Книга: Близнецы и Сгоревший Замок
Назад: Глава XXXIX Жизнь и… Смерть!
Дальше: Глава ILI Врут шпионские фильмы!

Глава IL
Тайныйящик

— Ты чего тут запрыгала, как блоха под кайфом? — спросил Голубчик сурово. А Ольге же ничего не оставалось, только продолжать свою игру и ждать, когда у Голубчика в кармане запиликает телефон. Однако он не пиликал!
— Я не могу это, вы понимаете, не могу! — пробормотала Ольга точно таким же голосом, каким недавно Лида говорила, что не пойдет к Голубчику. — Я не могу за отцом подслушивать!
— Дура! — сказал Голубчик душевно. — Ты пошевели рогами, тут ничего страшного не случится. Просто кое-кто будет кое-что знать про твоего папана. Нельзя же ему одному драть столько фанеры, надо делиться!
Ольга хлопала глазами. Откуда ей было знать, что «шевелить рогами» — это значит соображать, а «фанера» значит деньги.
Голубчик увидел ее недоумение, расхохотался:
— Ох, тебя еще надо много-много стирать и в кадке полоскать, пока ты умницей станешь…
И тут наконец у него во внутреннем кармане зателебомкало. Много Ольге понадобилось сил, чтобы не вздрогнуть, не напрячься. Вообще — не выдать себя.
— Кто там? — спросил Голубчик неприветливо, как он всегда начинал телефонные разговоры.
— Это из пожарной охраны, — раздался в трубке мальчишеский голос. — У вас в соседней комнате горит!
— Шо ты мелешь? — сказал Голубчик хрипло. — Ты кто есть, лох?!
И тут Ольга поняла: что-то не так, и, значит, ей надо самой действовать. Через всю эту большую комнату с камином она побежала к двери:
— Пожар! Там пожар!
— Да что за оперный театр? — Голубчик шагнул в дверной проем.
И тут же двери за ним захлопнулись… Ну да, на каждой двери у него в каждую комнату были замки. А в эту особенно… Только ими редко пользовались. Они существовали скорее на всякий случай. И сейчас Голубчик оказался перед запертой дверью!
— Открой, дура! — взревел этот совсем не маленький, а, наоборот, весьма могучий дядя.
И жахнул плечом в дверь. Но и двери были сделаны очень надежно. Голубчик ударил снова. Никакого эффекта.
— Эй, ко мне! Ко мне, падлы! — И далее он прокричал еще много всяких слов.
На эти вопли прибежали, стали бить в дверь чем попало. Наконец по приказу Голубчика кто-то явился с охотничьим ружьем, заряженным жаканами на медведя.
Голубчику совсем не хотелось этого делать. Но дверь по-иному не желала подчиняться. Он вырвал ружье, сам приставил его к тому месту, где стальной язык от замка входил в стену. Подумал: «А вдруг?..» Потому что ведь там была дочка миллиардера.
— Отойди, стерва! Стреляю!
И шарахнул из двух стволов. Тут же стоящие рядом амбалы доделали то, что не смогли сделать свинцовые кругляши.
Они ворвались в комнату и увидели… что там пусто!
А вот окно раскрыто!
Отталкивая своих прислужников, а это были все крепкие ребята лет по пятнадцать-шестнадцать, так что амбалами они были еще не совсем, только наполовину, он подлетел к окну. А его будущая команда — что там говорить, достаточно наглые и дерзкие парни: когда требовалось, они запросто могли отделать и взрослого человека, не то что девчонку, — стояла в сторонке.
Они столкнулись с чем-то необычным и потому растерялись. Признаться, и сам их предводитель не мог взять в толк, что же произошло, чего вообще хотела эта пигалица.
И вдруг он понял все. Внизу, под открытым окном, стояла эта самая девчонка — в своем пальто дурацком и в дурацкой кепке. Увидела, что он смотрит на нее, и нагло так помахала конвертом… Голубчик сразу узнал его: это был тот самый конверт с негативами, который ему принес Стариков Димон, — дочка Берестова-миллиардера общается с наркокурьером. Негативчик удачный еще и потому, что этого «коняку» прихватили, захомутали, дали срок. Так что картинка была, можно сказать, бесценной!
Но как эта Берестова могла ее найти? Непредставимо, так ее, перетак! О потайном месте, где лежал конверт и еще много кое-чего, знал только он сам, Голубчик!
Вот хреновина с морковиной!
Берестова помахала ему конвертом и зажигалкой, а потом пропала во дворе большого дома напротив… Преследовать ее не имело смысла. Но Голубчика сейчас волновало другое.
— А ну-ка вон отсюда все! — гаркнул пахан. Его солдаты не привыкли задавать вопросы, они привыкли подчиняться беспрекословно.
— Станешь с той стороны спиной к двери! — Голубчик ткнул пальцем в грудь одного из своих полу амбалов.
Едва оставшись один, бандюк приподнял картину, висящую над каминной доской, нажал трижды на только ему одному известную кнопку. Открылся тайник — как будто бы небольшой, но в то же время достаточно вместительный ящичек. Голубчик сразу увидел, что в нем ничего не тронуто — все буквально на месте! Вот среди прочего он увидел и… тот самый конверт… Который он только что видел в руках у девчонки!
Что за хренотень?!
Голубчик закрыл тайный ящик, поправил картину… что же это все могло значить?.. Каким-то образом его кинули, но каким?
Назад: Глава XXXIX Жизнь и… Смерть!
Дальше: Глава ILI Врут шпионские фильмы!