Книга: Близнецы и Сгоревший Замок
Назад: Глава IX Фокус
Дальше: Глава XI Колдун и его внуки

Глава X
«Алька!»

После представления Лида явилась за кулисы, как они и договаривались. — Слушай, я просто в потрясе! Как это у тебя получается?
— Ну-у, — ответил Олег, улыбаясь, — тренировка. В школу могу вставать за две минуты до звонка — все успеваю.
Это, по правде говоря, была не его шутка, а бабушки Томы, однако сейчас она пригодилась.
— Нет, правда, расскажи!
И в Лидиных глазах Олег увидел такое, за что готов был рассказать их фамильный цирковой секрет немедленно.
Вообще-то, как вы понимаете, секреты фокусов рассказывать нельзя. От этого проигрывает не только фокусник, но и тот, которому секрет рассказали. Сразу зрителю становится до ужаса неинтересно и скучно.
— Фу, какая лажа, — он говорит. — Все ваши чудеса — вранье!
Однако здесь был особый случай. И таких «особых» в каждом городе бывало по одному или по два — для своих друзей… Счастье, что их фокус имел смешную, неожиданную и приятную «подкладку».
— Ну, что же ты? — воскликнула Лида нетерпеливо. — Рассказывай!
И крепко взяла его за руки… Честно говоря, Олегу не совсем понравился этот ее голос — слишком решительный. Но ведь Лида вообще так говорила… И не очень понравилось, как она его взяла за руки — потому что уже знала: после этого он ей отказать не сумеет.
Хотя, быть может, Лида сама хотела дотронуться до его пальцев: ведь она только что видела его на сцене и видела, как ему хлопал целый зал народа.
— Я не могу рассказать, — произнес он, стараясь быть спокойным. — Пойдем к нам домой, я тебе… покажу.
— Это обязательно?
Олег лишь развел руками.
— Хорошо! — Она кивнула решительно. — Тогда… одну минуточку.
И далее Лида вынула из кармана… трубку мобильного телефона! Согласитесь, такое увидеть у двенадцатилетней девочки — тоже на уровне фокуса Игоря Кио или какого-нибудь такого же мастера.
Олег с большим трудом отвел глаза, удержался от… в общем-то, глупых, «девчоночьих» вопросов: мол, откуда это у тебя да сколько оно стоит…
Лида Берестова между тем быстро набрала номер из пяти цифр, какие были у них в городе. Сказала обычным своим дикторским голосом, только, может быть, несколько более холодно, чем обычно:
— Это я… Далее по схеме два! И разъединилась.
Просто невероятно, каким чудом Олег опять удержался, чтобы не спросить: «А он у тебя… настоящий?» Вместо этого Олег сказал:
— Сейчас я родителей только предупрежу и переоденусь… Хочешь, я тебя пока в буфет отведу?
В буфете Лида спросила апельсиновый сок и мороженое. И очень удивилась, когда им это дали без всяких денег. Улыбнулась недоверчиво:
— Опять фокус?
Буфетчик дядя Иван, который — это Олегу уже было известно — прилично обсчитывал клиентов, сейчас сыграл очень хорошо.
— А дело в том, — он сказал, — что у Олега шапка такая особая. Ею по стойке шлепнешь: «Заплачено?» — и бармен сразу говорит: «Заплачено!»
На самом же деле здесь было заведено, что артисты все брали в буфете под запись, а в конце гастролей расплачивались. Это было выгодно и буфету, потому что он начислял за это какие-то там проценты, и артистам, у которых частенько не бывало денег расплатиться. А в конце гастролей, когда делался окончательный расчет, все оказывались богатыми… на некоторое время.
— У нас такие шапочки, кстати, продаются, — продолжал острить дядя Иван, — и стоят не сказать чтобы очень большие деньги…
— Страшно интересно, — ответила Лида чуть холодновато. — Я про такую форму обслуживания" уже где-то читала!
— Неужели?! — Буфетчик засмеялся.
Олег махнул им рукой и побежал переодеваться, а главное — предупредить сестрицу, чтоб она была готова его поддержать… В том, что дома будет хороший обед, Олег не сомневался. Ведь сегодня они дали первое представление в этом новом цирке. Значит, обязательно пригласят директора. И кого-то из труппы, — в общем, всех старых друзей.
Он прибежал в буфет ровно через десять минут. Лида как раз справилась-с мороженым и отпила немного сока, отодвинув стакан в сторону.
— Что же сок, не понравился? — спросил дядя Иван.
— Несвежий.
— Ну… тут, конечно, не Африка, — сказал буфетчик с чуть наигранной обидой, — но лучшего в городе ты, пожалуй, не сыщешь!
— Сыщу! — ответила Лида. И, не взглянув на буфетчика, поднялась.
Олега опять резанула эта ее надменность. Но и опять он пропустил все мимо ушей, потому что… да потому что — сами понимаете: Лида ему очень нравилась!
— Мы живем на улице Оранжерейной, — сказал Олег, когда они вышли на улицу. — Родители, к сожалению, уже уехали — на машине, они меня не могли ждать. Да мы бы и не уместились там… В общем, тут автобус за углом. Минут пятнадцать езды, а потом пешочком немного…
— Автобус? — переспросила Лида, словно ей предлагали проехаться на кенгуру. — Здорово!
Олег не совсем понял, что ее так удивило… Хотя мог бы и догадаться: ведь он уже видел Лидин сотовый телефон!
Они стояли на автобусной остановке, им было интересно друг с другом. Олегу — рядом с красивой и какой-то необычной девочкой, а ей — рядом с настоящим артистом, который сегодня фокус показал непредставимый. А потом, без всяких фокусов, сделал сальто со вставшего на дыбы коня-пони. А позавчера дрался за нее с тремя бандитами, от любого из которых ее обычные знакомые драпали бы без оглядки.
Тут как раз — легки на помине — и появились ее «обычные знакомые». Вдруг перед Олегом и Лидой остановился… нет, не автобус, а джип японский. Олег только однажды ездил на таком, и у него остались от той поездки самые прекрасные воспоминания.
— Госпожа Берестова, — произнесли из раскрывшегося окошка, — вы что тут стоите?
Было заметно, что Лида смутилась. Однако быстро взяла себя в руки:
— Я всегда делаю то, что хочу! Это тебе понятно?
— Да пожалуйста, — отозвался тот, что сидел в машине, — парень лет пятнадцати. Он и сам теперь выглядел смущенно. — Я просто хотел тебя спросить… Может, подвезти куда?..
— Сейчас, — холодно бросила Лида. И потом обратилась к Олегу, уже совсем иным тоном: — Может, нас правда на машине подвезут?
Олегу хотелось проехаться. Однако он не был уверен, что Оля все там уже успела приготовить.
— Нет, знаешь, неохота… в другой раз, — Он дружелюбно посмотрел на парня, сидящего в джипе рядом с водителем.
— Нет! — бросила Лида.
Тогда этот мальчишка из джипа почти крикнул водителю:
— Чего стоишь-то, дупель?.. Трогай! Сто раз, что ль, говорить надо!
Шофер, здоровый дядя лет двадцати пяти, даже с наколкой на правой кисти — синим сердечком и буквой В внутри, — никак не отреагировал на эти довольно грубые слова, только перевел скорость с нейтральной на «вперед» и нажал на газ. Олег вопросительно посмотрел на Лиду, та лишь махнула рукой: дескать, не обращай внимания!
А тут и автобус подошел. Они сели у окна, стали разговаривать… Когда Лида была только с ним, не общалась по телефону, не общалась с буфетчиком или с каким-нибудь непонятным мальчишкой, который отдавал приказания взрослому шоферу, она была очень симпатичной и милой, умела пошутить, рассказать интересное.
Показала на неказистое здание, стоявшее на углу какой-то улицы:
— Это бывшая почта!
— Почта? — несколько растерянно переспросил Олег.
— Ну, в смысле: «Когда я на почте служил ямщиком…» Доказано, что здесь Пушкин останавливался, когда ехал в Михайловское.
— Здорово!
— У Чашкина, кстати, вообще очень интересная история. Я тебе много всего могу рассказать… Ты здесь надолго останешься?
— Не знаю! — ответил Олег с искренним сожалением. — Наверно, не очень…
И они обменялись такими красноречивыми взглядами, что и говорить ничего не надо. Сердце у Олега сжалось прекрасно и больно, несколько минут он вообще не мог говорить. Лида смотрела на него и улыбалась… Бывает, девчонки улыбаются вам с таким, знаете ли, превосходством: дескать, попался, голубь, в мои когти, теперь не вырвешься!
Но Лида улыбалась совсем не так. Просто была рада, что они рядом, что они вместе, что они… подружились!
Это последнее слово вообще-то не совсем подходило для их отношений. Но лучше уж его говорить — и вслух, и про себя, а не что-нибудь там излишне взрослое, как любят теперь многие семиклассники или восьмиклассники.
— Слушай, Алька, — вдруг сказала Лида, — а мы случайно не проехали?
Он глянул в окно… Это было в нем с самого раннего детства: он всегда точно и с первого взгляда запоминал дорогу. И теперь увидел, что точно — они проехали! Однако не мог произнести ни слова, потому что в его ушах продолжало звучать это: «Алька». Так его еще никогда не называли! И таким голосом…
А Лида словно бы и сама испугалась, что так сказала… нежно. И тут же сменила тон, кинула насмешливо:
— Что же ты, богатырь такой, а дороги не помнишь!
— Да я как раз не богатырь…
— Почему же? Выезжал в таких латах…
Олег готов был начать рассказывать, но вовремя остановился — не хотел так глупо выдавать секрет. Только рукой махнул… Они выскочили из автобуса и, как-то само собой взявшись за руки, побежали к Оранжерейной, которая действительно осталась сзади.
В общем-то, получилось только лучше — лишние минуты побыть наедине, и пробежаться вот так, и на ходу посмотреть друг другу в глаза… Все это было очень здорово. И казалось Олегу — так будет длиться вечно, то есть всю оставшуюся жизнь!
Назад: Глава IX Фокус
Дальше: Глава XI Колдун и его внуки