп-ля! Недаром бабушка говорила, что у нее чуткие пальцы. Ущупала бугорок. Он мог быть и случайностью, но когда Ольга надавила на него, бугорок сделался ямкой! Ура!
И тут же ледяной страх схватил ее за сердце: не в одном, наверное, десятке шпионских фильмов она видела, как кто-то открывает чужой сейф и сейчас же по всему дому раздается дикий вой сирены. Ольга даже присела невольно… Секунда проплыла над нею — огромная, словно галапагосская черепаха. Никакого звона и грохота не раздалось. Но и никакого ящичка не появилось… Значит, все-таки случайность… А сама надавила еще раз, еще раз.
Отворись же ты, в конце-то концов, сезам! Некогда мне с тобой в сказки играть!
И вот из стены выехал ящик. Ольга чуть не подпрыгнула от радости. Еще бы: первый вражеский сейф в своей жизни обнаружила!
И тут же совершенно забыла про сирену.
Опустила руку в ящик. Там было много всяких бумажек. Разбираться некогда и невозможно. Выгребла все. На цыпочках подбежала к окну, раскрыла его… И тут сомнения остановили ее. В свете далекого уличного фонаря стала перебирать свою добычу. Так и есть — она нечаянно схватила деньги.
Эх, совсем не надо бы ей возвращаться, совсем не надо, а все ж отделила деньги от бумаг, вернулась, снова проделала все эти фокусы с бугорком, положила деньги на место.
Вот теперь другое дело!
Остальное сунула за пазуху…
Назад: Глава IL Тайныйящик
Дальше: Глава ILII Юрис Бодниекс